Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал
Люксовый чемодан со свободой и демократией.

Что объединяет скандалы вокруг Навального и Рудковской

Хотя кажется, что страсти, вызванные заявлениями оппозиционера об Иване Сафронове, и скандал между Яной Рудковской и Ритой Дакотой существуют в параллельных вселенных, их объединяет одно. Это отечественные стандарты поведения бренд-амбассадоров. А представляешь ли ты демократические ценности или люксовые сумки, не так важно
16 июля 2020 17:42
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Едва отзвучали ключевые слова обвинительного приговора Кириллу Серебренникову и другим обвиняемым по делу «Седьмой студии» — «условный срок», — как возник новый обвиняемый и новое обвинение, которое на первый взгляд выглядит не менее надуманным, чем инкриминируемое Серебренникову, Итину и Малобродскому хищение культурных госсредств. Бывший журналист «Ведомостей» и «Коммерсанта», успевший недавно стать советником главы Роскосмоса Иван Сафронов, оказывается, до этого еще разгласил гостайну чешским спецслужбам. Сафронова задержали по делу о госизмене, и с первой минуты, как стало об этом известно, все люди доброй воли принялись утверждать в СМИ и пабликах, что это месть неких погон за некие расследования и вообще непримиримую гражданскую и профессиональную позицию. Степень абсурдности обвинения в госизмене была еще большей, чем степень абсурдности обвинения в растрате госсредств в «Седьмой студии», потому что подчеркивалось, что Сафронов «гадил, там где ел» не во время работы в Роскосмосе, а во время работы в газете, что породило вполне понятное всеобщее удивление: журналист не имеет доступа к гостайне, следовательно, никак не может ее разгласить.

Но нашелся один человек, которого заинтересовала в Сафронове именно работа на Роскосмос, и человека этого зовут Алексей Навальный. Он пояснил, что не в восторге от того, что ему приходится защищать Ивана Сафронова, потому что кампания в его защиту ведется как кампания в защиту журналиста, тогда как Иван Сафронов — советник Рогозина, сотрудник госкорпорации. Иными словами, Сафронов сам, по собственной воле пошел в услужение путинским, и теперь, когда путинские же его арестовали, то негоже приличным людям руки марать, пытаясь вытащить несчастную жертву из застенка. Сел с шулерами в карты играть — пеняй на себя, а мы в белом жабо в сторонке постоим, полюбуемся. За такие слова многие поставили Навальному на вид и даже предположили, что Алексей обижен на Сафронова за то, что тот прочил ему не больше 3% на выборах, да еще и на двоих с Собчак.

Иван Сафронов в Мосгорсуде Фото: Принтскрин с видеоматериала, предоставленного пресс-службой Мосгорсуда

Спустя некоторое время Навальный решил еще раз высказаться, видимо, чувствуя, что не столько промахнулся с целевой аудиторией, сколько плюнул ей в лицо. Полуоправдательный пост содержал стандартные реверансы в сторону Сафронова, обличал коррупцию в Роскосмосе и неэффективность госкорпораций в целом, но Алексей все равно клеймил Сафронова за то, что тот пошел работать на власть. Таким образом, Навальный напомнил, что ни на йоту не сдвинулся в главном своем манихействе, он вновь вполне настойчиво указывал на белое жабо, украшающее его непокорную выю. В ответ посыпались упоминания работы Навального там и сям, ему стали кричать, что он сам госчиновник, потому что состоял в совете директоров «Аэрофлота» и т. д. Конкретнее всех высказался журналист Иван Голунов, который спокойно напомнил, что все (или почти все) антикоррупционные разоблачения Навального в отношении Роскосмоса и не только были основаны на публикациях Сафронова, которого Навальный назвал «очередным бессмысленным журналистом». В ответ Навальный назвал Голунова «мелким врунишкой». Полемика до сих пор, кажется, продолжается, но есть люди, которые любуются кругами на воде, а есть те, кого волнует лишь камень на дне.

Общий смысл инвективы Навального по адресу Сафронова сводился к тому, что Сафронов с момента перехода на сторону зла не имеет права — нет, не на защиту, не на справедливое судебное разбирательство, не на оправдательный приговор — он не имеет права на общественную симпатию, на одобрение свободолюбивых и прогрессивных сограждан, на сочувствие и, похоже, даже на понимание. Потому что есть истинные борцы за свободу, этого права заслуживающие. Бренд-амбассадоры гражданских и политических свобод. В первую очередь — сам Навальный. А Сафронов — он после перехода в Роскосмос известно кто.

