Начать блог на снобе
Все новости

Колонка

Пора ли хоронить Америку?

Как страна Трампа докатилась до общенационального погрома

3 Июня 2020 12:15

Америка уже больше недели охвачена беспорядками, ставшими самыми массовыми с 1968 года, когда был убит Мартин Лютер Кинг. Уже прозвучали сравнения с «цветной революцией», которая, мол, пришла в дом тех, кто ее сеял по всему миру. Так пора ли «хоронить империю»?

Все началось с инцидента в Миннеаполисе (в штате Миннесота губернатором демократ): местный афроамериканец Джордж Флойд, подозреваемый в попытке расплатиться фальшивым чеком при покупке сигарет, умер во время жесткого задержания полицейскими. Видео попало в интернет и спровоцировало сначала мирные, а затем буйные протесты с поджогами и грабежами магазинов, распространившись на крупные города Востока, Юга и Запада страны. Средний Запад, традиционная вотчина республиканцев, остался в основном не затронутым беспорядками. 

По состоянию на начало недели комендантский час был введен не менее чем в 40 городах Америки, части Национальной гвардии задействованы в 23 штатах, в столицу страны для поддержания порядка Трамп призвал более 200 военнослужащих. Согласие губернатора на это не требуется, поскольку округ Колумбия является федеральной территорией и не входит ни в один из штатов. Впрочем, по закону «О восстании» 1807 года президент имеет право мобилизовать войска для подавления беспорядков и без согласия властей штатов, чем Трамп уже и пригрозил, прежде всего, губернаторам-демократам, которых обвинил в слабости и потворстве мародерам и бандитам. И хотя другим законом — The Posse Comitatus Act, принятым в 1878 году, после Гражданской войны, — запрещено использовать регулярную армию для выполнения полицейских функций (например, для ареста гражданских лиц и отправления правосудия), войска могут быть использованы в чрезвычайных обстоятельствах для поддержания порядка, в том числе минуя Конгресс, именно на основании закона 1807 года. Он, кстати, уже был задействован не раз. В 1950-х годах его вводил в действие президент Эйзенхауэр для проведения в жизнь политики десегрегации, в 1960-х его применяли Джон Кеннеди и Линдон Джонсон — и тоже для обеспечения прав афроамериканцев. В 1992 году закон был введен в действие для подавления расовых беспорядков в Лос-Анджелесе.

Нынешняя ситуация для Америки выглядит особенно драматичной. И не только потому, что страна оказалась под двойным ударом: в результате действия карантинных мер из-за пандемии коронавируса уровень безработицы достиг 40 млн человек, и по доле в работоспособном населении уже побил рекорды Великой депрессии. Однако сегодняшняя Америка еще и жестко расколота на тех, кто является последовательными сторонниками Трампа, и тех, кто его ненавидит, что бы он ни делал и как бы хорошо ни шли дела в экономике (а они до весны шли очень даже хорошо). 

К тому же президент в эти непростые дни оказался пока что совсем не на высоте по части лидерских качеств. Он обрушивался гневными, еще более разжигающими страсти заявлениями в адрес погромщиков и почти беспомощно или отстраненно наблюдающих за этим губернаторов-демократов, и нашел «крайних» в движении «Антифа», которое объявил террористической организацией. Но у него не нашлось слов, направленных на сплочение нации и на поиски мирного выхода из создавшейся ситуации путем решения тех проблем, которые к ней привели. Трамп остался верен себе: вся его политическая карьера была построена на «управляемых конфликтах», он слишком часто играл на том, что, по сути, натравливал одних на других, продавливал свою линию, а не искал компромиссы. Но теперь, похоже, общенациональный конфликт перестает быть управляемым. И его уже нельзя в полной мере считать именно расовым, хотя поводом для взрыва стал очередной полицейский произвол (или, по крайней мере, перегиб) в отношении афроамериканца. Среди мирных протестантов, а также погромщиков полно белых. Так что это не только расовые беспорядки. Это еще и бунт против «Америки Трампа».

