Все новости
Колонка
Отложенное благоденствие.

Чем новая экономическая стратегия отличается от старой

23 Июля 2020 11:30
Нынешний «июльский» указ Владимира Путина, можно не сомневаться, ждет та же судьба, что и многочисленные «майские» указы, которыми он тешит почтенную публику, всякий раз принимая бразды правления все менее управляемой страной

Во вторник, 21 июля, президент Владимир Путин подписал очередной «исторический» документ — указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Главное отличие от предыдущего «майского» указа двухлетней давности — в сроках, отведенных для достижения «национальных целей». После голосования по поправкам в Конституцию 2024 год перестал восприниматься какой-то серьезной политической вехой, которая могла завершить «эпоху Путина». Так что исполнительная власть смогла немного расслабиться и отложить выполнение обещаний на шесть лет — еще один «президентский» срок.

Да и сами цели стали куда скромнее, а количество их сократилось с девяти до пяти. Например, правительство может расслабиться и не рвать из себя жилы, чтобы стать пятой экономикой в мире. Да и обеспечение темпов роста выше среднемировых перестало быть самостоятельным ориентиром и затерялось где-то внутри цели обеспечить «достойный, эффективный труд и успешное предпринимательство». С другими ориентирами произошла схожая трансформация. Например, правительство больше не должно «кровь из носа» добиться устойчивого естественного прироста численности населения. Новая планка — «сохранение населения, здоровье и благополучие людей». 

Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

Еще одно любопытное отличие нынешней стратегии — «планка», по которой правительство будет измерять свои «достижения». Например, к 2030 году инвестиции в основной капитал должны вырасти на 70% к уровню 2020 года. Более комфортную точку сравнения придумать было сложно. Особенно если учесть, что прямые иностранные инвестиции в первом полугодии в России рухнули в 3,7 раза, и ожидать, что ситуация во втором полугодии радикально изменится, не приходится. Аналогично обстоят дела с задачей нарастить к 2030 году несырьевой экспорт на 70%. Точка отсчета та же — 2020 год.

Зачем понадобились все эти трюки с цифрами, совершенно непонятно. К долгосрочным целям и ориентирам партии и правительства в России никто серьезно не относится со времен Никиты Сергеевича Хрущева, обещавшего построить материально-техническую базу коммунизма к 1980 году. Да и за два десятилетия правления Путина амбициозных целей, национальных проектов и долгосрочных стратегий было понаписано столько, что все и не упомнить. ВВП мы удваивали, энергетическую сверхдержаву строили, жилищный вопрос решали, с бедностью боролись. И всякий раз осуществлению грандиозных замыслов что-то мешало. То нефть упадет, то геополитика подкачает. Все к этому давно привыкли, как привыкли к тому, что примерно раз в десять лет по миру прокатывается волна разрушительного кризиса и «светлое будущее» — нет, не отменяется, но откладывается на неопределенный срок. 

Следующий кризис станет для исполнительной власти настоящим спасением

И нынешний «июльский» указ Владимира Путина, можно не сомневаться, ждет та же судьба, что и многочисленные «майские» указы, которыми он тешит почтенную публику, всякий раз принимая бразды правления все менее управляемой страной. Если очень повезет, нынешний «коронавирусный» кризис ограничится этим годом, хотя вероятность этого пока не настолько высока, чтобы строить на этом допущении серьезные прогнозы и планы. Но, даже если восстановление мировой и российской экономики уже началось, до 2030 года нас, скорее всего, ждут новые потрясения, несовместимые даже с теми куда как более скромными планами, которые ставит перед правительством Путин. 

При этом следующий кризис станет для исполнительной власти настоящим спасением, поскольку ей будет на что списывать провал в экономике и социальной сфере: «внешние факторы» его только усугубляют, но истинная причина этого провала кроется в распаде институтов, который влечет за собой деградацию делового и инвестиционного климата. И никакая цифровая трансформация государства положение не исправит.

Что же до нынешнего «июльского» указа, через пару-тройку месяцев о нем все забудут и вспомнят в лучшем случае в 2024 году, когда понадобится хоть какая-то стратегия для очередного срока Владимира Путина.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
24 июля в социальной сети «Одноклассники» пройдет видеобеседа декана экономического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Александра Аузана и шеф-редактора проекта «Сноб» Сергея Цехмистренко
Фотографы Ольга Шлеина, Илья Медведев и Анастасия Головина — авторы документального фотопроекта В4 о жизни барной индустрии в период самоизоляции. Они запустили в инстаграме челлендж #B4BarsOpen, в рамках которого бары по всей стране расскажут о своих карантинных буднях. Стартом инициативы стала хроника историй восьми баров. «Сноб» поговорил с их представителями и узнал, как они переживали вынужденную паузу и что сейчас происходит с заведениями
Михаил Шевчук
Владимиру Путину выпал наконец исторический шанс — окончательно решить жилищный вопрос в России. Здесь для президента есть, конечно, понятный азарт, но вот означает ли «решение жилищного вопроса» с точки зрения власти его настоящее решение — это совсем неясно