Начать блог на снобе
Все новости

Колонка

Китайский Карфаген: как его разрушить?

12 Мая 2020 10:00

Соединенные Штаты объявили Китай своим главным врагом. Но до сих пор не могут понять, как этого врага победить

«Мы должны рассматривать пандемию не только как войну со смертельным вирусом, но и как информационную войну с Коммунистической партией Китая». Эти слова сенатора Тома Коттона являются лейтмотивом всей глобальной политики Соединенных Штатов по борьбе с последствиями коронавирусной инфекции. Самые опасные последствия вируса, по мнению американцев, не в потерянных жизнях (на сегодняшний день вирус унес почти 300 тысяч человек) и не в исчисляемых триллионами долларов убытках для мировой экономики. Самое опасное последствие в том, что, как говорят некоторые эксперты, пандемия становится «началом китайской эры».

Американцы по собственному опыту знают, как отдельно взятое государство при правильном поведении может по итогам глобальных трагических событий резко усилить свои международные позиции — они это уже проделывали после Первой и Второй мировой войны. Сейчас же настала очередь Китая, который в период глобального бедствия тоже повел себя правильно. Во-первых, китайцы сразу же приняли жесткие меры карантина и сумели с минимальными жертвами (80 тысяч заболевших и 4,5 тысячи погибших) победить эпидемию. Продемонстрировав тем самым миру если уж не преимущество, то, по крайней мере, право на существование китайской авторитарной модели управления в мире либеральных демократий. Теперь критиковать принятые в КНР правила контроля общества будет на порядок сложнее.

Во-вторых, Китай не отвернулся от мира. В то время как США тырят маски у европейских партнеров, Китай помогает более 100 странам бороться с коронавирусом. Активно на этом зарабатывая — и не только в плане репутационных дивидендов. Так, Пекин заключил договор с Эр-Риядом (ближайшим, между прочим, союзником США на Ближнем Востоке) на поставки медицинского оборудования и консультационные услуги стоимостью в 265 миллионов долларов. Неудивительно, что многие рассматривают Китай в качестве спасителя и настоящего лидера — а Трампа в лучшем случае как эгоиста, а в худшем как мелочного вора, который обирает союзников в ходе эпидемии. И нынешний хозяин Белого дома (с его-то манией величия), позиционировавший Китай как главную угрозу Соединенным Штатам, не может допустить, чтобы КНР совершила геополитический рывок именно в его президентство.

Фото: AP/TASS

Впрочем, геополитические страхи Трампа — не единственная причина разворачивающейся в США антикитайской кампании. Другими ее мотивами являются внутриполитические страхи. Обычно говорят о страхах самого Трампа — ему же нужно кого-то обвинить в том, что Штаты заняли печальное первое место по количеству заболевших и числу умерших. И он обвиняет Китай. Список претензий колоссальный — начиная от якобы вранья китайских властей по поводу коронавируса и заканчивая зависимостью США от импорта китайских медикаментов. Однако помимо страхов Трампа есть и страх американской элиты — не за итог выборов, а за состояние общества.

Общество находится в состоянии невиданного ранее раздрая, демократический и республиканский электорат радикализировался — свидетельством чему являются последние праймериз, — а сами партии потеряли способность конструктивно работать в Конгрессе. И, как известно, ничего не примиряет лучше, чем общий враг. Но не просто враг — Риму для мобилизации общества нужен именно Карфаген. Традиционный вариант — Россия — не слишком удачный выбор в силу отсутствия у Москвы как глобальных амбиций, так и реальных угроз (сказки о том, что Путин выбрал президентом США Трампа, уже как-то поистрепались). Китай — другое дело. Мощь государства уже давно измеряется не в количестве авианосцев и боеголовок — миром правит экономика и информация, и в обеих этих областях КНР, в том числе и благодаря американскому эгоизму при Трампе, является для США настоящим Карфагеном. Неудивительно, что в вопросе разворачивания глобальной кампании по сдерживанию и обузданию Китая в США фактически двухпартийный консенсус. А вот в выборе методов обуздания консенсуса нет. Идеи в США предлагают разные — и все они пока не совсем эффективны.

Так, американские журналистское, политическое и академическое сообщества обвиняют китайское руководство в сокрытии информации об эпидемии. По словам внешнеполитического советника Байдена Николаса Бернса, «недостаточная открытость Китая является одной из причин того, что остальной мир не смог ответить на эпидемию». Цель проста — доказать всем, что помощь КНР другим странам была не проявлением лидерства, а неуклюжей попыткой исправить собственную ошибку. Однако пока что мировые СМИ, не говоря уже о политиках не аффилированных с США стран, эти обвинения не поддерживают.

