Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Белорусские уроки.

Почему опыт Лукашенко важен для Кремля

11 Августа 2020 15:47
Исход политического противостояния в Белоруссии пока неясен. Но Владимир Путин уже сейчас может сделать — и сделает — для себя несколько важных выводов

Я сразу сел писать этот текст, когда прочитал в одном из белорусских Telegram-каналов, что утром во вторник Александр Лукашенко собрал срочное заседание белорусского Совбеза, посвященное… сбору брусники. Сообщение, может быть, и фейковое, но оно хорошо отражает стратегию белорусского диктатора — «Больше куража!».

 С той минуты, как 9 августа так называемые «официальные экзитполы» выдали цифру 80% за кандидата Лукашенко, стало ясно: это вызов. Батька знал, что будут протесты, и первым бросил вызов оппозиции (а по сути, своему народу): «Я готов воевать за власть. А вы?» Оказалось, что граждане тоже готовы. Однако у них нет в распоряжении полиции, армии и спецтехники. А у него есть.

Это главный урок, который вынесет из происходящего Владимир Путин, уже поздравивший «победителя»: госаппарат вообще и силовиков в частности нужно кормить, и кормить хорошо. То, что белорусские полицейские и, возможно, часть военных выполняют все приказы Лукашенко (пока выполняют), — свидетельство того, что за двадцать шесть лет он создал настоящую «императорскую когорту», которая считает именно его своим даже не лидером, а вождем. Достижимо ли это в гигантской России — большой вопрос. Хабаровские силовики, например, совершенно очевидно не прошли бы испытания по белорусскому сценарию. Впрочем, насколько важен Хабаровск?

Силовики во время акции протеста против результатов выборов президента Белоруссии, Минск, 10 августа 2020 года Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Ведь, наблюдая за происходящим в Белоруссии, в Кремле сделают второй вывод, довольно очевидный: в борьбе за сохранение власти важнее всего контроль над столицей. В российском случае над двумя столицами. Лукашенко почти полностью вывел силовиков из Гродно, Барановичей, Пинска, однако протестующие там общенациональной погоды все же не сделали.

Российская власть давно так и поступает — постоянно присылает в Москву и Питер полицейских из провинции, которые, завидев типичного московского демонстранта-интеллигента-хипстера, с классовой ненавистью и нескрываемой радостью вломят ему по очкам. Масштаб страны вообще работает на путинский режим. В маленькой Белоруссии, фигурально говоря, все друг друга знают. Даже в почти двухмиллионном Минске. Москва — не город, а страна. Москвичом себя там считает любой, кто час назад в первый раз вышел из поезда на площадь трех вокзалов. Сегодня не существует никакой московской идентичности, понятия землячества, даже общего говора — и того больше нет. Похожая ситуация и в Санкт-Петербурге. В том числе поэтому в процентном соотношении в Хабаровске протестная активность намного выше, чем в столицах. Так, похоже, все и останется в обозримом будущем.

Урок номер три: политическую оппозицию нужно обезглавить. Странная история уехавшей в Литву победительницы белорусских выборов Светланы Тихановской, которую, возможно, шантажировали, угрожая близким, — пример того, что Лукашенко прекрасно понимает символическое значение фигуры лидера протестов. Эмиграция Тихановской, несомненно, посеет пессимизм в душах части протестующих, несмотря на то что кандидат от оппозиции с самого начала позиционировала себя как временного президента. Теперь она может создать правительство в изгнании и даже, возможно, добиться признания себя законным президентом, хотя добиться этого на уровне Европейского союза будет очень сложно. Но руководить борьбой с режимом в Минске из Вильнюса или Варшавы чисто практически намного сложнее, чем в самой Белоруссии. 

И это одновременно урок номер четыре для Владимира Владимировича: держать границы открытыми (насколько сегодня это позволяет коронавирус). Впрочем, Путин никогда их и не закрывал. Мне иногда кажется, что еще молодым офицером КГБ он понял: политика препятствования эмиграции заложила мину под коммунистический режим. Другое дело, как выгнать в эмиграцию таких людей, как Алексей Навальный, Илья Яшин или Юлия Галямина? Боюсь, здесь Лукашенко может поделиться с Кремлем таким опытом, который нас всех заставит содрогнуться.

Белорусские события будут иметь прямое влияние на будущее России

Урок номер пять, частично связанный с предыдущим: не бояться Запада! На момент написания этих строк Соединенные Штаты устами пресс-секретаря Белого дома высказались очень осторожно, как и руководство ЕС. Призывы руководства Польши и Литвы собрать срочный саммит ЕС по ситуации в Белоруссии не услышаны и, уверен, услышаны не будут, пока, не дай бог, на улицах Минска не прольется очень большая кровь.

Глава МИД ФРГ Хайко Маас едет в Москву с давно запланированным визитом 12 августа. Его министерство никак не дало понять, что ситуация в Минске станет для министра важным предметом обсуждения с Сергеем Лавровым. Отсутствие такого символического сигнала — тоже сигнал. Маас, правда, сказал, что, возможно, санкции ЕС в отношении белорусского режима будут пересмотрены. Однако Лукашенко это давно знал и был к этому готов.  

У российского режима в этом смысле ситуация сложнее, чем у Лукашенко, который давно сделал ставку на создание запасных аэродромов и базы поддержки в Китае, Турции и других незападных странах. Московская верхушка связана с ЕС и США тысячами и тысячами связей, обрыв которых станет для нее очень болезненным. С другой стороны, трансатлантическое сообщество ценностей сегодня находится в тяжелейшем кризисе. Виноваты в этом не только коронавирус и администрация Дональда Трампа, как любят утверждать европейские комментаторы, но также и сам Евросоюз, который пасует перед Китаем и не способен разобраться в собственной внешнеполитической стратегии. В случае с Белоруссией это вновь полностью подтвердилось.

Я намеренно не вдаюсь в обсуждение версий об управлении протестами из администрации Лукашенко или из Москвы. Сотни тысяч протестующих белорусов явно не считают, что действуют по чьей-то воле. Это важнее всего. Исход их противостояния с человеком, который правит ими 26 лет, совсем не предрешен (когда я пишу этот абзац, похоже, начинаются забастовки на предприятиях в Минске и других городах). 

Российское начальство продолжит следить за происходящим в «союзном» государстве и делать свои выводы. Если раньше для Путина на глобусе существовало только два по-настоящему важных города: Вашингтон и Киев — то теперь к ним добавился Минск. Белорусские события будут иметь прямое влияние на будущее России.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
В городах Белоруссии начались акции протеста после объявления предварительных результатов выборов президента. Силовики разгоняли протестующих с помощью спецтехники, резиновых и холостых пуль, а также светошумовых гранат
После выборов в Белоруссии начались массовые протестные акции и столкновения граждан с силовиками. Комментируя ночные события, Лукашенко заявил, что голосование в стране прошло «как праздник», и назвал оппозиционеров «овцами», которыми руководят из-за рубежа. «Сноб» собрал мнения российских и белорусских политологов о том, как будет развиваться протест дальше
Александр Лукашенко проиграл президентские выборы. Вопрос теперь в том, как он будет вытаскивать себя и страну из ямы, которую сам вырыл