Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

«Не удивлюсь, если к осени в Белоруссии случится дефолт». Белорусский политолог Дмитрий Болкунец о последствиях забастовок

Вслед за уличными протестами в Белоруссии начались массовые забастовки на крупнейших предприятиях страны — «Минском заводе колесных тягачей», БелАЗе, «Беларуськалии», «Нафтане», «Гродно Азоте» и других. «Сноб» поговорил о возможных последствиях этого движения для страны с белорусским политологом Дмитрием Болкунцом
18 августа 2020 14:22
Фото: Владимир Трефилов/РИА Новости


Ɔ. Риторика Александра Лукашенко в последние дни неоднозначна: выступая перед заводскими рабочими, он говорит, что новых выборов не будет, «пока вы меня не убьете», и тут же — что идет работа над новой Конституцией, которая якобы позволит передать власть «через год или через два». Президент запугивает людей, тянет время?

Лукашенко — известный авантюрист, и у него огромный опыт политической борьбы. Сейчас он пытается снизить накал страстей. Ему важно, чтобы протесты затихли, народ разошелся по домам. Так он выиграет дополнительное время и получит возможность сказать: «Посмотрите, это все “майданутые” были, в стране все хорошо».

В 1996 году в Белоруссии уже был похожий политический кризис, тогда Лукашенко бился с Верховным советом страны, президенту грозил импичмент. Но он справился и принял новую Конституцию, которая дала ему безграничные возможности. Тогда ситуация разрешилась во многом благодаря Российской Федерации: в Минск прилетели представители российского парламента и премьер-министр Виктор Черномырдин, которые выступили посредниками в переговорах Лукашенко с оппозицией. Благодаря россиянам удалось достичь договоренности, что оппозиционеры отзывают из Конституционного суда документы об импичменте, а взамен референдум 1996 года будет носить рекомендательный характер. Но, как только московская делегация уехала, Лукашенко нарушил договор и подписал закон о вступлении в силу новой Конституции.

Так и сейчас: он, как хитрый политик, будет тянуть время, вызывать оппозицию на переговоры, обещать новую Конституцию — делать все, чтобы остаться у власти. Он без власти себя не видит, хотя много раз говорил, что уйдет сразу, как только его попросит народ. Конечно, это ложь, никуда он не уйдет. «Пока вы меня не убьете» — это ультиматум обществу от человека, который уже, как мне кажется, слабо представляет, что происходит в стране и какие у этого могут быть последствия. Он в панике.


Ɔ. Вы вспомнили про 1996 год и посредничество России в том кризисе. Лукашенко и сейчас утверждает, что за ним Москва и Путин, с которым он за последнюю неделю уже не один раз говорил по телефону.

Две недели назад Лукашенко обвинял россиян в том, что они пытаются его свергнуть, захватил 32 граждан России — бойцов «ЧВК Вагнера». Их ведь наверняка избивали так же, как и белорусов. Теперь он их отпустил. Говорят, что перед отъездом задержанных в Россию к ним приехал Виктор Лукашенко (старший сын президента Белоруссии. — Прим. ред.) и принес извинения. Видимо, Александр Лукашенко считает, что после такого «жеста доброй воли» он имеет право названивать в Кремль и просить о помощи по линии Организации Договора о коллективной безопасности. Однако я уверен, что Россия не будет вмешиваться в белорусские внутриполитические процессы, тем более вводить войска, потому что территориальной целостности Белоруссии сейчас ничего не угрожает. На страну не собираются нападать ни с Запада, ни с Востока, но Лукашенко все равно пугает граждан вторжением, сам начинает военные учения на границе. 


Ɔ. Вы видели в соцсетях фотографии колонн военных машин без номеров, которые якобы едут из России в Белоруссию?

Уверен, что это фейк. Повторюсь: Россия не будет вводить войска в Белоруссию. Чтобы это сделать, нужно иметь какую-то опору и поддержку со стороны белорусского общества, а ее сейчас нет. Кто-то эти фейки создает, чтобы среди белорусов росли антироссийские настроения.


Ɔ. Лукашенко в панике, но и у оппозиции, кажется, пока нет четкой стратегии. Тихановская заявляет, что согласна стать лидером нации, Цепкало говорит, что с Лукашенко готовы обсуждать его неприкосновенность.

Согласен, единого курса у оппозиции сейчас нет. Тихановская не является самостоятельным политиком. Она вообще не политик, а домохозяйка, о чем сама не раз говорила. Светлана блестяще справилась с ролью лидера протеста, показала, что она настоящий боец, но на роль центральной фигуры она не подходит. Ей пишут тексты, она читает их с телесуфлера — все. Валерий Цепкало сейчас находится за границей, он, конечно, общается с Тихановской, но видно, что координации политических действий у них нет.

Оппозиции логично было бы сейчас собрать «совет старейшин» или комитет, куда войдут известные белорусы, которым поверит общество. Эти люди и будут вести переговоры с Лукашенко о трансфере власти, условиях его ухода и так далее. Но важно понимать, что сам Лукашенко к такому сценарию не готов. Он не хочет разговаривать с «майданутыми». Поэтому перед тем, как начать собирать какие-то переходные органы, оппозиции нужно добиться отставки президента. Сценарий может быть такой: отставка Лукашенко, передача власти премьер-министру, новые президентские выборы, а потом и парламентские выборы. Только так у страны получится удержаться в рамках Конституции.


Ɔ. Процесс, который вы описали, — это очень большой политический кризис.

Это и есть кризис. Лукашенко поставил страну на грань гражданской войны. Ему не верят ни общество, ни чиновники, ни журналисты — никто. Вы же видели, как мало людей он смог вывести на свой «антимайдан». Сейчас это весь его ресурс.


