Все новости
Редакционный материал

Семь столпов мира Путина. Отрывок из книги

Эксперт в области российско-американских отношений Анджела Стент раскладывает по полочкам действия России на международной арене за последние 20 лет. В центре внимания автора книги «Мир Путина: Россия и ее лидер глазами Запада» (выходит в издательстве «Интеллектуальная литература»российский президент, его влияние на экономику и взгляды россиян. «Сноб» публикует некоторые главы книги
13 июля 2020 10:25
Фото: Sputnik/Aleksey Nikolskyi/Kremlin via REUTERS

Основной движущей силой мира Путина является стремление заставить Запад относиться к России так, как если бы это был Советский Союз. Анализ слов и действий Путина позволяет предположить, что его внешняя политика определяется семью ключевыми заявлениями — своего рода биллем о правах России на международной арене (в представлении Москвы). Все эти заявления преследуют цель обратить вспять последствия распада СССР и привести к пересмотру итогов холодной войны.

Во-первых, Путин считает, что Россия имеет право на место за столом переговоров по всем важнейшим международным решениям и будет настаивать на своем в них участии. Запад должен признать, что Россия входит в глобальный «совет директоров». 

Во-вторых, интересы России столь же законны, как и интересы Запада, и она будет настаивать на том, чтобы США и Европа признали и приняли этот безусловный факт, даже если они не согласны с Россией.

В-третьих, Россия имеет право на сферу привилегированных интересов на постсоветском пространстве. Критически важным периметром своей безопасности она определяет не границы Российской Федерации, а границы постсоветского пространства. Россия будет работать над тем, чтобы ее соседи, ранее бывшие в составе СССР, не вступали ни в какие союзы, которые она считает враждебными. Таким образом, Москва будет стремиться получить гарантии того, что никакие евро-атлантические структуры — прежде всего НАТО и ЕС — не приблизятся к России ближе, чем они уже находятся на данный момент, поскольку они угрожают насущным интересам России.

В-четвертых, некоторые государства обладают большим суверенитетом, чем другие. Такие великие державы, как Россия, Китай, Индия и Соединенные Штаты, обладают абсолютным суверенитетом, то есть они свободны выбирать, к каким союзам им присоединяться. Относительно небольшие страны, такие как Украина или Грузия, не являются полностью суверенными, и Россия будет настаивать на том, чтобы они уважали ее пожелания. Россия ищет не союзников в западном смысле этого слова, а стремится установить взаимовыгодные полезные партнерские отношения с такими странами, как Китай, которые не ограничивают свободу действий России и не выносят суждений о том, что происходит внутри страны.

В-пятых, Россия будет и впредь выступать в качестве сторонника статус-кво, приверженца консервативных ценностей и великой державы, которая уважает общепризнанных лидеров. Запад, по мнению Кремля, способствует хаосу и смене режимов — как это и произошло во время «арабской весны» — и при этом не задумывается о последствиях своих действий (конечно, в своей собственной сфере привилегированных интересов Россия может действовать как ревизионистская держава и нарушать статус-кво тогда, когда считает, что ее интересы находятся под угрозой, как видно из ситуаций с Крымом и вторжениями в Грузию и на Украину). 

В-шестых, Россия считает, что ее интересам лучше всего послужит раскол в западном альянсе; поэтому она будет продолжать поддерживать антиамериканские группы и группы евроскептиков в Европе, а также популистские движения по обе стороны Атлантики.

Наконец, Россия будет стремиться освободиться от либерального и основанного на правилах международного порядка периода после холодной войны, определяемого США и Европой, в пользу постзападного порядка. Для России такой порядок напомнил бы исторический «концерт великих держав» XIX в., когда Китай, Россия и Соединенные Штаты делили мир на сферы влияния. 

Путин может испытывать удовлетворение от того, что ему удалось достичь своих целей. После случившегося на Украине Запад безуспешно пытался изолировать Россию. Но у нее имеются постоянно крепнущие партнерские отношения на различных многосторонних форумах, таких как БРИКС и Шанхайская организация сотрудничества, и в их рамках она сотрудничает с Китаем, Индией, Пакистаном, Бразилией, Южной Африкой, Турцией и Ираном. Список из 58 стран, воздержавшихся в 2014 г. в Генеральной Ассамблее ООН от осуждения России за присоединение Крыма, показывает, что целый ряд стран — как демократических, так и недемократических — не хотят настраивать Россию против себя или вводить против нее санкции. 

