Начать блог на снобе
Все новости

Политика

Редакционный материал

«Увидим мы чудо чудесное». Милосердов, Мельконьянц и Волков о процедуре голосования по поправкам в Конституцию

Во вторник в Центризбиркоме объяснили процедуру голосования по поправкам в Конституцию. По словам Эллы Памфиловой, россияне смогут отдать свой голос не только 1 июня, но и «и в течение 6 дней до этого» — досрочно, на дому и придомовых территориях. Кроме того, глава ЦИК рассказала, что на избирательные участки будут пускать не больше 12 человек в час или — 144 в день, а членов комиссии обяжут пользоваться санитайзерами и носить защитные костюмы. Им также запретят брать в руки паспорта — избиратель должен будет показать его с расстояния минимум в два метра (подробнее можно прочитать тут). Что думают политологи, политики и общественные деятели о предложениях Центральной избирательной комиссии, — в подборке мнений «Сноба»

3 июня 2020 17:50

Фото: ЦИК России/ТАСС

Григорий Мельконьянц, сопредседатель общественного движения «Голос»:

Если раньше голосования на дому или выездные были исключением и допускались только по уважительными причинам, то теперь они станут нормой. Это касается выездного-уличного голосования, различных форм досрочного голосования, электронно-дистанционного голосования и голосования на дому. Эти форматы значительно усложняют процедуру наблюдения.

Голосования на придомовых территориях выглядят странно — откуда граждане должны знать, что в такой-то момент где-то будет проходить уличное голосование? Что будет, если гражданин не успеет прийти вовремя? Если говорить о голосовании на дому, то там прописана процедура, схожая с инструкцией по стыковке космического корабля и МКС (речь идет о санитарных правилах, которых должны будут придерживаться члены избирательных комиссий. — Прим. ред.)! Я очень сомневаюсь, что санитарные меры будут соблюдены на всех 95 тысячах участков.

Из членов комиссии сделали курьеров с очень жестким графиком, которые должны будут ежедневно обходить огромное количество людей. Члены комиссии просто откажутся этим заниматься из-за высокого риска заражения коронавирусом. Главная проблема голосований на дому — нарушение привычных стандартов выборов. Обычно при надомном голосовании члены комиссии заходят в дом, чтобы удостовериться, что принципы соблюдаются. Я говорю о личном участии, свободном и тайном голосовании. Что будет во время будущего голосования — непонятно. Как быть с лежачими больными? Кто-то за них должен взять бюллетень, как удостоверить их личность, если нельзя входить в квартиру?

Как на участке, так и при надомном голосовании идентификация избирателя будет проходить на расстоянии двух метров. Во-первых, лица избирателей будут в масках, и не все эту маску захотят снимать. Во-вторых, согласно нашему эксперименту, не каждый человек даже с хорошим зрением с двух метров может различить, что написано в паспорте. Таким образом создаются предпосылки для ложной идентификации и «черных» технологий, многократных голосований — «карусели». При такой процедуре легче организовать голосование одних и тех же лиц на разных участках, особенно при сговоре с определенными членами комиссии.

Ранее, чтобы сделать приписки голосов за граждан, которые не ходят на выборы, нужно было не только срисовать их подписи, но и списать паспортные данные. Теперь ЦИК отказался от этой процедуры. Центризбирком планирует заранее впечатывать паспортные данные в бланк. Можно будет просто поставить галочку за того или иного избирателя. Кто потом будет разбираться?

