Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Не Майдан. Почему сравнивать протесты в Украине и Белоруссии некорректно

Словом «Майдан»‎ обозначают разные события в истории Украины — и студенческий протест в 1990-м, и «‎оранжевую революцию»‎ в 2004-м, и Евромайдан в 2013–2014 годах, поскольку все они происходили на площади Независимости (Майдане Незалежности по-украински). СМИ, называя события в Белоруссии «новым Майданом‎»‎, сравнивают их именно с последним. Многие политологи и журналисты считают такое сравнение некорректным. «‎Сноб» составил список основных признаков, которые, по мнению экспертов, отличают белорусские протесты от Евромайдана
19 августа 2020 15:25
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

1. Нет общей идеологии

«Чего нет в нынешнем протесте в Белоруссии, так это какой-то объединяющей идеологии‎»,‎ — Екатерина Шульман, политолог 

Протесты 2013–2014 годов в Украине начались после того, как правительство приостановило подготовку к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Именно поэтому эти события и получили название ‎Евромайдана. Оппозиция придерживалась общего видения внешнеполитического будущего страны и связывала его с евроинтеграцией. Уже потом протест перерос в антиправительственный и антипрезидентский. Это отразилось в современном украинском праве: официально в законодательстве Украины Евромайдан называют «массовыми акциями гражданского протеста на Украине с 21 ноября 2013 года по 21 февраля 2014 за евроинтеграцию и против режима Виктора Януковича‎». ‎В Белоруссии же, как утверждает Екатерина Шульман, протесты не содержат геополитического позиционирования.   

2. Нет национальной риторики

«… Не только ни один из главных оппонентов Лукашенко на выборах, но и набирающая собственную политическую субъектность улица не прибегают к национально-освободительной риторике»‎, — Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru  

Евромайдан, а также украинские события 2004 года, которые принято называть «‎оранжевой революцией», носили национально-освободительный характер. Об этом свидетельствуют слова непосредственных участников украинских протестов. «‎Мы хотим Украину для украинцев, управляемую украинцами и не служащую интересам других», — сказал в 2014 году один из лидеров «‎Правого сектора»* Андрей Тарасенко. Для Белоруссии, как пишет главред Carnegie.ru Александр Баунов, национально-освободительный или антиколониальный характер протестов «‎был бы искусственным и сужал бы круг протестующих до безопасного для Лукашенко минимума». Да и революции, понимаемой как свержение политического режима, в Белоруссии тоже нет. По крайней мере пока.

3. Нет антироссийской риторики

«Демонстранты не маршируют здесь под флагами Евросоюза, не выкрикивают антироссийские лозунги. В Белоруссии нет разрыва между “прорусскими” и “прозападными”. Наоборот, по данным опроса, проведенного в этом году, почти 75% белорусов высказались за дружественные отношения с Россией‎»,‎ — московский корреспондент французского издания Liberation Люсьен Жак

Это отличие тесно связано с отсутствием национально-освободительной направленности протестов. На Майдане речь шла именно об освобождении от российского влияния. В Белоруссии антироссийской риторики нет не только в лозунгах демонстрантов, но и в словах лидеров оппозиции. Об отношениях с Россией глава штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова говорила: «‎Мы, со своей стороны, подтверждаем желание и готовность выстраивать взаимовыгодные отношения со всеми странами-партнерами, безусловно, включая РФ».‎    

4. Более лояльные власти силовики

«Белоруссия — не Украина, где силовики со времен досрочной отставки Кравчука сами решают, какие приказы президента им выполнять, а какие — не стоит»,‎ — заместитель главного редактора Carnegie.ru Максим Саморуков 

В подтверждение словам Максима Саморукова можно привести заявление, сделанное в 2006 году возглавлявшим тогда МВД Украины Юрием Луценко: «Президент Ющенко являет собой результат победы демократической революции, и я гарантирую, что таких команд [разгонять силой акции протеста] он не отдаст. И я бы никогда не выполнил (приказ), от кого бы он ни исходил».‎ Хотя в ходе белорусских протестов несколько силовиков решили завершить службу, в руководстве силовых ведомств никто пока не позволял себе высказываний, подобных словам Луценко.

В Белоруссии, по мнению заместителя главреда Carnegie.ru, силовые структуры всегда были лояльны президенту.

5. Нет единого центра протестов

«‎…В Украине активные протесты начались именно из Киева, где на акции выходили миллионы людей, а потом подтянулись регионы. А в Беларуси наоборот — массовые акции протеста начались именно из регионов, и этого фактора белорусская власть не учла», — Елена Литвинова, журналистка Белорусской службы Радио Свобода‎‎

Центром украинских протестов была столица — Киев. И даже там протесты были сконцентрированы в одном месте — в центре города, на площади Независимости. Белорусские протесты не централизованы. Они проходят в ряде городов по всей стране, в самом Минске они также проходят в разных местах.

6. Нет географического раскола

«Нет сильного раскола. В Украине на Запад и Юго-Восток. И на русскоязычных и украиноязычных. В Белоруссии все Восток. Кроме, может быть, Гродно. И все русскоязычные. Кроме сотни политических "литвинов"‎», — Сергей Марков, политолог

Жители Западной и Восточной Украины поддерживают разные политические силы. Об этом свидетельствуют, например, электоральные карты — на востоке и западе страны голосуют за разных кандидатов, хотя в последнее время отмечается размывание этой границы. Раскол проявился и на украинских президентских выборах после Евромайдана: Петр Порошенко набрал больше всего голосов именно в западных регионах. В Белоруссии подобного географического разделения, которое могло бы влиять на политическую ситуацию в стране, нет.

7. Нет массовых беспорядков

«Революция по-белорусски — это не украинский Майдан с горящими шинами», — Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги

После разгона палаточного городка на Майдане в 2013 году и жестокого избиения участников акции, мирный протест перерос в массовые беспорядки. Протестующие жгли шины, милицейский транспорт, участились столкновения с правоохранителями, а потом началась стрельба. В Белоруссии же после столкновений с милицией подобных массовых беспорядков не было. Неделя протестов завершилась мирной воскресной акцией: 200 тысяч человек вышли на «‎Марш свободы» в Минске с бело-красно-белыми флагами.‎ Столкновений с силовиками не было. До этого в соцсетях отмечали мирный характер белорусских протестов — в интернете публиковали фотографии и видео, на которых демонстранты снимают обувь, чтобы встать на лавочки с плакатами, и убирают мусор после акций.

* «‎Правый сектор»‎ — экстремистская организация, запрещенная на территории РФ.  

Подготовил Асхад Бзегежев

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
В Белоруссии вторую неделю продолжаются протестные акции. Недовольные официальными результатами президентских выборов выходят на улицы своих городов под бело-красно-белыми флагами, игнорируя государственную красно-зеленую символику. Пройдите тест «Сноба» и проверьте, что вы знаете о прошлом и настоящем протестных символов
Вслед за уличными протестами в Белоруссии начались массовые забастовки на крупнейших предприятиях страны — «Минском заводе колесных тягачей», БелАЗе, «Беларуськалии», «Нафтане», «Гродно Азоте» и других. «Сноб» поговорил о возможных последствиях этого движения для страны с белорусским политологом Дмитрием Болкунцом
В Белоруссии продолжаются акции протеста после выборов президента. На предприятиях формируются стачечные комитеты. О забастовке объявили работники ООО «Беларуськалий» — одного из стратегических концернов страны. «Сноб» поговорил с представителями независимых белорусских профсоюзов о том, чего хотят добиться рабочие, как организуются забастовки и не боятся ли они, что с уходом Лукашенко станет хуже