Однако в действительности перечень внешнеполитических достижений Путина явно неоднозначен. Его столкновения с Западом, вызванные кризисом на Украине, поддержкой России военной кампании в Сирии (при игнорировании властями гуманитарной катастрофы в стране), предполагаемым вмешательством в выборы в США и Европе, а также обвинениями в отравлениях в Великобритании, дорого ему стоили и привели к еще большему отчуждению России от США и Европы. Более того, интервенция на Украине создала ситуацию, из которой у России нет очевидного выхода, кроме как полностью покинуть украинские территории, а этот вариант Путин пока отказывается рассматривать. И, несмотря на формальное лидерство двух крупнейших в Евразии многосторонних организаций — ОДКБ и ЕАЭС, — у России нет реальных союзников в том смысле, в котором это понимают на Западе. Такие партнеры, как Китай или Беларусь, могут поддерживать Россию в Организации Объединенных Наций и на других форумах, но, как показала данная книга, эти партнерские отношения полны недоверия и предвзятости. Нет таких стран, которые являются союзниками России в том смысле, что их партнерство предполагает набор общих ценностей и приверженность общей стратегии, как это происходит с НАТО или ЕС. Партнерство с Россией носит временный характер с ограниченными общими интересами и служит для достижения конкретных целей. Возможно, это устраивает Путина, но в результате Россия движется по собственной орбите, во многом зависит от своих ресурсов и в то же время стремится использовать существующие на Западе разногласия и извлечь из них выгоду. И, несмотря на разговоры о постзападном порядке и текущем мировом хаосе, почти нет признаков того, что формируется что-то похожее на новый порядок.

Кроме того, при оценке российской внешней политики важно проводить различие между видимостью и реальностью. Например, несмотря на впечатляющую демонстрацию военной мощи на военных учениях «Восток-2018» с Китаем, наблюдатели задавались вопросом, что на самом деле делают эти войска и танки. Путин хотел, чтобы мир увидел 300000 солдат и 36000 бронированных машин, а также желал вызвать этим озабоченность на Западе, но результаты этих учений были, возможно, менее значительными, чем предполагалось, судя по первому впечатлению. Точно так же лидеры Ближнего Востока и других стран могут приехать в Россию и подписать меморандумы о взаимопонимании по многомиллиардным проектам, но неясно, сколько из этих меморандумов будет фактически претворено в жизнь. Мир Путина создан для того, чтобы спроецировать внешний образ военной мощи, движения вперед и активной экономической деятельности. Но реальность вполне может быть иной. Экстравагантная риторика и внешние проявления силы в мире Путина маскируют серьезные внутренние слабости. 

Издательство: Интеллектуальная литература

Реалии внутренней политики в мире Путина

Внешнеполитические успехи, возможно, и помогли ему выиграть очередные выборы, но внутренняя реальность мира Путина несколько иная, учитывая состояние экономики, демографический спад и вопросы преемственности. За почти два десятилетия пребывания у власти Путин успешно создал экономическую систему, главным достижением которой стало сохранение государственной власти и авторитета и ее проецирование за рубеж. С 2000 по 2008 г., когда цены на нефть выросли с $25 до $147, а ВВП рос в среднем на 7% в год, доходы отдельных семей также поднялись после депрессии конца 1990-х. Путин выгадал от увеличившихся цен на нефть. Финансовый кризис 2008 г. сильно ударил по России, но рост ВВП возобновился — пока не наступил 2014 г. С начала украинского кризиса рост ВВП был крайне слабым и не доходил до 2%.

