Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Великая стройка.

Удастся ли Путину не упустить «исторический шанс»

17 Июля 2020 10:45
Владимиру Путину выпал наконец исторический шанс — окончательно решить жилищный вопрос в России. Здесь для президента есть, конечно, понятный азарт, но вот означает ли «решение жилищного вопроса» с точки зрения власти его настоящее решение — это совсем неясно

Охватить и упорядочить появившееся после изменения Конституции море возможностей за одно совещание не получится, не выйдет и за два, но все-таки хотя бы самое главное президент Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому планированию и национальным проектам назвал: здоровье, образование, комфортная среда обитания, достойный труд (включая предпринимательство) и цифровая трансформация.

Все это, безусловно, очень хорошие, старые добрые цели. Хороши они в первую очередь тем, что достигать их можно вечно. Как выглядят абсолют хорошего образования или тем более достойные условия труда, все равно никто в точности не знает. 

И все-таки в этом ряду замечательных целей одна выбивается особо. Это цель обеспечения россиян жильем. И она уже находится на расстоянии вытянутой руки: «У нас есть исторический шанс в обозримые сроки, абсолютно понятные, может быть, впервые за всю историю России кардинально решить жилищный вопрос», — обрадовал Владимир Путин участников совещания, а вместе с ними и всех нас.

Фото: Агентство «Москва»

В этом случае лучше забыть, что об этом историческом шансе, именно в такой формулировке, Путин говорил еще восемь лет назад. Тогда шанс был хотя и исторический, но все-таки, видимо, какой-то призрачный. Это же было еще до эпохи исторического материализма. А вот теперь совсем другое дело. 

Решение жилищного вопроса — это ведь священный грааль всех советских и российских лидеров. Это Константинополь и проливы отечественной внутренней политики. Это тот самый глобальный долг власти перед гражданами, тянущийся еще с 1917 года, до полного исполнения которого нельзя сказать, что все это — и революция, и годы советской власти, и разруха 1990-х, и вообще все — было не зря, было зачем-то нужно.

Знаете, бывают такие люди, которые с молодых лет считают, что сначала им нужно добиться карьерных высот, заработать на большой дом и топовый автомобиль, организовать постоянный высокий доход, а уж только потом думать о семье. «Чтобы у детей сразу все было», — говорят они. О том же мечтают и правители — вот когда у каждого россиянина будет свое собственное жилье, причем нормальное, а не эти развалюхи, построенные теми, кто решал жилищный вопрос до них, вот тогда можно будет подумать и обо всем остальном. Возможно, даже об уходе на покой. Но не раньше.

Правда, до семьи и детей в таких случаях дело, как правило, дойти уже не успевает. Материальные желания исполняются уже в сильно зрелом возрасте, а бывает, что и не исполняются вовсе. Но власти как прочитали у Булгакова, что жилищный вопрос-де испортил москвичей, так с тех пор и думают, что в этом все дело и начинать  исправление людей нужно непременно с обеспечения их квадратными метрами. 

Что понимается под «кардинальным решением жилищного вопроса», то есть в чем, собственно, этот вопрос заключается, сейчас уже не вполне ясно. То есть экономически, если встать на позицию профильного министерства, все понятно: строительный комплекс должен работать, а для этого граждане должны все время покупать квартиры. С этой точки зрения решение жилищного вопроса — это предоставление гражданам бесперебойной возможности нести деньги строителям. С этой целью власти добиваются снижения ставок по ипотеке. 

С политически-административной точки зрения все немного сложнее. Жилищный вопрос решается предоставлением всем желающим крыши над головой, а вот где и какой — вопрос уже обсуждаемый. Арендная эта крыша или в собственности, уже тоже не столь важно. Правительство описывает процесс решения жилищного вопроса исключительно в миллионах нововозводимых квадратных метров; но ведь все эти метры кто-то должен покупать, и у этих людей должна быть не только возможность, но и стимул купить квартиру, и купить именно в этом месте, а у строителей в свою очередь — построить именно здесь дом и быть уверенными, что на него найдутся покупатели.

