Все новости
Редакционный материал
Протест в самоизоляции.

Что делать российской оппозиции во время и после пандемии коронавируса

Глава Роспотребнадзора Анна Попова обозначила три этапа снятия ограничительных мер, введенных в России из-за коронавируса. По ее словам, запрет на массовые мероприятия отменят в последнюю очередь. Это значит, что российская оппозиция на долгий срок лишилась самого мощного инструмента давления на власть — митингов. «Сноб» спросил у оппозиционеров, как они собираются работать со своими сторонниками, может ли интернет заменить «улицу» и выльется ли недовольство граждан действиями государства в массовые протестные акции
8 мая 2020 14:30
Коллаж: Сноб

Борис Вишневский, депутат петербургского Заксобрания, партия «Яблоко»:

На мой взгляд, оппозиция сейчас должна сконцентрироваться на двух формах деятельности — формулировании альтернативных предложений, например, «что делать?», «как защитить людей и экономику?» и оказании конкретной помощи тем, кто в ней больше всех нуждается, в особенности врачам, медсестрам, санитаркам. Этим сейчас занято «Яблоко» в Санкт-Петербурге. Уже ровно месяц мы ведем проект — собираем деньги, ищем и закупаем средства индивидуальной защиты (СИЗ): маски, халаты, шапочки, костюмы, очки, бахилы. За месяц мы собрали почти полтора миллиона рублей — эти деньги пошли на СИЗы для медиков. Я считаю, что это сейчас важнее, чем любая другая протестная активность. Кроме того, мы выдвигаем различные инициативы. Например, наша партия приняла антикризисный план «Защитить экономику и людей». Мы первыми предложили прямые выплаты гражданам, уже после нас с такими же идеями выступили экономисты, Гудков, Навальный и другие. Мы были бы благодарны, если бы они ссылались на нас, но и такая форма пропаганды наших идей неплоха. 

К сожалению, только небольшая часть наших идей сейчас реализовывается. Правда, недавно власти приняли решение заморозить стройку здания Верховного суда в Санкт-Петербурге, будем надеяться, что надолго. Мы этого добивались много лет.

Несмотря на коронавирус, оппозиционеры поддерживают контакты друг с другом. Недавно внесли местный проект-постановление об объявлении амнистии. Под ним подписались депутаты из разных оппозиционных фракций в городском парламенте: «Яблока», Партии роста, «Справедливой России», Коммунистической партии.

Дмитрий Гудков, председатель Партии перемен:

Мы, конечно, сейчас должны выбирать меньшее зло. Можно просто не участвовать ни в чем под лозунгом «все равно бесполезно». И правда, ну кого во власти напугает онлайн-митинг? Митинг бывает либо на улице, и тогда вопрос, кого больше — космонавтов (росгвардейцев. — Прим.ред.) или граждан, — или нигде. Как ни называй, как ни пытайся сохранить привычные способы борьбы во время эпидемии, все равно понятно: не то. А когда мы это признаем, встает следующий вопрос: так что же лучше — вообще ничего или хоть что-то? И тут я уверен, что сдаться по первому требованию и поднимать лапки кверху нельзя — это было бы слишком легкой победой для власти и слишком большим для нее соблазном устраивать «повышенную готовность» и впредь, в любой опасный для нее момент, а особенно — во время выборов. 

Поэтому — не сдаваться. Петиции — значит, петиции. Встречи в «Зуме», пусть и становящиеся просто перекличкой живых, — значит, встречи в «Зуме». Даже в нынешних условиях можно проводить общественные кампании, хотя и с урезанным функционалом. Например, требовать амнистии. Ясное дело, что пропаганда этого не заметит, но власть — увидит. Они увидят, что мы не исчезли, не умерли, что после пандемии вернемся к борьбе с новыми силами.

Пандемия выдвинула и новую повестку — деньги. Самое чувствительное место власти, ее самое нежное брюшко. Именно с деньгами она не расстанется никогда, и именно в эту точку и нужно бить. Только поправлю: не «дайте денег», а «уйдите, и мы дадим». Вот правильная постановка вопроса. От этого режима помощи ждать не стоит. Объяснять это вполне можно и через интернет. А чем дольше длится «самоизоляция», тем лучше эта мысль доходит до самых до окраин.