Еще один метод — наказание международных организаций, которые поддерживают Китай. Так, в середине апреля США отказались от финансирования Всемирной организации здравоохранения — за ее, как сказал Трамп, «китаецентричность». Таким образом Штаты выстрелили себе в ногу. Они не только помножили на ноль остатки своей международной репутации (в то время, когда весь мир дает деньги ВОЗ, США по политическим причинам прекращают финансирование крупнейшей международной организации в области здравоохранения), но и сыграли в пользу Китая. КНР давно занимается ползучей экспансией в международных институтах. В том числе и в ООН, где китайцы уже возглавляют 4 из 15 специализированных агентств. Китай — второй спонсор организации и первый по числу миротворцев в ооновских миссиях — численность китайского миротворческого корпуса больше, чем у остальных постоянных членов Совбеза, вместе взятых. Теперь же американцы, уходя из ВОЗ, отдают на откуп Китаю и эту организацию.

Есть, впрочем, и более радикальные варианты американского реагирования — но все они являются пересечением «красных линий» и чреваты такими же радикальными китайскими ответами.

Так, Трамп уже говорит о необходимости «выставить счет» Китаю за коронавирус — а конгрессмены предлагают позволить это сделать американским гражданам. Для этого нужно всего лишь снять юридические ограничения на подачу американскими гражданами исков к Китаю в американские суды — ныне действующий Закон об иммунитетах иностранного государства 1976 года позволяет подавать такие иски лишь в исключительных случаях. И в случае положительного решения судей (и отказа КНР платить компенсации за потерю американскими гражданами здоровья и капиталов в ходе эпидемии) можно заняться изъятием китайской собственности. Правда, КНР может ответить на такие экономические шаги — например, продажей американских долгов.

Быть главным врагом сверхдержавы очень накладно. И теперь, когда это переходящее знамя досталось Китаю, можно хоть немного передохнуть

Еще один вариант — изменить позицию по тайваньскому вопросу. Можно не только поблагодарить власти острова, которые победили у себя коронавирус, ведут в интересах США информационную войну против якобы «прокитайского» главы ВОЗ, а также активно помогают другим странам бороться с болезнью, но и усилить позиции тайваньских властей на международной арене. Вплоть до признания их властями суверенного государства. Но тут уже ответом будет не американский дефолт, а китайское вторжение на Тайвань — со всеми вытекающими, выплывающими и вылетающими.

Именно поэтому Штаты призывают другие страны помочь им в деле сдерживания КНР. И не только союзников и сателлитов — их призыв «встать плечом к плечу» обращен и к Москве. Американцы сильно удивляются, почему это Россия не боится растущего Китая. Новый представитель президента США по контролю за вооружениями Маршалл Биллингсли прямо говорит, что Россия должна быть обеспокоена ростом ракетно-ядерного арсенала КНР, в том числе и ракет малого радиуса действия. А значит, должна за ручку привести Китай в формат переговоров о заключении нового договора об ограничении стратегических наступательных вооружений.

В России же на эти просьбы смотрят, мягко говоря, с иронией. И дело даже не в том, что нас веселит немощь американцев. А в том, что Трамп в очередной раз сыграл в пользу Москвы. Конечно, в нашей стране есть отдельные интеллектуалы, которых удовлетворяет сам факт нахождения России в роли «врага номер один» для США — однако российской экономике такая роль приносит одни страдания. Быть главным врагом сверхдержавы очень накладно — и теперь, когда это переходящее знамя досталось Китаю, можно будет хоть немного передохнуть. Насладиться снижением внимания Америки к российским делам (так, новый доклад Комитета по разведке Сената о российском вмешательстве в выборы 2016 года не вызвал всплеска истерии и потуг принять дополнительные санкции), а также понаблюдать за тем, как Штаты будут пытаться сдержать рост Китая. Понаблюдать — и заработать на американо-китайском противостоянии.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

 Нынешняя ситуация по сути «обнулила» всю работу несогласных с политическим режимом за предыдущие несколько лет. Если раньше в ее основе была мобилизация сторонников путем их участия в массовых, чаще всего несанкционированных, акциях протеста, с сопротивлением властям, громкими задержаниями и их использованием в пропаганде своих целей и требований, то в условиях карантина такая стратегия становится бессмысленной. Сами недовольные властью, судя по публикации в «Снобе», находятся в полной растерянности, не зная, как изменить формы и методы политической борьбы. Тем не менее выход есть из любого, даже на первый взгляд безвыходного положения
Более трети россиян планируют снизить траты на алкоголь в ближайшие полгода. Аналитики ожидают спада потребления продуктов, а также сокращения спроса на одежду, обувь и другие категории товаров. Мы спросили участников проекта «Сноб», планируют ли они в ближайшем будущем экономить на алкоголе, одежде и косметике
Спустя 75 лет после капитуляции Германии и прекращения Второй мировой войны на Европейском континенте мир оказался в странной точке и, кажется, еще не до конца понимает ее координаты. В такой ситуации обычно не вспоминают минувшие дни, а готовятся к новым неведомым испытаниям