Массовые протесты в Миннеаполисе после смерти афроамериканца Джорджа Флойда, США, 28 мая 2020 года Фото: Carlos Barria/REUTERS

Горючей смесью в нем выступают и афроамериканцы, и левые радикалы, и студенческая молодежь, и пребывающая в восторге от лозунгов типа «Оккупируй Уолл-стрит» маргинальная публика, в том числе в меру интеллигентная. Эта пестрая толпа смутьянов и активистов за все хорошее против всего плохого встречает также массовое сочувствие у тех, кто считает, что белые должны непрерывно каяться за десятилетия рабства (а лучше заплатить «компенсацию», причем сейчас и кэшем), отмененного в позапрошлом веке, и сегрегации черных. На этом бесконечно в последнее время спекулируют откровенные «черные расисты». Которых, впрочем, сильно критиковать в Америке не принято. Неполиткорректно. Последние, в свою очередь, опираются на публику типа «восторженной гопоты», поколениями живущей на пособия и продуктовые талоны, застрявшую в нищете, иждивенчестве и невежестве — не способную или не желающую оттуда выбираться. 

Америка, как всякая «империя», стала богата настолько, что могла позволить себе поддерживать десятилетиями хоть и убогий, но вполне сытый и комфортный уровень существования десятков миллионов таких людей, мирясь с растущим социальным неравенством (в том числе за счет размывания среднего класса). С полукриминальными гетто в мегаполисах, с одной стороны, и обожравшимся от сверхприбылей финансовым капиталом — с другой. На весь этот клубок социальных и расовых противоречий наложились раздражение и шок от карантинных мер времен пандемии. Получив свои подачки от государства (1200 долларов «от Трампа», плюс 600 долларов в неделю федерального пособия по безработице, плюс пособие по ней же, но уже от штата), многие прекариаты поняли, что не работать куда выгоднее, чем работать. Правда, куда большие — в десятки, сотни, тысячи раз — средства осели в карманах финансистов и брокеров с Уолл-стрит — отсюда с середины марта такой головокружительный рост фондового рынка, освоившего уже сотни миллиардов долларов ликвидности вопреки крайне прискорбной ситуации в реальной экономике. То есть опять — одним все, а другим почти ничего. Плюс легализованная во многих штатах «травка». Плюс явное подзуживание демократами своего «традиционного электората» (90% афроамериканцев голосуют за Демпартию) и заискивание перед ними вплоть до приказов полиции штатов, где правят демократы, не арестовывать мародеров и погромщиков и не применять к ним жесткие меры. Символично, что недавний претендент на пост президента от демократов сенатор Берни Сандерс фактически выступил в защиту погромщиков, заявив, что, мол, «сверхбогатеи» десятилетиями занимались грабежами и мародерством. Мол, настала пора «справедливости». 

В ответ звучат раскалывающие общество еще сильнее, порой хамские и откровенно тупые, уровня подворотни, «твиты» президента сверхдержавы, который явно оказался неадекватен ситуации. И понеслось. «Замок на холме» местами погрузился в хаос, напоминающий самые дурные варианты «цветных революций», которые сам же Вашингтон сравнительно недавно приветствовал против «авторитарных режимов». А мечты Мартина Лютера Кинга о расовом братстве и равенстве обернулись бесчинствами оскотинившихся гопников, деловито и спокойно, не таясь, грабящих магазины не хуже, чем доведенная до края беднота Венесуэлы.

Уже не первый раз за последние десятилетия поводом для массовых беспорядков стало жесткое обращение полицейских по отношению к афроамериканцам. Даже если, скажем, убийство при задержании было оправданным с точки зрения закона — а такие случаи тоже были, — у толпы свои законы и свое понимание справедливости. 

Обычно при объяснении и оправдании причин таких расовых беспорядков (хотя они, напомню, носят все менее выраженный расовый характер по мере присоединения к ним белых, выступающих под лозунгом «Молчание белых — преступление», подразумевающим замалчивание «полицейского расизма») приводят статистику, согласно которой у афроамериканцев существенно больше шансов стать жертвами полиции, чем у белых. 

Например, с 2013 по 2019 год полиция в США при разных обстоятельствах убила 7666 человек. При этом афроамериканцы, составляющие, по разным оценкам, 12–13% населения страны, имеют в среднем по Америке в 2,5 раза больший риск стать жертвами полиции, чем белые. В той же Миннесоте, откуда начался нынешний протест, афроамериканцы составляют едва ли 5% населения штата, и при этом — 20% жертв полицейских за последние годы.

Протесты в Вашингтоне, США, 1 июня 2020 года Фото: Ken Cedeno/REUTERS

В прошлом году при разных обстоятельствах от рук полиции погибло 370 белых (их доля в составе населения США 64%), 235 афроамериканцев и 158 испаноязычных (общая доля в составе населения 16%). Значит ли это, что полиция настроена «расистски» и именно против чернокожих? Во всяком случае движение Black Lives Matter («Жизни черных имеют значение») утверждает именно это. Однако другая часть правды состоит в том, что среди черных и преступность намного выше, они по определению гораздо чаще становятся «клиентами» полиции. 