Одновременно с сюжетом о Сафронове и Навальном разворачивались совершенно другие события — в параллельной если не реальности, то плоскости. Сюжет о сумках Louis Vuitton, главными действующими лицами которого были продюсер Яна Рудковская и певица Рита Дакота. Поначалу все было мирно, гламурно и атмосферно, будто на дворе нефть не по $42, а по $142, как во времена великого стояния чемодана Louis Vuitton на Красной площади. Популярные блогеры запустили в инстаграме «гив» (розыгрыш призов. — Прим. ред.). Призами были сумки от Louis Vuitton, а условия выглядели так: нужно было подписаться на множество аккаунтов, проставить им побольше лайков и, возможно, получить сумку. Обе девушки сфотографировались с сумками от Louis Vuitton и анонсировали розыгрыш на своих страницах в инстаграме. Рита Дакота выложила пост, но потом он пропал. Спустя некоторое время появилась уже новая публикация, где певица объяснила, что удалила пост по требованию Яны Рудковской, так как ей показалось, что он «дешманский» и вообще снижает градус рекламной кампании. По словам Риты Дакоты, в подкрепление своих слов Рудковская также заявила, что ей уже «звонит Париж».

В ответ на это Яна Рудковская изложила свою версию событий, согласно которой она не требовала удалять пост, а просила лишь его отредактировать, убрав оттуда слова «халява» и «раздаем сумки», которые не сочетаются с высоким статусом бренда Louis Vuitton. Но вместо того, чтобы послушаться, Рита Дакота, дескать, принялась скандалить и зарабатывать на этом очки. К дискуссии подключились одни блогеры, которые пристыдили Яну Рудковскую за репрессии в отношении Риты Дакоты: мол, недостойно такое поведение бренд-амбассадора Louis Vuitton, и другие — которые, как бы в продолжение речей Рудковской, дали понять Дакоте, что она тут вообще неизвестно кто. 

Фото: Личные страницы Яны Рудковской и Риты Дакоты/Instagram

Закончилось все официальным комментарием от Louis Vuitton, который сводился к тому, что представительство бренда сожалеет о скандале, призывает стороны к примирению, а к самой акции по раздаче сумок никакого отношения не имеет. Париж, таким образом, никому не звонил. Да и не позвонил бы: так устроено, что любые локальные конфликты по поводу того или иного бренда разруливаются силами его локальных представительств. Париж, он же Нью-Йорк, он же Лондон или Токио, никому не звонят. Даже бренд-амбассадорам.

Что роднит эти два импровизированных скандала, два заседания месткома? Полная уверенность не столько в собственной правоте, сколько в том, что ты олицетворяешь бренд, его ценности, его базис и надстройку, его краеугольный камень и, как было принято говорить в эпоху нефти по $142, его ДНК. И вот что любопытно: официально, конечно, это так. Ты можешь быть бренд-амбассадором люксовых чемоданов или свободы и демократии. И большинство симпатизантов, интересантов и даже потребителей этих самых чемоданов, а также свободы и демократии могут тебя таковым считать. По крайней мере, молчаливо соглашаться с твоим статусом. Но как только ты начинаешь репрессии, как только ты решаешь, кого казнить, а кого миловать, едва ты приступаешь к чистке рядов, как ряды редеют, мнения разделяются, а монолитные блоки раскалываются. И Париж (что бы под этим ни подразумевалось) звонит — устами местного представительства — совсем не так складно, как тебе хотелось бы. Он звонит, чтобы поставить тебя на место.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Участие Екатерины Диденко в ток-шоу после смерти ее мужа и гостей в бане из-за того, что в воду высыпали сухой лед, нельзя оправдать привычными мантрами о цинизме телевидения. Это — личный выбор популярного блогера, который заставляет говорить о новых мерцающих границах допустимого в новом мире персональных видеоблогов
Кремль рассчитывает на осуждение оппозиционера, «оклеветавшего» ветерана войны. Исход судебного процесса над главой ФБК практически предрешен. Однако есть серьезные сомнения в том, что у власти получится организовать вокруг этого дела волну всенародного гнева
Каждое шоу низкого жанра несет в себе какое-то послание об обществе. Андрей Малахов, ставящий живой спектакль о Гогене Солнцеве и Екатерине Терешкович, кажется, приучает зрителей к тому, что аморальность — удел избранных, которые никак не связаны с публикой