Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Опоздали на самолет или хотели устроить провокации? Политаналитик Александр Класковский о задержании бойцов «ЧВК Вагнера» в Белоруссии

Тема интервенции России в президентские выборы в Белоруссии набирает оборот. За последние сутки стало известно, что задержанных в Минске бойцов «ЧВК Вагнера» (эту частную военную компанию связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным) обвинили в подготовке теракта и массовых беспорядков на территории страны. Еще один россиянин, которого задержали накануне, — политтехнолог Виталий Шкляров упоминается в новостях как человек, консультировавший арестованного экс-кандидата в президенты Сергея Тихановского. «Сноб» обсудил с белорусским политическим аналитиком Александром Класковским, почему Лукашенко решил пойти на столь серьезное обострение отношений с Кремлем

30 июля 2020 18:30
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Задержание бойцов «ЧВК Вагнера» накануне президентских выборов — это элемент политической игры, которую ведет Лукашенко?

Делать однозначные выводы об этой ситуации пока очень рано — у нас по-прежнему слишком мало информации. Есть две версии, которые сейчас активно обсуждают белорусские аналитики. Сразу оговорюсь, что обе эти версии негативно скажутся на белорусско-российских отношениях. Первая версия — Белоруссия была перевалочной базой для этих людей (бойцов ЧВК. — Прим. ред.), дальше они должны были отправиться на работу, например, в Судан. Почему Судан? Некоторые зрители разглядели в сюжетах белорусского телевидения о задержании суданские купюры (суданские фунты. — Прим. ред.), которые лежали среди других изъятых вещей. Возможно, между спецслужбами двух стран были какие-то договоренности о транзите, но белорусская сторона их нарушила ради своих конъюнктурных политических интересов (по словам посла России в Минске Дмитрия Мезенцева, мужчины следовали в третью страну, но «опоздали на самолет». — Прим. ред.) Вторая версия, которую активно транслируют белорусские власти и люди в погонах, что эти «гости» проникли на территорию страны, чтобы как-то дестабилизировать обстановку накануне выборов. Подчеркну, что пока мы слышим лишь слова высокопоставленных силовиков, каких-либо серьезных доказательств намерений бойцов «ЧВК Вагнера» у нас нет.

Теперь в воздухе повисли серьезные вопросы, и России на них нужно как-то отвечать. Ведь госсекретарь Совбеза Андрей Равков говорит о планировании терактов и каких-то лагерях боевиков под Псковом и Невелем, в которых сейчас якобы готовят новые группы. Если хоть часть из этого правда, то о какой интеграции (переговоры об углублении интеграции союзного государства. — Прим. ред.) может идти речь, когда ситуация на грани гибридной войны? Получается, что Кремль либо об этих бойцах и лагерях знает, либо вообще не контролирует то, что происходит на территории страны.

Заявления Андрея Равкова — это действительно очень серьезные обвинения. Раньше подобные слова в адрес Кремля звучали разве что со стороны администрации экс-президента Украины Петра Порошенко и некоторых депутатов Верховной рады.

Замечу, что вчера, во время экстренного совещания с силовиками, Лукашенко был предельно осторожен в формулировках. Некоторые аналитики в Белоруссии думают, что «дело бойцов ЧВК» после выборов спустят на тормозах, как это было в 2017 году с «Белым легионом». Тогда в Белоруссии начались серьезные волнения, связанные с «декретом о тунеядцах». Александр Лукашенко заявил, что спецслужбы задержали несколько десятков боевиков, которые якобы готовили какие-то противоправные акции. Тех людей схватили, несколько месяцев продержали в СИЗО, но потом тихо выпустили и закрыли дело, потому что власти добились главной цели — сбили волну протестов и дискредитировали их лидеров. Почему бы не использовать похожую матрицу и во время этой президентской кампании ради какого-то сиюминутного политического профита?

Пока Кремль отреагировал на обвинения бойцов ЧВК заявлением Дмитрия Пескова, который сказал, что и в России тоже есть белорусы, которые носят одежду в стиле милитари, но это не значит, что они «занимаются чем-то противоправным». Есть предположение, что столь «мягкая» реакция указывает на некие договоренности между Лукашенко и Путиным, что Минск будет «пугать» избирателей темой российского вмешательства, но без последствий.

Такая версия действительно есть. Якобы Лукашенко и Путин договорились, что во время выборов Минск сможет попугать избирателей страшными боевиками из России, чтобы удержать под контролем предвыборную ситуацию. Но я в эту глубокую конспирологию не верю, мне, наоборот, кажется, что отношения у Александра Григорьевича и Владимира Владимировича очень скверные, что они друг другу не доверяют, но вынуждены встречаться под камеры и улыбаться друг другу. У Лукашенко нет никакой сделки с Кремлем.