Однако экономическая система Путина может оказаться неподходящей для России, стремящейся упрочить свое положение на международной арене. Несмотря на то что экономика страны оправилась от совокупных ударов в виде падения цен на нефть и западных финансовых санкций, введенных в 2014 г., Россия остается в значительной степени зависимой от своих доходов от нефти и газа, которые составляют 50% ее национального бюджета. Путину еще предстоит провести экономические реформы: от повышения пенсионного возраста до диверсификации экономики и ухода от нефти и газа как основных источников дохода, поддержки малого и среднего бизнеса и модернизации экономики. Еще с начала 2000-х гг. несколько советников рекомендовали ему провести эти реформы (прежде всего бывший министр финансов Алексей Кудрин). Неясно, будет ли Путин их проводить в свой четвертый срок пребывания у власти. В 2005 г. Путин отказался от проведения пенсионной реформы, когда пенсионеры вышли на улицы в знак протеста. В 2018 г. он также пересмотрел свое очередное решение повысить пенсионный возраст после протестов, но все-таки повысил его до 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин — и это в стране, где ожидаемая средняя продолжительность жизни мужчин составляет 66,5 года, а женщин — 77 лет . Экономическая реформа может негативно повлиять на имущественные интересы многих людей и групп, которые поддерживают Путина в наследственной системе использования коррупционных схем, превалирующей в России. Если не будет далеко идущих конструктивных и направленных на модернизацию реформ, то Россия будет все больше отставать от многих своих соседей, в том числе и от Китая. Российская экономика, возможно, и продолжит кое-как двигаться вперед, но без всех эффективных институтов современного государства и с учетом всепроникающей коррупции, пронизывающей общество сверху донизу, путинская Россия будет сохранять историческую модель проецирования военной мощи в качестве основного источника своей власти и влияния (и в то же время будет экономически отставать от многих своих конкурентов).

Санкции, введенные США в апреле 2018 г. против 24 приближенных к Путину бизнесменов и чиновников, а также 12 предприятий, негативно повлияли на национальные и международные активы миллиардеров. Но санкции, пожалуй, сделают их более зависимыми от щедрот Кремля, а их компании, скорее всего, будут спасены Кремлем и де-факто национализированы. Западные санкции могут иметь негативные имущественные последствия, но они в то же время укрепляют способность Путина усилить государственный контроль над экономикой страны.

Демография — еще одна серьезная проблема. Несмотря на мини-беби-бум последних лет, население России сокращается, а ожидаемая продолжительность жизни граждан отстает от уровня большинства промышленно развитых стран. Показатели смертности среди молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет особенно поразительны: они близки к соответствующим показателям в странах Африки к югу от Сахары, а не в развитых индустриальных странах. Это означает серьезные последствия в отношении будущих трудовых ресурсов и набора военнослужащих. Однако, в то время как рождаемость в славянских странах падает, мусульманское население России продолжает показывать высокий уровень рождаемости. К 2020 г. мусульмане будут составлять одну пятую населения Российской Федерации, что, вполне возможно, поставит под сомнение поддерживаемый Путиным неустойчивый этнический мир. Многие умные и перспективные молодые люди уже эмигрировали, и пока остановить эту «утечку мозгов» не удается. Более того, сочетание недоработок в госуправлении и системной коррупции привело к тому, что материально-техническая база России пришла в упадок и требует организованного внимания. Вопрос в том, будет ли Путин продолжать повторять модель поздней брежневской эпохи — эпохи внутреннего застоя? Ведь, как и тогда, реформы рассматриваются как меры, ведущие к политической дестабилизации, внешнеполитическая активность апеллирует к патриотизму населения, а для возрожденного национализма характерно противостояние Западу. 

Ключевым вопросом на будущее является преемственность. Согласно российской конституции, текущий срок пребывания Путина у власти — последний, и он обязан уйти в отставку в 2024 г. (к тому времени общий срок его правления будет на один год меньше, чем у Сталина). В тысячелетней истории России сложилось несколько моделей преемственности. Наиболее распространенным механизмом передачи власти в царское и советское время была смерть от естественных причин. Было несколько случаев, когда цари умирали неестественной смертью (были убиты). Также происходили свержения правителей посредством переворотов — как в царское, так и в советское время, когда Хрущева убрали его же бывшие соратники. Правители теряли власть и в результате народных революций, как, например, произошло в 1917 г. В постсоветскую эпоху было только два случая организованной передачи власти: когда Борис Ельцин выбрал Путина своим преемником и когда Путин выбрал Медведева — во втором случае это было сделано только для того, чтобы поменяться с ним местами через четыре года и вернуться в Кремль.  

