Все новости
Колонка
Путин за занавесом из китайского шелка.

Почему Америка больше не считает Россию великой державой

12 Мая 2020 12:30
Администрация Дональда Трампа готова разорвать еще один договор с Россией, причем в особо чувствительной для Кремля сфере. Международное влияние и престиж Москвы продолжают неотвратимо таять

Обсуждение главных вопросов ядерного разоружения всего четыре-пять лет назад считалось эксклюзивной темой Кремля и Белого дома. С начала 60-х право решать, сколько раз можно полностью уничтожить нашу планету, имели сначала генеральные секретари ЦК КПСС, а затем президенты России — вместе с президентами Соединенных Штатов.

И вот назначенный недавно специальный представитель Дональда Трампа по вопросам разоружения Маршалл Биллингсли заявляет в интервью газете The Washington Times, что Америка не заинтересована в продлении еще на пять лет российско-американского договора «о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» (более известного как СНВ-3), если к соглашению не присоединится Китай. Биллингсли призвал российское руководство убедить Пекин сесть за стол переговоров. Он высказался категорично: без участия китайцев Соединенные Штаты выйдут из договора, подписанного Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой в 2010 году. Срок его действия истекает совсем скоро — в феврале 2021 года. Биллингсли напомнил, что, по мнению США, Россия не раз нарушала соглашение. Москва, по его словам, больше других заинтересована в присоединении пекинского режима к новому СНВ (читай: должна бояться роста мощи восточного соседа). Ведь китайская программа развития ракетного оружия малой и средней дальности сегодня находится вне международного контроля. Именно в этой сфере вооружений, придуманных для «ограниченной» или «локальной» ядерной войны, идет сегодня главная конкуренция. 

Спецпредставитель президента США прекрасно знает — Владимир Путин, даже если захочет, не сможет уговорить Си Цзиньпина присоединиться к переговорам по СНВ. У него нет для этого ни политических, ни экономических рычагов влияния. Лет 15–20 назад КНР стремилась присоединиться к разного рода международным конвенциям. Это делалось ради поднятия престижа и демонстрации того, что коммунистический режим — responsible stakeholder («ответственный партнер») в системе международного порядка, достойный доверия других государств. Сегодня руководство Китая хочет диктовать миру свои правила. Зачем ему себя ограничивать? А если и ограничивать, то зачем при посредничестве российских младших братьев? 

В Вашингтоне России и Китаю одинаково не доверяют. И договариваться готовы только с обеими странами — либо не договариваться ни с одной из них. Демонстрируя готовность выйти из СНВ-3, Соединенные Штаты дают понять: «Мы не боимся гонки вооружений и уверены, что победим в ней».

Иллюстрация: Wikimedia Commons

Спустя более чем полвека после его обретения в эпоху Хрущева и Кеннеди, Кремль потерял статус единственного партнера, который на равных ведет диалог с США о ядерном разоружении. В сущности, Маршалл Биллингсли от имени американской администрации указал официальной России на ее место среди мировых держав с точки зрения Вашингтона. Оно не то что не первое, но даже не второе. Строго говоря, если бы не статус постоянного члена Совета Безопасности ООН, в глазах американцев оно бы едва ли было даже третьим. Причем по целому ряду показателей. Упомяну лишь один: с  номинальным ВВП, равным южнокорейскому и лишь немногим превышающим испанский, зато в почти в десять раз меньше китайского, Российская Федерация занимает одиннадцатую строчку в мировом «хит-параде» экономической мощи. Это, как ни крути, имеет огромное значение, если страна хочет быть глобальным игроком не только в бреднях участников «ток-шоу» Соловьева и Норкина, а в реальности. 

Обитателям Кремля, а также Смоленской и Арбатской площадей должно быть особенно обидно то, что при Трампе американцы, похоже, перестали считать их особенно опасными. Это всегда льстило самолюбию российского начальства. Начиная с «броска на Приштину», московская «элита» страшно кичилась своей непредсказуемостью и кажущейся крутизной, когда отбирала у Грузии Абхазию и Южную Осетию, а у шокированных украинцев Крым, отправляла МИГи и группу Вагнера в Сирию или «заказывала» для очередного лондонского эмигранта радиоактивный чай. 

