Начать блог на снобе
Все новости
Колонка

Мой папа был алкоголиком

10 Июня 2020 14:03
Смерть Сергея Захарова в результате ДТП, произошедшего по вине актера Михаила Ефремова, заставила главреда проекта «Сноб» вспомнить своего отца и понять, в чем особенности отношения к алкоголикам в нашей стране и что нам, как обществу, нужно с этим делать

Мой папа был алкоголиком. То есть сначала он был обычным хорошим парнем, который выпивал только в компании друзей, а через десяток лет превратился в несчастного человека, отравляющего жизнь близких. Ситуация, знакомая в нашей стране почти каждому: по официальным данным, до 40% мужского трудоспособного населения России регулярно злоупотребляют спиртным (статистика 2012 года).

Думаю, именно поэтому авария, в которой виновен севший пьяным за руль Михаил Ефремов и которая привела к смерти Сергея Захарова, так всколыхнула многих. И многие заговорили об ответственности за ситуацию близкого окружения актера и общества в целом. Вот на этом мне хочется остановиться подробнее.

На самом деле чудовищная трагедия случилась не только вчера. Она происходила на протяжении многих лет подряд. У нас ведь как принято? Алкоголизм — это внутренняя проблема семьи. Как они будут ее решать: уговаривать, кодировать или привязывать пьяницу к батарее — это их дело. Никакого алгоритма для решения этой проблемы в нашем обществе нет. Но алкоголизм — это болезнь, которая не делает различий между богатыми и бедными, правыми и левыми, молодыми и пожилыми. Поэтому алкоголики — повсюду.

Винсент Ван Гог. Пьяницы. 1890 Иллюстрация: The Art Institute of Chicago

Оправдывает ли эта болезнь совершенные ими преступления? Нет. Если мой обожаемый папа, который навсегда остался самым любимым и важным для меня человеком, в минуты страшного отчаяния и падения воровал «чекушки» из магазина — он был вором и должен был нести за это наказание. Это же соображение применимо к любому другому человеку, совершившему преступление в состоянии алкогольного опьянения.

Требует ли эта болезнь особого отношения к тем, кто ею страдает? В алкоголиках раздражает все: безответственность, пренебрежение судьбой близких, безудержность и способность выходить сухими из воды. Причем раздражает не только условных трезвенников, но и таких же алкоголиков. И тем не менее — да, особое отношение необходимо. И не только со стороны членов семьи, на которую в такой ситуации и так ложится основная забота и нагрузка.

Вспомните, как обычно ведут себя друзья и знакомые, поняв, что человек страдает алкоголизмом. Правильно, никак. Они отводят глаза в сторону, уходят от разговора, объясняя себе и другим, что это же чужая семья, чужая жизнь, лезть в нее неприлично, и вроде там никого не бьют, а просто человек тихо спивается — так бывает, «мой дед тоже пил, и ничего».

Думаю, что причина — в устоявшихся традициях. К пьющим у нас относятся снисходительно, а к алкоголику — как к социально распущенному. И людям часто сложно понять, перешел ли выпивающий к стадии алкоголизма. Кстати, в той же Америке ситуация обратная: пьянство осуждается, а алкоголик воспринимается как больной человек, которому нужна помощь. И, по-моему, это справедливо.

К тому же близкие друзья алкоголика понимают, что платой за его спасение может стать его потеря как друга. Бывшие алкоголики сторонятся своих спасителей, вычеркивают их из жизни, стыдясь самих себя из прошлого. Что, в целом, естественно: в нашем агрессивном и ригидном обществе признание того, что ты — бывший алкоголик, автоматически означает потерю доверия и социальных связей и приобретение несмываемого пятна позора. Поэтому молчат все: и сам алкоголик, и его семья, и друзья, и окружающие.

Какие-то жалкие 26 лет назад только один человек поучаствовал в жизни нашей семьи, увидев мое разбитое лицо. Это был классный руководитель, который позвонил папе и пообещал вызвать милицию, если увидит на мне еще хотя бы один синяк. Друзья семьи, даже если знали о нашей ситуации, просто отворачивались или игнорировали ее: «Чего я буду лезть не в свое дело?» Редкие родственники агрессивно «защищали», объясняя, что мой отец — ничтожный человек, что его надо принудительно лечить или бросить. От всего этого нестерпимо стыдно и больно — но не алкоголику, а его близким, к которым все обращаются с вопросом: «Как вы допустили?!» Мне понадобилось много лет, чтобы преодолеть это чувство стыда. И я очень переживаю, что семья Михаила Ефремова сейчас чувствует то же самое.