Будет ли Путин снова сам выбирать своего преемника? Некоторые россияне сомневаются, что Путин действительно уйдет в отставку, утверждая при этом, что он может остаться в Кремле на всю оставшуюся жизнь. Сразу после его избрания в 2018 г. Маргарита Симоньян, главный редактор контролируемого государством телеканала RT, написала полный энтузиазма твит, адресованный Западу: «Раньше он был просто наш президент и его можно было поменять. А теперь он наш вождь. И поменять его мы не дадим» . Она употребила в отношении Путина слово «вождь» — термин, которым называли Сталина. Возьмет ли Путин пример с Си Цзиньпина и Нурсултана Назарбаева и Дума объявит его пожизненным президентом? Он также может изменить конституцию, чтобы позволить себе остаться у власти еще на один срок, или же покинуть Кремль и занять позицию старейшины — опытного государственного деятеля, — подобно статусу влиятельного «отца нации» Дэн Сяопина в Китае.

Пока идет четвертый срок пребывания Путина у власти, неопределенность в отношении преемственности уже вызвала маневры в политической элите; правящая верхушка пытается предугадать, что может произойти, и стремится выгодно спозиционировать себя таким образом, чтобы развитие событий в будущем не повлекло для нее негативных последствий. Путин окружил себя группой молодых «технократов», которые обязаны ему своей карьерой и продвижением по службе. Если он решит выбрать преемника, то следующий президент вполне может быть из этой группы приближенных; многие из них сейчас управляют правительственными структурами в регионах, но не имеют независимой политической базы. Один из бывших политтехнологов Кремля утверждает, что выборы 2018 г. «знаменуют приход постпутинской России независимо от того, останется ли Путин главой государства в течение следующих шести или 16 лет». Если Путин соберется выбрать и подготовить преемника, ему нужно не допустить, чтобы в преддверии его отставки в 2024 г. его воспринимали как списанного со счетов и утратившего прежнее влияние политика. Все это усиливает неопределенность в вопросе перехода власти, вызывает нарастающую нестабильность системы и открывает миру новое измерение России. 

Путинская система породила дилемму перехода власти: российская политическая элита зависит от покровительства Путина, так как это позволяет ей сохранять свои активы и удерживать власть, поэтому любой организованный переход полномочий должен подразумевать такого кандидата, который сможет гарантировать, что нынешний президент и его ближайшее окружение не потеряют свои активы и личную свободу после ухода Путина из Кремля. Когда Путин принимал власть у Ельцина, он пообещал, что семья первого президента России не будет подвергаться преследованиям и сможет сохранить свои активы. Он выполнил эту часть сделки. Но в течение трех лет после вступления в должность Путин вплотную занялся некоторыми приближенными к Ельцину олигархами, вынудив некоторых из них покинуть страну и захватив их бизнес (а в случае с Михаилом Ходорковским отправив его на десять лет в тюрьму). Человек, который сменит Путина, вполне может выполнить любое соглашение, заключенное им непосредственно с президентом, но будут ли в безопасности приближенные к Путину олигархи? Процесс выбора преемника Путина может быть непростым и непредсказуемым.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Эксперт в области международных отношений Иван Крастев и профессор юридического факультета Нью-Йоркского университета Стивен Холмс в книге «Свет, обманувший надежды: Почему Запад проигрывает борьбу за демократию» рассказывают об ущербе, нанесенном коммунизмом, об имитации демократии и о том, как лидеры стран отрицают критику со стороны общественности. «Сноб» публикует одну из глав
Какие эпизоды мировой истории находят отражение в современных политических событиях, можно ли провести параллель между присоединением Шлезвига и Гольштейна к Пруссии и присоединением Крыма к России, как иностранные агенты превращаются в гордость нации — рассказывает историк Константин Гайворонский в книге «Тени истории: События прошлого, которые помогают понять настоящее». «Сноб» публикует одну из глав
В книге «Ленин. Человек, который изменил все» (издательство «Эксмо») политик и доктор исторических наук Вячеслав Никонов рассказывает о жизни основателя Коммунистической партии Советского Союза, которая правила в стране три четверти века. «Сноб» публикует главу о пломбированном вагоне, в котором в апреле 1917 года Ленин вместе с единомышленниками добрался из Швейцарии в Россию