Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал
Письмо из польского прошлого.

Почему обращение ветеранов польской «Солидарности» к белорусам важнее самим ветеранам

Накануне выборов президента Белоруссии лидеры польского движения «Солидарность» и бывшие политзаключенные обратились к гражданам республики с открытым письмом. В нем поляки приветствовали стремление белорусов отстоять ценности, «без которых ни одно общество не может называться свободным». Станислав Кувалдин размышляет, кому это обращение нужнее — адресатам или его авторам
7 августа 2020 13:55
Несанкционированный митинг оппозиции в Минске, 6 августа 2020 года Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

«Письмо друзьям белорусам», написанное ветеранами движения «Солидарность» и бывшими политическими узниками коммунистического периода, опубликованное «Газетой Выборчей», в каком-то смысле может считаться документом грустным. Большинство его подписантов в настоящее время если и выражают собственные взгляды, то находятся в оппозиции к существующему польскому режиму и считают, что он быстро эволюционирует в сторону авторитаризма. Их утверждение о том, что демократические государства сейчас обязаны быть с народом Белоруссии в его борьбе с авторитарным режимом, скорее признак того, что те, кто находится у руля в Польше и других странах, этой обязанностью пренебрегают. 

Безусловно, приходящийся на этот август 40-летний юбилей «Солидарности» напоминает белорусским гражданам о большой «истории успеха» — самоорганизации польского общества, которая поколебала устои коммунистического режима в стране. И все же 40 лет спустя это заявление делает не польское государство, а всего лишь группа оппозиционеров — пусть и пользующаяся уважением значительной части общества. С точки зрения идеологии находящейся сейчас у власти партии «Право и справедливость» многие из этих фигур могут восприниматься как далеко не однозначные. Наиболее красноречив тут пример Леха Валенсы, обвиненного сотрудниками связанного с государством Института национальной памяти в сотрудничестве в молодые годы с коммунистическими спецслужбами. Документальные основания думать так действительно имеются, хотя никто, кроме откровенных недоброжелателей, так и не осмелился утверждать, что вынужденный шаг молодого оппозиционного активиста в начале 1970-х как-то влиял на его поступки, совершенные в последующие годы, особенно в эпоху «Солидарности». Тем не менее это сильно повлияло на образ былой легенды. Другие подписанты этого письма, например, тот же редактор «Газеты Выборчей» Адам Михник, просто считаются противниками власти, яркими представителями той политической команды, которая, по утверждению идеологов «Права и справедливости», заключила морально неоднозначную сделку, позволившую представителям прежней власти мирно отдать бразды правления оппозиции в 1989-м, сохранив свое влияние в экономике и обществе. Сейчас далеко не так важно, насколько эти утверждения соответствуют действительности, гораздо существеннее то, что усилиями польской власти прежний легендарный образ «Солидарности», приведшей Польшу к свободе, сознательно подвергнут ревизии, в него внесены корректировки, делающие картину уже не столь безупречной. 

При этом и сама нынешняя официальная Варшава, кажется, не стремится активно вмешиваться в ситуацию в Белоруссии. Связано это может быть с самыми разными причинами. Тут могут играть свою роль прагматические соображения, учитывая загадочный курс Александра Лукашенко, часто намекающего на охлаждение своих отношений с Москвой. Кроме того, Польша едва ли может пуститься в белорусские игры в одиночку, не ориентируясь ни на Брюссель, ни на Вашингтон, которые также заняли выжидательную позицию. Стоит заметить, что по мере роста в Брюсселе недовольства авторитарным и евроскептическим курсом нынешней Варшавы у Евросоюза и отдельных европейских стран оказывается все меньше желания прислушиваться к Польше в проведении восточной политики и прибегать в этом к услугам ее внешнеполитических инструментов.

Так что в каком-то смысле именно ветераны «Солидарности» сейчас нуждаются в Белоруссии. Пример общественной мобилизации в этой стране и ожидаемый дрейф страны из московских объятий в сторону Европы может стать одним из  дополнительных доказательств, что их дело продолжает жить и давать надежду другим народам — пусть даже в родной Польше наследие «Солидарности» оказалось в несколько двусмысленном положении. То, что на митинге в поддержку Тихановской пели переведенную на белорусский язык песню Mury — неофициальный гимн «Солидарности» (ставший популярным во время московских «болотных протестов» в варианте «Давай разрушим эту тюрьму»), безусловно льстит польскому сердцу. Однако вряд ли современная Польша уже является тем безусловным идеалом и маяком, на который ориентируется белорусская оппозиция. Возможно, она пример экономического успеха, с которым сталкиваются многие приезжающие туда на работу белорусы. Она может быть образом «нормальной страны», которую хотят построить на своей территории оппозиционно настроенные жители (хотя в этом качестве вполне может выступать и соседняя Литва). Тем не менее Польша уже не вполне тот визионер, который хочет менять жизнь своих соседей и вести их к идеалам свободы. К лучшему или к худшему.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В воскресенье, 9 августа, в Белоруссии пройдут выборы президента. В этот раз у оппозиции есть реальные шансы если не победить, то серьезно усложнить жизнь Александру Лукашенко, который занимает свой пост уже 26 лет. О планах «Объединенного штаба» «Снобу» рассказала Мария Колесникова
Интервью с белорусским политологом Александром Федутой
Тема интервенции России в президентские выборы в Белоруссии набирает оборот. За последние сутки стало известно, что задержанных в Минске бойцов «ЧВК Вагнера» обвинили в подготовке теракта и массовых беспорядков на территории страны. Еще один россиянин, которого задержали накануне, — политтехнолог Виталий Шкляров упоминается в новостях как человек, консультировавший арестованного экс-кандидата в президенты Сергея Тихановского. «Сноб» обсудил с белорусским политическим аналитиком Александром Класковским, почему Лукашенко решил пойти на столь серьезное обострение отношений с Кремлем