Ɔ. Насколько велика вероятность, что из-за общественного давления в КГБ вынуждены будут отпустить Виктора Бабарико, который до ареста был самым популярным оппозиционным кандидатом?

Очень большая. Все зависит от людей. Если десятки тысяч людей придут к стенам СИЗО, где сейчас находится Бабарико, то Валерий Вакульчик (глава белорусского КГБ. — Прим. ред.) будет вынужден открыть ворота. Ведь Бабарико — не особо опасный преступник, к нему якобы есть претензии финансового характера. Их можно удовлетворить и по-другому, не держа человека в заложниках у Лукашенко.


Ɔ. На многих белорусских предприятиях, которые называют «крупнейшими налогоплательщиками страны», сейчас начались забастовки. Какие экономические процессы скрываются за остановкой производств?

Многие предприятия объявили забастовку, и их требования политические, а не экономические, а значит, у власти не получится «закидать» рабочих деньгами. Если говорить об экономике, то забастовка предприятий приведет к потере большого объема валютной выручки. Международные контракты начнут срываться, а без валютных поступлений страна долго не протянет. Последствия этого кризиса оценить сейчас очень сложно, но думаю, что каждый день Белоруссия теряет десятки миллионов долларов. Плюс к тому, нельзя забывать о штрафах за неисполнение обязательств и растущих издержках.

Кроме того, бастуют градообразующие предприятия, на которых трудятся сотни тысяч человек по всей стране. Скоро им могут начать сокращать зарплаты, а такое решение руководителей фабрик и заводов приведет к дополнительной социальной напряженности. Все происходящее сейчас в Белоруссии — это снежный ком, который будет разгоняться и расти. Не забываем и об IT-секторе, работу которого Лукашенко просто остановил, отключив в стране интернет.


Ɔ. За последний год Белоруссия получила около миллиарда евро от мировых экономических институтов. Больше такой инвестиционной поддержки у страны не будет?

Белоруссия получила средства от Европейского банка реконструкции и развития, Европейского инвестиционного банка, Всемирного банка. Сейчас уже очевидно, что экономический рейтинг страны обрушится, а это ударит по валютно-финансовой системе, ведь золотовалютные резервы у Белоруссии небольшие. Государственные ценные бумаги «Беларусь 07» уже ушли в минус — их стоимость упала до 95% от номинала. Население сейчас побежит в банки и начнет покупать валюту, а это еще один удар. Не удивлюсь, если уже к осени в Белоруссии случится дефолт.


Ɔ. Не могу вас не спросить вас о заявлении задержанного координатора штаба Бабарико Юрия Воскресенского, который на камеру сказал, что вы передали ему деньги «на демократию». Вы действительно как-то участвуете в протестах?

Конечно, нет. Это фейк, продукт творчества пресс-секретаря Лукашенко Натальи Эйсмонт и Валерия Вакульчика. Вы видели, как выглядел Воскресенский, когда это говорил? Его либо запугали, либо били. Он сказал, что я передал ему 30 тысяч рублей на покупку лазерных указок, которыми нужно ослеплять силовиков во время протестов. Ну это же бред! Эти же люди придумали запереть Светлану Тихановскую в кабинете главы ЦИК и заставили ее читать обращение по бумажке. Эйсмонт курирует и провластные телеграм-каналы, например, «Желтые сливы» (в этом канале появилось видео, на котором Тихановская призывала остановить протесты. — Прим. ред.), которые «сливают» документы КГБ.


Ɔ. Кажется, российские государственные СМИ сейчас пытаются усидеть на двух стульях: вроде и протесты приветствовать нельзя, но и Лукашенко, после ситуации с ЧВК и масштабным насилием на улицах, похвалить не за что. Вы ходите на эфиры «России 1». С цензурой уже сталкивались?

Цензуры нет, хотя иногда редакторы и ведущие просят быть аккуратнее в формулировках. На эти программы приходят люди с разными мнениями: одни считают, что в Белоруссии сейчас разыгрывают украинский сценарий, другие — что все подстроила Польша. 

В программе «60 минут» (телеканал «Россия 1». — Прим. ред.) хоть и пытаются сравнивать происходящее с украинским «Майданом», но при этом дают разную картинку с протестов. Это заслуживает уважения. С другой стороны, соглашусь с вами, сейчас российские государственные СМИ не до конца понимают, как реагировать на белорусские события, как правильно их освещать. Думаю, это будет продолжаться до тех пор, пока в Кремле не появится четкая позиция по белорусскому вопросу.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
В Белоруссии продолжаются акции протеста после выборов президента. На предприятиях формируются стачечные комитеты. О забастовке объявили работники ООО «Беларуськалий» — одного из стратегических концернов страны. «Сноб» поговорил с представителями независимых белорусских профсоюзов о том, чего хотят добиться рабочие, как организуются забастовки и не боятся ли они, что с уходом Лукашенко станет хуже
Интервью с белорусским политологом Александром Федутой
Тема интервенции России в президентские выборы в Белоруссии набирает оборот. За последние сутки стало известно, что задержанных в Минске бойцов «ЧВК Вагнера» обвинили в подготовке теракта и массовых беспорядков на территории страны. Еще один россиянин, которого задержали накануне, — политтехнолог Виталий Шкляров упоминается в новостях как человек, консультировавший арестованного экс-кандидата в президенты Сергея Тихановского. «Сноб» обсудил с белорусским политическим аналитиком Александром Класковским, почему Лукашенко решил пойти на столь серьезное обострение отношений с Кремлем