Спрос и, как следствие, предложение возникают лишь в крупных агломерациях, там, где есть хоть какая-то перспектива дохода. В малых городах строится менее 20% возводимого жилья, половина новых домов приходится всего на 13 регионов. Если в Москве, Краснодаре, Петербурге квартал застраивается за кварталом, то решение жилищного вопроса в условном райцентре чаще сводится к переезду в более крупный город, желательно в столицу. Где под доступным жильем обычно понимается жилье дешевое, то есть на выселках и по примитивным проектам.

Нельзя сказать, что власть не хочет развития и улучшения среды в малых городах — хочет, но теоретически

Если превратить «решение жилищного вопроса» в самоцель, то оно, пожалуй, и сведется к сооружению гектаров «муравейников» на окраинах мегаполисов для тысяч новых переселенцев. Как, собственно, происходило в период строительства хрущевок, когда нужно было обеспечить жильем перебиравшихся в города обитателей деревень. Считается ли человек, перебравшийся в Москву и снявший студию у черта на рогах, «решившим жилищный вопрос»? Наверное, да, ведь между двушкой в Урюпинске и студией в Новой Москве выбор очевиден. Но отличается ли это принципиально от переезда в ленинградскую коммуналку 60 лет назад? А тоже ведь люди для своего времени решали жилищный вопрос, крышу над головой обеспечивали. 

И переселенец из Забайкалья в Краснодар технически, наверное, тоже свой вопрос решил. По статистике, в пересчете на душу населения, квадратных метров в стране, возможно, станет много, и даже, нельзя исключать, властям удастся добиться искомого показателя в 120 миллионов «квадратов» в год. Это, в конце концов, гораздо проще и дешевле, чем вкладываться в развитие регионов, с тем чтобы у людей появлялась мотивация оставаться, а не уезжать.

При всех жалобах на недоступность жилья количество живущих на улице россиян все же относительно невелико. И если говорить о полном «решении жилищного вопроса» в масштабах всей страны, то в конечном итоге это все равно будет означать готовность государства построить новые дома в глубинке за свой счет — вот только зачем, если следующего поколения в этих домах, скорее всего, уже не будет? 

Неудивительно, что сейчас начинают банкротиться региональные застройщики: рентабельность строительства там и так крайне низкая, а кризис только усугубил тенденцию. Покупать жилье некому.

Там, где частной, коммерческой мотивации нет, люди могут десятилетиями продолжать жить в развалинах. Одного только бюрократического энтузиазма к достижению показателей тут недостаточно. Нет никакого смысла строить там, где люди не хотят жить. Нельзя сказать, что власть не хочет развития и улучшения среды в малых городах — хочет, но теоретически. Практически же в централизованном государстве все зависит не от местных, а от центра, а у него на всех рук, времени и денег не хватает. Советская власть тоже так себя вела, но она хоть была последовательной и пыталась ограничивать также и миграцию.

Конечно, президента понять можно. Здесь есть высший азарт — сделать то, чего не могли сделать ни коммунисты хоть в ранний, хоть в поздний период СССР, ни демократы, утвердить таким образом преимущество путинской системы. Исторический шанс. Однако есть и неменьший шанс, что следующему президенту — ну, будет же он когда-нибудь — придется точно так же искать «кардинальное решение жилищного вопроса» заново.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Идея распространить принципы организации нефтяного сектора на все сырьевые отрасли высказывается в последние 20 лет с завидной регулярностью. Более того, правительство может не устоять перед соблазном создания какого-нибудь «золотого Газпрома» — со всеми вытекающими для золотодобытчиков последствиями
Страсти, вызванные заявлениями оппозиционера об Иване Сафронове, и скандал между Яной Рудковской и Ритой Дакотой объединяет одно. Это отечественные стандарты поведения бренд-амбассадоров. А представляешь ли ты демократические ценности или люксовые сумки, не так важно
Как только европейские страны стали открывать границы, часть россиян, привыкших проводить отпуск не на Черном море, стали надеяться, что летний сезон или, по крайней мере, «бархатный» еще не совсем потерян. Стоит ли надеяться и верить?