Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Лобода, Boom Boom и #MeToo. Интервью продюсера Нателлы Крапивиной

Пять с половиной миллионов просмотров и традиционные обвинения в хайпе. Новым поводом поговорить о #MeToo стали не откровения жертв харассмента, а клип Светланы Лободы и рэпера Фараона на песню Boom Boom. Одни назвали видео «феминистским манифестом», другие — «откровенной пошлостью». Что это было, рассказывает продюсер певицы Нателла Крапивина
4 августа 2020 15:30
Скриншот: LOBODA/YouTube

Пухлые женские губы в алой помаде цитируют Симону Де Бовуар, после чего превращаются в намек на анимированную вагину. Это первые кадры нового клипа Светланы Лободы и Фараона Boom Boom, креативным продюсером которого выступил главный комик современного российского шоу-бизнеса Александр Гудков. Дальше — больше. По сюжету клипа, Светлана Лобода вместе с певицей Лолитой Милявской, журналистской Ксенией Собчак, участницей Comedy Woman Екатериной Варнавой, звездой сериала «Чики» Варварой Шмыковой и даже дрэг-дивой Лориной Рэй участвуют в своеобразном «конкурсе красоты», где в жюри только мужчины, а главная задача женщин — быть максимально стереотипными, вульгарными и пошлыми.

Светлана Лобода в своем инстаграм-аккаунте назвала клип «вызовом обществу с его псевдоморалью». Общество ответило: «Меня бесит феминизм. Меня бесит Симона де Бовуар. Разменная монета дня сегодняшнего. Была колбаса докторская, стала феминистская», — пишет кинокритик Зинаида Пронченко. «Самовлюбленное упоение пошлостью», — отреагировал журналист Михаил Козырев. В комментариях под его постом отметились и певец Леонид Агутин, и режиссер Алексей Герман-младший, и журналистка Ксения Собчак, и продюсер Светланы Лободы Нателла Крапивина, которая ответила Козыреву так: «Удивительно, что пошлость привлекает даже такую высоконравственную аудиторию».

Мы поговорили с Нателлой о гранях феминизма, любви и пошлости, а также о том, на какие темы все-таки можно шутить, а на какие не стоит.

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости


Ɔ. Кажется ли вам, что новая этика запрещает поднимать определенные темы, и  положение женщин в обществе — одна из них? Ваш клип специально вскрывает именно этот сюжет — ожидали ли вы обвинений в неэтичности?

У меня неоднозначное отношение к «новой этике» и всем ее последствиям. Мы так стремились к демократии, что пришли к искаженной толерантности, когда каждое твое слово можно использовать против тебя — неважно, в каком контексте ты его произнес. Невозможно разобраться, какие темы сегодня доступны для обсуждения, а какие нет. Дуть на воду — не в моих правилах и не в правилах моего артиста. 

Начиная работать над песней или визуальным рядом, мы никогда не пытаемся заигрывать с публикой. Мы не делаем то, что вызовет заведомо понятную реакцию. Иначе мы бы снимали клипы, где красивая артистка на фоне красивых ландшафтов поет милые, добрые песни. Мы всегда начинаем работу над новой песней с простого вопроса: делали мы уже это или еще нет? И только если мы этого не делали, нам становится интересно. 

Света — страшный экспериментатор, зачастую я не согласна с ее выбором, на что можно пойти, а на что нет, но именно за это я ее и уважаю. Только уверенный в себе человек готов менять повестку, делать что-то, что разрывает шаблоны и противоречит огромному количеству удобного и благонадежного контента, которого ждет аудитория. 

Работая над песней Boom Boom с Сашей Гудковым, человеком провокационным и талантливым — а он всегда ходит по краю и говорит то, о чем другие боятся даже подумать, — мы отдавали себе отчет в том, что клип вызовет резонанс. Но нас это не пугало. Такие люди нам и нужны, с ними интересно взаимодействовать. 

Что же касается обвинений в неэтичности, то я просто не понимаю, о чем идет речь. Песня жестко, но правдиво высвечивает ситуацию, которая есть сегодня. Множество молодых женщин из разных социальных слоев ради самореализации вынуждены потакать желаниям мужчин. Мы по-прежнему живем в мире мужчин, где у женщин вроде бы и появилось гораздо больше прав, но все равно сами они во многом до сих пор чувствуют себя чужими игрушками. 

Мы хотели порассуждать на эту тему, не делая никаких выводов. Ведь из любого творческого акта выводы зритель должен сделать сам. Когда ты видишь произведение, которое вызывает у тебя эмоции, пусть негативные, — это значит, что до тебя достучались. Нет ничего страшнее равнодушия. 


Ɔ. А есть все-таки темы, на которые шутить не надо?

Безусловно, да. Религия, дети, ставшие жертвами преступлений, — таких тем много. Хотя опять же все зависит не от шутки, а от конкретного момента, от того, как это прозвучало и кто это произнес. Вокруг нас огромное количество людей, которые никак не могут быть экспертами в той или иной области, но почему-то являются лидерами мнений. Сложно обозначить список тем и нюансы, которые нельзя обыгрывать шутливо, каждый определяет их сам.  

