Все новости
Колонка
На пути к Майдану?

Чем станут хабаровские протесты для России

20 Июля 2020 16:45
Массовые митинги в Хабаровском крае — идеальная иллюстрация пословицы «Что посеешь, то и пожнешь». Акции протеста — это следствие неадекватной политики федерального центра, непонимания региональной специфики, закостенелой пропаганды и отсутствия реальной оппозиции в стране. Если вовремя не исправить все эти ошибки, Россия рискует вступить на украинский путь

Символы

В Хабаровске проходят массовые акции протеста. Десятки тысяч граждан выходят на улицы с требованием либо освободить губернатора Сергея Фургала (задержанного по подозрению в заказных убийствах), либо судить его «честно и в Хабаровске», то есть в регионе, где кадровый состав властей формировался под контролем господина Фургала и его команды, а также ЛДПР, к которой он номинально принадлежит. В свою очередь, российские власти стараются преуменьшать значимость протеста — как с точки зрения численности протестующих, так и в плане мотивов их выхода на улицы. Доходит до того, что — вольно или невольно — наиболее релевантными новостями о Хабаровском крае является местная ситуация с коронавирусом, болеющих которым сейчас в крае около трех тысяч человек — в разы или даже десятки раз меньше, чем общее количество вышедших на улицы людей. Если же попытаться разобраться в ситуации, то она действительно напоминает украинский Майдан, до которого страну пытаются довести представители радикальной оппозиции под ручку с профессиональными ура-патриотами.

Как и в Украине в 2013–2014 годов, повод протеста не тождественен его причине. Да, губернатор Фургал смог завоевать популярность у электората и даже что-то сделал для края. Да, прибывший в Хабаровск полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев прав, обвиняя местные власти в организации протеста — судя по источникам, команда губернатора (к которой у правоохранителей тоже были вопросы и которая не желала отправиться по этапу вместе с боссом) действительно стояла за организацией митингов. Однако не стоит забывать, Фургала обвиняют не в коррупции и даже не в растрате бюджетных средств (в чем можно спокойно обвинить почти любого главу региона — таковы уж особенности российского бизнеса и бюджетного распределения), а в покушении на убийство и убийстве. Можно сколько угодно оправдывать детали биографии гражданина тем, что «90-е на Дальнем Востоке закончились лишь в конце нулевых» или «на Фургала обратили внимание лишь потому, что он не поделился с Ротенбергом», однако для Фемиды это не аргумент. Тем более для Дальнего Востока, где многие знают специфику местной криминальной иерархии и понимают, что Фургал действительно может быть виновным. И десятки тысяч хабаровчан никогда бы не вышли на массовые акции протеста из-за задержанного криминального авторитета.

Жители города во время митинга в поддержку губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, Хабаровск, 18 июля 2020 года Фото: Дмитрий Моргулис/ТАСС

Они выходят не из-за Фургала, а из-за того, во что превратилась эта история. Фургал стал символом их права на свободный выбор, который они сделали в 2018 году. Символом протеста против недостаточного внимания Москвы к проблемам Дальнего Востока, а также унижения конкретно Хабаровска, когда власти приняли решение перенести столицу Дальневосточного округа во Владивосток — просто для того, чтобы накрутить рейтинг в Приморье Олегу Кожемяко для избрания того губернатором в ходе «третьего тура» в конце 2018 года. Символом недовольства продолжающимся ужесточением вертикали власти. Символом возмущения той грязной информационной кампанией в поддержку изменения Конституции (пусть даже большинство изменений были правильными и нужными). Символом усталости населения от той риторики, которую представители власти используют для оправдания отказа от раскручивания политических гаек — из серии «Вы что, хотите вернуться в 90-е годы?». Как вообще можно использовать эту риторику для убеждения протестной молодежи, которая знает только эру Путина и знает об ужасах и унижениях 90-х годов лишь из сериала «Бригада»?

Верхи не могут?

Как и Майдан в 2013–2014 годах, хабаровский протест стал ответом на существующую вокруг безнадегу, и триггером для него послужило конкретное событие (в Украине — отказ от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, а у нас — арест Сергея Фургала). Да, хабаровские события недотягивают до Майдана по масштабности, участию саботажников из действующей власти и элит (все-таки региональных чиновников легко стреножить), а также наличию внешнего притока кислорода для горения — пирожков и иного финансирования от западных друзей. Однако лиха беда начало. И чтобы хабаровский протест не привел к украинской трагедии, — где желание населения преодолеть безнадегу вылилось в демонтированное государство, гражданскую войну и еще большую безнадегу, нужны правильные действия как оппозиции, так и власти.