Петр Милосердов, политтехнолог:

Я не очень понимаю, как на этом «голосовании» будут работать наблюдатели. Ведь, по закону, они обладают определенными правами: знакомятся со списками избирателей, следят за выдачей бюллетеней и прочее. Но главное, если голосование продлится неделю, как говорит Памфилова, независимых наблюдателей просто не хватит, их нужно в семь раз больше! Есть надежда на то, что кто-то из авторитетных оппозиционных политиков призовет граждан идти в наблюдатели и что люди к нему прислушаются. Если прислушается большое количество людей, то значит, массы против путинских поправок. То, что происходит сейчас, — полное безумие. Я вообще уже не понимаю, в какой стране мы живем, раз у нас указы мэра имеют больший вес, чем Конституция.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Легко представить, что будет происходить с «надомным» голосованием: выездные бригады не будут ходить ни по каким квартирам, достаточно зайти за угол и напихать в урну необходимое количество бюллетеней. Сделать это будет несложно, потому что зачастую независимых наблюдателей в такие бригады не включают. Кроме того, не стоит забывать, что во время этого общероссийского голосования будет использоваться упрощенная форма протокола — в нем не будет строки с количеством проголосовавших на дому. О чем тут вообще говорить тогда? Поэтому ЦИКу много защитных костюмов масок и не понадобится (ЦИК предлагает членам УИКов надевать защитные костюмы и дезинфицировать звонок и дверную ручку. — Прим. ред.). В противном случае их нужно закупать миллионы штук, чтобы члены комиссий переодевались в новый костюм перед входом в очередной подъезд. Поэтому эти разговоры про эту «защиту» — лишь красивые слова для народа.

Леонид Волков, сотрудник ФБК:

Голосовать семь дней. Никаких паспортных данных. (…) При этом нет никакого, ни малейшего сомнения, что на администрации местные будет мощный накат в плане необходимости обеспечить явку. Ясно, что кроме явки АПшечку (Администрацию президента. — Прим. ред.) ничего особенно не будет волновать. (…) Так вот, чего я не понимаю. Как в этих условиях Памфилова собирается сделать так, чтобы у нее нигде не получилось 120%. Или 150%. Или 200% явки. Потому что дураку же дай волю. На обычных-то выборах все «карусельные» методы не дают больше 10-15% вбросить, потому что день короткий и мороки много. А тут? Ох, увидим мы чудо чудесное. Ох, посмеемся.

(Оригинал)

Константин Калачев, политолог:

Посмотрел на образец бюллетеня для голосования по поправкам. Общая деградация отразилась уже даже на формулировке. «Вы одобряете изменения в Конституцию РФ?» — спрашивает нас ЦИК. «Вы одобряете изменения в Конституции…?» — сформулировал бы я. Или: «Вы одобряете поправки в Конституцию?» Элла Александровна Памфилова то ли уже просто отбывает номер, то ли формулировка предложена не в ЦИК. Не знаю, кто автор, но по русскому языку в школе у него была «тройка».

(Оригинал)

Подготовили Никита Павлюк-Павлюченко и Елизавета Слива

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В День российской адвокатуры, 31 мая адвокаты стояли в одиночных пикетах у здания Следственного комитета. Так они выражали солидарность со своими коллегами из Кабардино-Балкарии Ратмиром Жилоковым и Дианой Ципиновой, которых обвиняют в применении насилия в отношении полицейских. Часть пикетчиков задержали. Адвокат Александр Железников рассказал «Снобу» о состоянии российской адвокатуры и о том, зачем нужно проводить адвокатскую протестную акцию в Москве
«Сноб» обратил внимание на аномальную активность под последним постом Сергея Собянина в Instagram. Меньше чем за неделю он собрал рекордные 43 тысячи комментариев (большинство из них негативные), что в десятки раз выше обычных показателей в аккаунте московского мэра. В чем причина такой аномалии, есть ли среди комментирующих боты и при чем тут слово «мамаши»? Разбирался Никита Павлюк-Павлюченко
Первый сезон «Слышь, вирус, а корона не жмет?» должен был завершиться на десятом выпуске, но мы решили записать бонусный эпизод о смерти. Сколько людей гибнет от коронавируса в России, как изменилась отечественная похоронная индустрия из-за COVID-19 и можно ли спланировать собственное погребение? На эти вопросы Ксении Чудиновой и Никите Павлюку-Павлюченко ответил владелец сети похоронных домов «Журавли» Илья Болтунов. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser