Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Kids’ lives matter, или

Почему нам срочно нужна реформа полиции

17 Июня 2020 15:00

Дети — важнейший приоритет российского государства, согласно грядущим поправкам. Однако это громкие слова, а поговорить хотелось бы конкретно о работе системы, которая должна помогать детям расти и развиваться. Система эта — гнилая насквозь

Одна за одной сыплются новости о насилии над детьми. Есть случаи помягче — когда мама или папа бьются в истерике в социальных сетях, описывая, как второй супруг отнял детей и не дает с ними видеться. Как, например, вопиющая история, случившаяся в Таганроге с многодетной мамой, которая больше десяти месяцев не видит собственных детей. При этом, по ее словам, опека и правоохранительные органы не делают ровным счетом ничего, если не считать работу секретарей по формированию «отписок».

А есть и кромешный ужас вроде случая в селе Нижняя Коя Шушенского района. Там убита ровесница моей дочери, 12-летняя девочка. Ее сначала изнасиловали, а потом задушили. И важно, что первый раз насилие над ребенком было совершено еще год назад, но полиция закрыла это дело, мотивируя свое решение тем, что «на момент совершения преступления насильнику не было 14 лет». Тогда отчаявшаяся мать отправилась к дому мальчика с ножом, за что получила условный срок. Спустя год на опознание тела своей дочери женщина пришла с браслетом на ноге — тем самым, что вешают на преступников, чтобы не сбежали.

Каждый из таких случаев — ЧП. С каждым из них обязано разбираться государство.

Фото: Annie Spratt/Unsplash

Я для себя давно сделала вывод, что ни помощи, ни сочувствия, ни участия от полиции и следственных органов не добиться. Сотрудники этой системы живут в параллельной вселенной, где детей можно «наказывать ремнем по жопе», «преступник должен сгнить в тюрьме», мигранты — «неблагонадежные элементы», насилие в семье «можно потерпеть», а «наркотики подбросить, и вот тогда мы нормально поговорим». Кавычки тут не случайны — все это цитаты из личных разговоров с сотрудниками полиции в разное время. Поэтому я считаю, что не Трампу надо подписывать документ о реформе полиции, а Путину. И под реформой надо понимать не новую форму и новую зарплату, а хотя бы обязательный тест на психометрию и знание базовой школьной программы. В отсутствие этого мы видим нравственное и моральное разложение в рядах правоохранителей, которое лезет изо всех щелей. В Волгоградской области сотрудник Росгвардии, «не осознавая своих действий» — то есть у него на подкорке записано, что «так можно», — засунул бутылку пьяному спящему сослуживцу в прямую кишку. И его начальство не комментирует это событие. В селе Нижняя Коя можно было послать мать, которая пришла со страшнейшей трагедией, случившейся с ее 11-летней дочерью. В Таганроге можно «игнорировать дела семейные». В Подмосковье можно халатно отнестись к заявлению о похищении 15-летней девочки. Подобные случаи можно перечислять и перечислять.  

И во всех этих историях хочется отдельное внимание уделить работе органов опеки, которые обязаны помогать семьям, если что-то идет не так. И здесь стоит повнимательнее посмотреть на хронологию событий, случившихся в селе Нижняя Коя, а именно на начало этой истории: в 2019 году подросток изнасиловал подростка. В нормальном мире это был бы сигнал для соцработников: со всеми участниками событий — и с жертвой, и с насильником — произошла трагедия. И работать надо было с обеими семьями. Но и тогда это ни для кого не стало поводом разобраться, и сейчас я не вижу ни одного комментария о работе опеки, за исключением сообщения Следственного комитета: «Следком считает, что органы опеки, зная, что семья погибшей девочки относится к неблагополучным, упустили ее из вида, что послужило одной из причин трагедии. За халатность ответят неустановленные пока должностные лица». 

Я наивно верю, что только образование и просвещение может изменить ситуацию

Аналогичная ситуация с опекой в Таганроге. Да и в Москве мы видели подобное, когда следили за судьбой девочки, которую родители пытались оставить в роддоме навечно. А все потому, что благополучием у нас принято называть материальное богатство, а не психическое равновесие и гармоничное развитие человека в семье. Семьей, кстати, согласно новым поправкам в Конституцию, будут называть союз мужчины и женщины, а если, например, бабушка воспитывает сироту, то это, конечно, уже не семья. Что уж говорить об одиноких или однополых родителях. У нас принято в лучшем случае их не замечать.

Все эти случаи говорят о тяжелом системном кризисе и о том, что нам пора пересмотреть наши «богатые духовные ценности». Я наивно верю, что только образование и просвещение может изменить ситуацию. Курс медицины должен преподаваться в школе, чтобы не только сотрудник полиции знал, что такое огнестрельное ранение в живот, как помочь человеку с инсультом, где находятся почки и можно ли по ним ударить дубинкой. Теорию привязанности должны знать все сотрудники органов опеки, а также весь преподавательский и «воспитательский» состав нашей страны. Семья — это не союз мужчины и женщины, это сложная система взаимоотношений разных людей, не обязательно родственников. Задача государства — не вмешиваться в семью, а помогать ей развиваться и расти. Трагедия случается не только с жертвой, но и с тем, кто стал причиной трагедии, и помогать выйти из ситуации нужно всем участникам событий.

Все это звучит как прописные истины. Проблема в том, что прописной истиной для большинства пока является только обнуление сроков президента, а все остальное, о чем я тут толкую, — филькина грамота, либерасня из западных газет и мягкотелость. Но пока мы за ценность почитаем силу — деньги, власть, резиновую дубинку в руках полицейских, а не правду и добросердечное отношение к людям, — нация обречена. Битые, униженные, лишенные родителей дети вырастут, и вот тогда мало никому не покажется.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Смерть Сергея Захарова в результате ДТП, произошедшего по вине актера Михаила Ефремова, заставила главреда проекта «Сноб» вспомнить своего отца и понять, в чем особенности отношения к алкоголикам в нашей стране и что нам, как обществу, нужно с этим делать