Почему выше — однозначного ответа нет. А главное — нет ответа политкорректного. Но факт остается фактом: ни квоты при устройстве на работу и в университеты, ни различные социальные программы помощи не помогли афроамериканцам в полной мере преодолеть наследие сегрегации. Если взять еще один показатель — число смертей от рук полиции на миллион, то число убитых афроамериканцев тоже будет разительно больше, чем других категорий населения. С 2015-го по 2020 год их было убито 30 на миллион, испаноязычных — 22, белых — 12.

А если взять население американских тюрем, то там доля афроамериканцев за последние годы хотя и несколько снизилась за счет прироста доли белых и других категорий, однако, например, в 2017 году афроамериканцев заключенных все равно было более 475 тысяч (по сравнению с почти 600 тысячами десятью годами ранее), тогда как белых 436 тысяч (500 тысяч десятью годами ранее), а испаноязычных — примерно 336 тысяч (осталось на одном уровне). Из примерно 1,5 млн заключенных. Таким образом, доля афроамериканцев в тюремном «населении» составляет 33%, белых 30%, испаноязычных 23%, все остальные — азиаты, индейцы и так далее. Пропорция для афроамериканцев, как видим, еще хуже, чем в случаях убийств полицией: они за решетку попадают в шесть раз чаще, чем белые. Например, в Сан-Франциско, который в эти дни тоже стал ареной погромов, грабежей и поджогов, доля афроамериканцев составляет 6% населения, а в местных тюрьмах — 56%. Можно ли на этом основании сказать, что и тюремная, и судебная системы Америки настроены «расистски» и сажают невиновных? Наверное, все-таки проблема глубже.

Одним из характерных показателей социального неблагополучия афроамериканцев также является их повышенная в сравнении с долей в составе населения доля среди получателей продуктовых талонов, право на которые имеют лишь самые бедные семьи: таких получателей в США около 40 млн. Распределение получателей продуктовых талонов по этническому признаку (в долях) выглядит примерно так же, как и жертв полицейского произвола: 37% получателей натуральной помощи белые, 22% — афроамериканцы, 10% испаноязычные, 2% — азиаты, 4% — индейцы, остальные не определены как имеющие четкую этническую принадлежность.

Нынешние беспорядки, скорее всего, через некоторое время закончатся. Частично будут подавлены силой, частично выдохнутся, поскольку погромщики не только «устанут», но рано или поздно (скорее, рано) столкнутся с мобилизацией добропорядочных граждан, большинство из которых неплохо вооружены и смогут дать отпор. Сила самоорганизации граждан в Америке велика, и они готовы взять на себя в том числе те функции, которые государство оказалось неспособно выполнять эффективно. Таких «здоровых сил» в Америке еще много. Уже по одной этой причине ее рано хоронить. А вот президентство Трампа вполне может ограничиться теперь и одним сроком. Правда, идущий ему на смену вялый престарелый Байден не выглядит фигурой, которая сможет сплотить страну и мобилизовать на разрешение тех противоречий, которые в том числе привели к нынешнему политическому кризису, а несколько ранее — к не вполне адекватному ответу на вызов пандемии со стороны «перекачанной деньгами» системы здравоохранения.

Возможно, пик развития американской цивилизации в ее нынешнем виде, где главным энергетическим «реактором» выступал знаменитый «плавильный котел», который  приводил разные расы и народности к более-менее одному «знаменателю» в виде «общеамериканского культурного кода», уже позади и ей нужен перезапуск? Пока лишь подтверждается тезис о том, что упадок любой империи начинается в момент достижения ею наивысшего могущества. 

Тем временем китайские «коммунисты» тихо посмеиваются за своей Великой китайской стеной цифрового тоталитаризма над американскими дрязгами, ожидая, что эра их всемирного господства вот-вот настанет. Но это уже будет другая история. Во всех смыслах.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Расовые» беспорядки в Америке развиваются по уже известному сценарию. Полицейский убивает чернокожего. Но почему власти не могут остановить эти трагедии
Соединенные Штаты объявили Китай своим главным врагом. Но до сих пор не могут понять, как этого врага победить
Россия в последние дни довольно уверенно взяла курс на снятие карантинных ограничений. Это происходит в условиях «плато», когда число новых выявленных заболевших колеблется в районе 8–10 тысяч, а не падения, и можно уже подвести предварительные итоги «карантина по-русски». На поверку он оказался не таким уж и жестким. Почему?