По идее, оппозиция (не думская оппозиция из числа ручных партий, а несистемная) должна возглавлять протест и превращать его лозунги из нереальных (наподобие «освободите Фургала» или «Единая Россия — вон с Дальнего Востока») в реалистичные, о которых можно вести переговоры с властями. О честном и открытом для общества суде над Фургалом, о прекращении демонизации протеста и т. п. Однако недавняя заочная полемика между журналистом Иваном Голуновым и лидером несистемной оппозиции Алексеем Навальным по делу Ивана Сафронова, а также сама история вокруг этого дела показали, что для значительной части оппозиционных лидеров (как из числа журналистской тусовки, так и среди блогеров-популистов) важен протест ради протеста. Те, кто организовал и вышел на митинги протеста после освобождения властями Ивана Голунова, и те, кто сейчас требует от ФСБ освободить без суда и следствия обвиняемого по статье «Госизмена» журналиста, не заинтересованы ни в каком конструктиве. Более того, они понимают, что не обладают достаточным авторитетом в глазах самого протестующего населения. Там же на Майдане люди шли не за «майданный триумвират» из боксера, ребенка и радикала, тем более уж не за освобождение известной украинской воровки из Качановской колонии. Как и в Армении в ходе переворота в 2018 году люди вышли не за мелкого лидера мелкой партии, а против действующей власти. Поэтому и там, и у нас оппозиция даже не пытается модифицировать протест — она лишь отдается его волнам для того, чтобы те их куда-нибудь наверх вынесли.

Жители города во время митинга в поддержку губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, Хабаровск, 11 июля 2020 года Фото: Дмитрий Моргулис/ТАСС

В свою очередь, власть должна прекратить недооценивать протест, демонизировать его и приземлять его последствия из серии заявлений, что после протестов Хабаровский край ожидает резкое увеличение числа больных коронавирусом. Протесты, тем более проходящие мирно, требуют ответа не только в виде наказания активистов (все-таки закон есть закон), но и максимально быстрого и эффективного ответа на требования митингующих. Как в общероссийском масштабе (прекращения информационной политики, направленной на разделение общества на своих патриотов и враждебных либералов), так и региональном. Реальных программ по развитию Дальнего Востока и Хабаровского края в частности, наведения там законности, создания максимально либеральных условий для развития местного бизнеса — без страха и оглядок на то, что за этим бизнесом придет нормальное гражданское общество, которое будет требовать от власти политической либерализации.

Кто следующий?

Собирается ли власть учесть все это? Многое будет зависеть от Михаила Дегтярева — депутата Госдумы от ЛПДР, которым Кремль решил заменить Фургала в Хабаровском крае.

Да, можно было найти какого-то технократа из обоймы правящей партии и отправить его в Хабаровск разгребать авгиевы конюшни проблем — однако это назначение стало бы нелегитимным и несправедливым. Очевидно, что новым и. о. губернатора должен быть представитель ЛДПР. Арест Фургала подавался оппозицией не столько как торжество закона, сколько как отжим у либерал-демократов региона, завоеванного ими на честных выборах. И не просто на выборах, а в ходе протестного голосования, где население проголосовало по принципу «за кого угодно, только не за Единую Россию». Да, «кто угодно» оказался потенциальным уголовником (в отличие от Белоруссии и Украины, в России признать человека реальным преступником может только суд). Однако менять его под этим предлогом на представителя «партии власти» через административные инструменты означало бы плюнуть в бюллетень избирателей, подорвать веру людей в мощь и вообще наличие у граждан России электоральных инструментов для смены власти.
Так что регион оставили за жириновцами — которые, по слухам, собираются обкатать на нем замену дряхлеющему Вольфовичу. «Владимир Жириновский сильно сдал в последнее время, вместе с ним сдает и партия, которую он олицетворяет. Сдает не только в электоральном плане — ЛДПР со впадающим в маразм вождем стремительно теряет вес и значение в глазах Администрации президента (которая в ином случае вполне могла бы дать ЛДПР и другие регионы). Поэтому вождю активно ищут замену — вот и хотят обкатать молодого перспективного политика», — пояснил «Снобу» один из ведущих российских политтехнологов. Однако насколько целесообразно устраивать политические эксперименте на хабаровском вулкане, который, если взорвется по-настоящему, может накрыть весь Дальний Восток?

Конечно, можно было совместить справедливое с полезным — назначить и. о. губернатора из числа не молодых и перспективных, а опытных технократов в ЛДПР. Однако кадровый состав этой ультравождистской партии не предполагает наличия таких сильных управленцев. Поэтому цена ошибки велика — неудачно выбранный и. о. губернатора не только не сможет справиться с проблемами области, но и отправится по этапу вслед за Фургалом. Став тем самым новым символом протеста, все ближе и ближе приближающегося к украинскому Майдану, радикальному, беспощадному и бесперспективному.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Иван Давыдов
Нынешний июль можно считать поминками по хоть сколько-то свободным выборам и по статусу граждан, которым вроде бы были наделены постоянные жители России
Экс-губернатор Кемеровской области Аман Тулеев возглавлял регион на протяжении 20 лет. После трагических событий 25 марта 2018 года, когда пожар в торговом центре Кемерова «Зимняя вишня» унес жизни 60 человек, Тулеев добровольно ушел в отставку. В книге журналиста Андрея Ванденко «Аман Тулеев. С моих слов записано верно» бывший глава Кузбасса рассказывает о своей жизни, взлетах, падениях и переживаниях. «Сноб» публикует отрывок
Борис Кагарлицкий
«Сноб» публикует рассказ политолога, бывшего левого диссидента, директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого о митинге на Пушкинской площади 15 июля и собственном задержании на Рождественском бульваре