Все знают, что пьяный за рулем — преступник. Теперь давайте поймем, что делать, столкнувшись с алкоголизмом близкого человека

#MeeToo и #яНеБоюсьСказать сделали великое дело для нашего общества — о многом из того, что прежде скрывалось за закрытыми дверями, мы стали говорить открыто. И я надеюсь, что случившаяся сейчас трагедия с Сергеем Захаровым и Михаилом Ефремовым поможет нам сделать еще один шаг в этом направлении и перевернет отношение к этой болезни в российском обществе.

Чего нам не хватает? Знаний о том, что такое алкоголизм, как о нем разговаривать, как предложить семье помощь и какую, как поговорить с другом, который заболел алкоголизмом. У нас полно литературы, которая воспевает алкоголь, полно травмированных алкоголиками и, собственно, алкоголиков, но нет ни одного содержательного и взвешенного публичного разговора об этой проблеме.

Я не вижу смысла обсуждать, виноват Ефремов или нет и должен ли он нести наказание, — ответы на эти вопросы очевидны. Меня интересует, с чем мы, как общество, выйдем из этой истории.

Профилактика в виде социальной рекламы «Выпил — за руль не садись» работает. Все знают, что пьяный за рулем — преступник. Теперь давайте поймем, что делать, столкнувшись с алкоголизмом близкого человека. Нам важно сформировать протоколы: как себя вести, если.

Я считаю важным лично говорить с друзьями, если мне кажется, что ситуация с алкоголем выходит из-под контроля. Не по телефону, не в зуме, а глядя в глаза. Как говорить? Не совсем прямо. Я обычно начинаю так: «Я дочь алкоголика, и, возможно, этот разговор мне нужнее, чем тебе, — помоги мне, пожалуйста. Я знаю, что твоим близким сейчас может быть трудно. Расскажи о них. Как мама, жена, дети? Что ты думаешь, нужна ли тебе или им сейчас помощь?» Также полезно будет рассказать другу о программе «12 шагов» и группах поддержки анонимных алкоголиков или хотя бы выяснить, какое у него отношение к происходящему.

Мне важно, чтобы человек, назвавший себя алкоголиком, не оказался вычеркнутым из жизни, как это у нас обычно происходит с «проблемным контингентом». Я хочу жить в нормальном инклюзивном обществе, где всем есть место. Я хочу жить в обществе людей, готовых к тому, что с их близкими может случится разное. Никто из нас ни от чего не застрахован: ни от болезни, ни от роковых ошибок, ни от нелепых случайностей. И что бы ни случилось, у каждого есть право на уважение, поддержку и помощь, даже если этот человек совершил ужасное преступление и сидит в тюрьме.

Поддержать лого сноб
5 комментариев
Вячеслав Потапов

Ксения, мое мнение таково:

Ваш преподаватель поступил совершенно правильно. Потому что речь шла о ребенке.

Если же речь идет о взрослом человеке, пусть даже и "больном алкоголизмом" - я полагаю, что это действительно личное дело взрослого человека. Несмотря на то, что это болезнь, несмотря на то, что он портит жизнь окружающим (и отнимает, как в случае с Ефремовым).

Давно выработан единственный путь взаимодействия с алкоголиком взрослого человека: изоляция. Жене - уйти от пьющего мужа, друзьям - перестать дружить с алкоголиком. Адрес врача-нарколога взрослый алкоголик в состоянии найти сам.

Другое дело - общество. У человека, больного алкоголизмом, должно быть место, куда он может добровольно прийти и где ему окажут помощь. Единственное условие - человек должен добровольно выразить желание избавиться от  зависимости. Искренность этого желания легко проверяется специалистом.

За взрослого человека никто не должен думать и тем более, никто не должен хотеть. Это основа. Есть, конечно, места, где за человека думают и хотят. Я читал о православном батюшке, который "держит район", не давая алкоголикам предаваться пороку. Он там моральный авторитет и на этом все держится. Но понятно, что в этом случае своей воли у людей нет, уйдет этот батюшка - и все вернется на круги своя.

Ксения Чудинова

Вячеслав Потаповя вот совсем не согласна, что единственный путь — это изоляция. Напротив, человек — социальное животное, мы строим себя и свою личность, опираясь на окружение, отталкиваясь от того, что близкие говорят и как себя ведут. 
Поэтому я веду такой разговор: давайте все вместе, давайте протянем руку, давайте расширять знания об этом, давайте не считать алкоголиков отбросами. К тому же, по разным цифрам, пьющего мужского населения в стране — до 76%. Ну камон, как мы их изолируем! это же наши братья, мужья, отцы, друзья, мэры, депутаты, актеры, певцы, продюсеры. 
Нужны группы поддержки, нужны публичные покаяния, нужен нормальный разговор с теми, кто так сильно запутался. 

Светлана  Горченко

Ксения, такие группы поддержки есть. До тех пор пока сам человек не созреет туда обратиться, а его близкие уже понимают, что тянуть нельзя, они могут получить помощь в группах для созависимых, их много. 

Есть возможность получения помощи и в режиме онлайн. Найдутся энтузиасты, которые готовы оказывать индивидуальную поддержку, в том числе в режиме 24/7.

 

Вы молодец, что поднимаете проблему. У неё есть решение для каждого, кто готов двигаться в эту сторону.

С уважением - Светлана

Вячеслав Потапов

Много написал, коммент пропал - поленился сохранить...

Тезисно:

1. Я не считаю алкоголиков отбросами. (Хэмингуэй, Твардовский, "А Мусоргский бухал" (Т. Шаов) - список длинный). Это не отбросы. Но сути дела эта не меняет

2. "Как мы изолируем". В Китае во времена опиумных войн очень большая часть населения были опиумными наркоманами. Китайцы это до сих пор помнят. Насколько я понимаю, ситуация вернулась к норме сама собой задолго до того, как за наркотики там стали расстреливать. Пока и если есть возможность уйти от алкоголика - надо уходить.

3. Я не уверен в пользе покаяний, особенно публичных. Это глубоко личный вопрос.

4. Ни друзья, ни хорошие знакомые, ни близкие родственники в большинстве своем не знают, что такое "нормальный разговор" с алкоголиком. Здесь нужен специалист. 

5. Любая поддержка алкоголика должна заключаться в поддержке его выраженного желания отказаться от алкоголя. На эту тему можно тома написать, но надо помнить, что алкоголик, как только чувствует поддержку, сразу клонит к "дай мне денег на алкоголь (позволь мне выпить).

 

Естественно, на абсолютную истину я не претендую.

Катерина Мурашова

Мне кажется тут имеет смысл четко различать три вещи:

1) преступление, совершенное человеком (совершенно неважно, алкоголик он или нет). За преступление отвечают в соответствии с законом того места где оно совершено. Тут нечего обсуждать.

2) свобода и личная ответственность любого человека - опять же независимо от наличия или отсутствия у него алкоголизма. Если ты кого то унижаешь в пьяном виде  - то ты намеревался именно унизить. Если ты садишься за руль в пьяном виде, ты намеревался именно убить, так как тебе как личности и мыслящему существу давно известно что пьяный человек за рулем смертельно опасен.

3) общественный дискурс вокруг всего этого и его возможный конструктив. А вот здесь мне кажется самым важным то, что почему то  как будто нигде в связи с этим случаем не обсуждается. Наше общество на самом деле давно имеет вполне себе конструктивный и законный механизм защиты от подобного. Поймали пьяным за рулем - отняли права на сколько то. Поймали еще - отняли совсем. Можно ездить общественным транспортом или на такси. Никакого унижения личности и никаких убитых людей. Ефремова ловили неоднократно.  Почему давным давно не отняли права лет на десять пятнадцать? Кто когда почему и за сколько не применял к нему вполне всем известный и очень оправданный законный норматив? Вот об этом мне кажется и надо говорить... Ефремов убил человека, это уголовное право. Но все те, кто когда то не отнял у него по закону права (правоохранители?) и все те покровители (если они были) кто его когда то "отмазывал" в подобных случаях, на мой взгляд по крайней мере этически (а продажные полицейские и по закону) виновны в соучастии. И общественный дискурс мне кажется должен не заменять собой суд (вердикт и наказание за преступление это его прерогатива), а обсудить и в идеале расследовать как это получилось,  и что-то сделать чтобы такое не повторилось, ибо пьющих условных випов у нас увы много, и у большинства из них есть права и огромные дорогие машины...

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
С 5 августа вступает в силу закон, по которому прав будут лишать за любое количество этанола в крови. По мнению инициаторов закона, россияне «не доросли» до международной нормы, разрешающей водителям минимальные дозы спиртного, и злоупотребляли ей с 2008 года, когда она была введена в России
Только по официальным данным в России более 14 тысяч состоящих на учете алкоголиков в возрасте от 15 до 17 лет. Психотерапевт и нарколог Николай Колосунин — о влиянии семейных традиций на алкоголизацию подростков
«Сноб» публикует отрывки из книги психолога Юрия Сорокина, собранной из реальных историй тех, кто вылечился и вернулся к нормальной жизни