Теперь США готовы к новой «холодной войне» с Китаем, которая, скорее всего, станет главным содержанием мировой политики в ближайшие несколько десятков лет. Они сколачивают глобальную коалицию по «сдерживанию» Пекина и почти походя бросают Москве: «Если хотите — присоединяйтесь. Если не хотите, то обойдемся без вас. Будете шалить — дадим по рукам». 

Странно слушать рассуждения московских экспертов о том, что борьба с КНР — предвыборный трюк Трампа с целью отвлечь электорат от пандемии COVID-19, что Вашингтон бессилен перед «мягкой силой» Пекина и, тем более, что Москва каким-то образом погреет руки на противостоянии США и Китая. Эти теории — из той же серии, что и двадцать лет заклинаний «внуков Молотова — Риббентропа» о неминуемом крахе доллара, гибели Европейского союза под напором мигрантов и неизбежном триумфе многополярного мира. В Москве ошибаются, если предполагают, что в  главном конфликте ХХI века удастся отсидеться в стороне. Не удастся — особенно если у тебя 4000 километров общей границы с одним из участников противостояния, население в десять, а армия — в два раза меньше, чем у него, плюс как минимум две твои госкомпании должны ему же не один миллиард долларов. Собственно, нынешний российский режим, давно исходящий из своих, «режимных», а не реальных национальных интересов, уже сделал свой выбор — стать младшим партнером режима китайского. Признаваться в этом публично в Москве пока стесняются. Но другим, похоже, стесняться уже нечего. Да и незачем. Далее — занавес. Похоже, из китайского шелка.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Sergey Bogatyrev

Дорогой Товарищ Константин, 

Ваше сочинение прочёл с большим интересом.

Предлагаю посмотреть на обозначенную Проблему с такой стороны:

1. В истории США все войны были победоносными, исключая войну с Вьетнамом.

Но ее в расчёт можно не брать - дело давно было. 

Да и что за страна такая - Вьетнам? Скорее - так, Вьетнамишко. С мизерным размером ВВП. А раз мераться им нечем, то и с глаз американских долой и из сердца американского вон.

2. В Истории России войны заканчивались по-разному. В Последней Великой Войне Победа досталась России Великой Же Кровью. И то лишь потому, что бились мы за Своё Кровное. Будь по-другому - вели бы мы с Вами Сей Разговор на Языке Ваших Великих Предков; может, на "хох", а может, и на "фолькс" - мы с Вами Люди Простые.

Вот и получается, Дорогой Товарищ Константин, что прекращение договора выгодно России: можно, например, заняться решением вопросов обустройства жизни внутри страны, как это триста лет делают битые нами Товарищи Шведы и не битые нами, но примкнувшие к ним после Эры Своего Величия Товарищи Голландцы. Размер ВВП у них не ахти какой, но жизнь Вкуснее. А у Товарищей Голландцев даже Дымнее, хотя Мне Лично Ближе Иные Дымы.

Ещё можно Денежки вкладывать в развитие нужных Нашему Российскому Народу Отраслей.

Одна из них - Оборонная. Просто чтобы Дать Достойный Отпор тем, кто позарится на Наше Кровное. Из Любой Части Света.

Заметьте, не Я это предложил: лет Двадцать Пять назад Милые Товарищи Ребята из группы "Манго-Манго" в своей песне про Аквалангистов намекнули о том, что "у нас есть Такие Приборы, но Мы Вам про Них не расскажем".

Так вот, будет договор - будем рассказывать Старшим По Размеру ВВП Товарищам. Не будет Договора - будем молчать. И Связки сохраним, и Нервы.

А Со Временем и ВВП вырастет. Как У Взрослых.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Геворг Мирзаян
Соединенные Штаты объявили Китай своим главным врагом. Но до сих пор не могут понять, как этого врага победить
Михаил Шевчук
Юбилей Победы Россия встречает в странных обстоятельствах — дело не только в отмене визуальных эффектов, но и в том, что сама идея Победы подвергается демонстративной ревизии. Кажется, мы остаемся единственными, кто не заметил, что итоги войны пересмотрены давно и бесповоротно, и не без нашего участия
Максим Блант
Скудные и явно запоздалые меры стимулирования частного бизнеса и отказ от финансовой помощи гражданам ведут к драматическому сокращению спроса в экономике, которое не сможет компенсировать бюджетный сектор — главный приоритет правительства