У Лукашенко мало вариантов для маневра — он выбирает между плохим и очень плохим. У него богатый опыт обострения отношений с Москвой. Вспомнить хотя бы обвинения России в «имперских замашках» во время переговоров по интеграции. Подобные выпады в Кремле уже не раз «проглатывали».

Получается, что Лукашенко насолил Москве еще и тем, что легитимизировал «ЧВК Вагнера» и напрямую связал его с российским руководством.

Да, в этой ситуации сказать, что «их там нет», очень сложно, ведь в сеть попали паспортные данные этих людей, некоторые из них есть в базе украинского сайта «Миротворец». Кроме того, они «засветились» на стороне сепаратистов или, как еще говорят, «ополченцев» на Донбассе. Их признал писатель Захар Прилепин, он написал, что среди задержанных есть люди из его батальона, воевавшего на юго-востоке Украины (с 2016-го по 2018 год Прилепин был заместителем командира одного из батальонов спецназа ДНР по работе с личным составом. — Прим. ред.) Мне кажется, что Дмитрий Песков отшутился, но за этим его высказыванием скрывается замешательство российской стороны.

В отличие от обвинений «вагнеровцев», задержание Шклярова — это прямой удар по оппозиции, ведь он якобы работал с Тихановским, чья жена Светлана — сейчас главное лицо протеста?

С самого начала Лукашенко раскручивал версии о внешней опасности, говорил, что его противники — марионетки зарубежных кукловодов. Иначе человек, находящийся у власти уже 26 лет, говорить не может, он хочет править и дальше. В этой конфигурации Лукашенко — «железный вождь» — единственный, кто может спасти страну. Раскручивание этого нарратива требовало доказательств. Задержание Шклярова — очередной шаг, который, по версии властей, дискредитирует кампанию оппозиционеров — Светланы Тихановской и всего «Объединенного штаба». Раньше власти говорили, что «рука Москвы» есть и за Виктором Бабарико, руководителем банка, акционеры которого — российские компании (по 49,8% акций принадлежит «Газпрому» и Газпромбанку. — Прим. ред.), и за Валерием Цепкало — выпускником МГИМО, человеком, у которого много влиятельных друзей в России. Напомню, первый находится в СИЗО КГБ, а второй бежал в Россию, боясь уголовного преследования.

Думаю, что так Лукашенко хочет оттолкнуть от Тихановской условно «старую» белорусскую оппозицию, которая известна своей ориентацией на национальные интересы, независимость и европейскую интеграцию.

Как эта антироссийская риторика повлияет на настроение избирателей, они отвернутся от Тихановской?

Прикрываясь внешней угрозой, власти начнут сильнее контролировать проведение митингов оппозиции. Белорусские власти сейчас оказались в роли того мальчика, который в известной притче кричал: «Волки!» Более продвинутая часть белорусского общества откровенно не верит в озвучиваемые Лукашенко версии, поэтому ярые сторонники Тихановской от нее вряд ли отвернутся. Конечно, найдутся те, кто, видя, как накаляется обстановка, решат не ходить на митинги и не проявлять активно свою гражданскую позицию, дабы не попасть под раздачу на площади. Но надо понимать, что этого Лукашенко и добивается, он повышает градус страха, повторяя, что не допустит в Белоруссии «майданов».

Подготовил Никита Павлюк-Павлюченко

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Александр Лукашенко может проиграть намеченные на 9 августа выборы президента Белоруссии. Судя по неофициальным опросам, находящегося у власти 26 лет политика готовы поддержать не более 6% жителей страны. Еще на этапе сбора подписей под стражу поместили двух наиболее популярных противников действующего главы государства: известного видеоблогера Сергея Тихановского задержали в мае по делу о нападении на полицейского, а на банкира Виктора Бабарико завели уголовное дело из-за «противоправной деятельности» в Белгазпромбанке, который он ранее возглавлял. О ходе выборной кампании «Снобу» рассказал белорусский политический обозреватель Артем Шрайбман
Европейский суд по правам человека приступил к рассмотрению дел по прошлогодним «московским» протестам. Глава «Апологии протеста» — организации, которая помогает россиянам в Страсбурге, — Алексей Глухов рассказал «Снобу», как ЕСПЧ поступает с однотипными исками россиян, влияют ли его рекомендации на свободу слова и собраний в России, а также помешает ли новая российская Конституция получать гражданам присужденные им выплаты
«Сноб» обратил внимание на аномальную активность под последним постом Сергея Собянина в Instagram. Меньше чем за неделю он собрал рекордные 43 тысячи комментариев (большинство из них негативные), что в десятки раз выше обычных показателей в аккаунте московского мэра. В чем причина такой аномалии, есть ли среди комментирующих боты и при чем тут слово «мамаши»? Разбирался Никита Павлюк-Павлюченко