Мы никогда не переступаем грань, мы понимаем, что есть огромнейшая аудитория. Мы корректно проставляем возрастной ценз 18+, наша целевая аудитория — не дети. Хотя, конечно, они все равно нас слушают. Нельзя учесть интересы всех. Ты не можешь быть котенком, на которого никто не покажет пальцем и не поставит дизлайк. 

Мы живем в другое время, сегодня много свободы. Когда меня спрашивают: «Как же так, как вы можете петь про бум-бум, если вас слушают дети?», мне хочется ответить: «Ребята, дети слушают артистов, которые откровенно используют обсценную лексику или пропагандируют наркотики, и вы не можете их от этого защитить». Поэтому не стоит преувеличивать или делать из детей идиотов. Когда я говорю со своей семнадцатилетней дочерью или с дочерью Светланы, моей крестницей Евой, они тоже задают мне вопросы, на которые у меня не всегда есть ответ. Дети умные, не надо пытаться обмануть их, приукрашивая действительность. Им в ней жить. И чем честнее были с ними в детстве, тем проще им будет воспринимать многие вещи в будущем. 


Ɔ. В клипе вы «за» женщин? 

Да, мы за женщин, потому что мы сами женщины. Женщины самостоятельные, свободолюбивые, прошедшие непростой путь. Мы всегда будем их поддерживать, даже в противоречивых ситуациях — жизнь не линейна, все, что в ней происходит, часто имеет несколько планов. Сегодня становится больше женщин, которые знают себе цену — и знают, что за счастье можно и нужно бороться. И что они способны совмещать семью, профессию и множество разнообразных хобби.  

Мы двигаемся в правильном направлении, пройдет еще несколько лет — и все выровняется. В нашем обществе проблем, связанных с местом женщин в нем, гораздо больше, но я верю, что у нас будут равные права с мужчинами, мы сможем везде и во всем чувствовать себя полноценными.


Ɔ. Чем обусловлен выбор персонажей клипа? Вы специально собрали женщин, которые транслируют принципиально разные ценности, как, условно говоря, Собчак и Шмыкова?

Мы хотели собрать наиболее ярких девушек с самыми разными пластами аудитории, лидеров мнений в своих возрастных и социальных группах. И у нас это получилось. Для меня честь, что девушки снимались в клипе в творческом порыве, не ради денег. Мы снимали двое суток: долгий грим, примерки, хореография… Так, например, Катя Варнава не только снялась в одной из ролей, но и разрабатывала движения, присутствовала на протяжении всех съемок. Лолита провела огромное количество времени в латексном комбинезоне, и одно это дорогого стоит. Варя Шмыкова — моя любимейшая актриса, я ее обожаю, мечтаю снять в своем новом фильме. Все девчонки — молодые, крепкие, резвые, характерные героини. Я горжусь, что нам удалось их собрать вместе. Все они откликнулись и пришли — потому что позвали Гудков и Лобода.  


Ɔ. А может быть, все проблемы на самом деле в том, что в России, да и в Украине, до сих пор боятся говорить о сексе, а иногда и заниматься им?

Люди действительно осторожны с разговорами о сексе. Это сложная тема, с ней нужно быть деликатными — многие люди к ней не готовы. Когда кто-то пытается быть свободным и раскрепощенным, визуализировать запретное, конечно, его могут подвергнуть жесточайшей критике. Но кто-то же должен это делать. Кто-то должен брать на себя такую ответственность.  

Мы живем в XXI веке, мы хотим вырастить поколение свободных людей. Мы хотим, чтобы эти свободные люди имели право выбора: с кем им быть, кого любить, с кем заниматься сексом. В жизни вне запретов нет ничего плохого. Другое дело, что лишь образованный человек будет умело пользоваться такой свободой.

Основная проблема постсоветского пространства — сложности с образованием. Если бы мы уделяли ему больше внимания, люди получали бы нужный уровень знаний и читали хорошую литературу, тогда они понимали бы, что и в раскрытии сексуальных тем нет ничего страшного, ничего пошлого и вульгарного. И было бы гораздо проще справляться со свободой, которая обрушилась на нас благодаря YouTube и соцсетям. Но у нас люди не умеют этого.

Когда вырастет новое поколение свободных образованных людей, их совершенно не будет пугать ни тема секса, ни откровенные попытки о нем поговорить — так, как это делает развитый мир, причем делает в таких разных формах, что нам не дотянуться еще лет сто. 

Подготовили Ренат Давлетгильдеев, Елизавета Шапатина

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Лонгрид С эпохи просвещения прошло несколько сотен лет, и за эти сотни лет «научный» подход выработал свои четкие нормы и…
Какого рожна, не понимаю, живу в перманентном изумлении с тех пор, как пошел накал феминизма. Когда мужья решали, пускать…
Язык не обманешь. Он чутко реагирует на любое явление, возникают новые слова, приживаются, вплетаются в грамматические правила. Бесконечное удивление вызывает тот факт, что у нас так и не возник общеупотребимый словарь сексуальных отношений, несмотря на серьезные движения вроде #Metoo и наличие большого количества разнообразных гендерных блогов. Почему так произошло и что с этим делать, размышляет психолог Елена Новоселова