Михаил Тимонов, депутат Мосгордумы, партия «Справедливая Россия»:

Когда, как и где будут проходить массовые акции, зависит не от отмены карантина, а от того, насколько плохо в ближайшее время будут жить люди. Мы ведь уже давно видим на московских улицах куда-то бегущих, чем-то занятых людей, пенсионеров и гуляющую группами молодежь, то есть карантин де-факто не соблюдается. Кроме того, нам президент вроде как сказал, что самоизоляцию работодатели оплатят в полном объеме, но на деле это совсем не так. Людям нужно что-то есть, оплачивать услуги ЖКХ, возвращать кредиты, поэтому у нас у всех нет возможности сидеть по домам. Людям приходится идти и зарабатывать деньги любыми путями, честными и нет. Дали бы людям денег — они бы прислушались к требованиям властей и заперлись в своих квартирах.

Москва сейчас находится как бы под анестезией: как только самоизоляция закончится, все поймут, что жрать-то нечего. Я очень боюсь, что тогда мы с вами станем свидетелями «марша пустых кастрюль», на который придут не десять, и даже не сто тысяч человек, а гораздо больше. Кстати, думаю, что если кто-то из политиков попытается этот протест оседлать, у него мало что получится.

Что касается онлайн-митингов, то мне эта идея очень понравилась. Правда, я бы формат доработал. Например, такие мероприятия можно сделать интерактивными: устраивать голосование в чате: принимаем резолюцию или нет? Можно самые интересные вопросы передавать ораторам. Наконец, добавить шум аплодисментов.

Константин Янкаускас, муниципальный депутат московского района Зюзино, незарегистрированная Партия 5 декабря:

Митинги и пикеты — это совсем небольшая часть моей деятельности, хотя, безусловно, очень важная. Без митингов и пикетов невозможно решить многие социальные проблемы, с которыми я сталкиваюсь в самом низу как муниципальный депутат. Основная моя деятельность связана с общением с избирателями и перепиской с органами власти. Проведение собраний по поводу ремонта и состояния домов, благоустройства, мы будем переводить в онлайн, работать дистанционно с помощью социальных сетей и мессенджеров. Я уже стараюсь компенсировать отсутствие личного контакта с избирателями общением в прямом эфире в Instagram и YouTube. В эфир выхожу практически каждый день — пять раз в неделю.

Запрет на митинги и шествия не нейтрализует недовольство действиями властей, люди все равно выйдут митинговать, как это уже случилось во Владикавказе. Тех же москвичей уже не пугают большие штрафы и вероятность административного и даже уголовного дела. Есть общественные настроения, которые власть может подавлять, но не может остановить. Оппозиционные политики лучше, чем власть, реагируют на запросы общества. Вот, например, Навальный запустил очень важную и правильную кампанию «5 шагов для России». Он требует прямой поддержки граждан. Нужно, чтобы такая поддержка исходила от государства. Сейчас только такая политика может снизить градус недовольства.

Подготовил Никита Павлюк-Павлюченко

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кувалдин
Исследование Центра перспективных управленческих решений пытается ответить на вопрос, какие риски для разных общественных групп не учло государство, принимая меры борьбы с распространением эпидемии. Как можно понять, задумалось оно прежде всего о среднестатистическом законопослушном гражданине, хотя общество, хотим мы или нет, устроено несколько сложнее
В девятом выпуске «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы рассказываем о том, как изменилась работа столичных соцслужб из-за коронавируса. Никита Павлюк-Павлюченко узнал у Николая Шабанова из территориального центра социального обслуживания «Ярославский», кто обращается к ним за помощью, как оформить договор на оказание услуг и какие необычные просьбы появились у людей из-за COVID-19. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser
Владислав Иноземцев
 Нынешняя ситуация по сути «обнулила» всю работу несогласных с политическим режимом за предыдущие несколько лет. Если раньше в ее основе была мобилизация сторонников путем их участия в массовых, чаще всего несанкционированных, акциях протеста, с сопротивлением властям, громкими задержаниями и их использованием в пропаганде своих целей и требований, то в условиях карантина такая стратегия становится бессмысленной. Сами недовольные властью, судя по публикации в «Снобе», находятся в полной растерянности, не зная, как изменить формы и методы политической борьбы. Тем не менее выход есть из любого, даже на первый взгляд безвыходного положения