Все новости
Колонка
Сын за отцом.

Как Коля Лукашенко стал заложником родительского страха

25 Августа 2020 15:50
Граждане Белоруссии, возмущенные результатами выборов президента, вышли на улицы. Действующий глава государства в ответ вооружился, дал автомат Калашникова младшему сыну и окружил себя охраной. Ситуация напоминает известные драматические сюжеты, на которые щедра мировая история и которые в современной реальности выглядят как безвкусная постановка по мотивам «Игры престолов»

По-видимому, любой общественный конфликт в момент обострения провоцирует всех его участников на откровенность. И тогда становится понятно, как они представляют себе суть противостояния. Такой момент в Белоруссии, кажется, наступил в минувшее воскресенье — по крайней мере, если говорить о действующем главе государства.

Неизвестно, сколько в поступках Александра Лукашенко было сознательного расчета и работы на публику (и могли ли они быть в какой-то мере подсказаны теми российскими политтехнологами, которые якобы начали работать на нынешнего белорусского президента), и тем не менее продемонстрированная картинка не оставляет сомнений. Полет Александра Лукашенко на вертолете в бронежилете вместе с 15-летним сыном Колей, также облаченным в боевое снаряжение, над белорусской столицей, где сотни тысяч людей собрались, чтобы потребовать ухода «батьки» с президентского поста; возвращение в городскую резиденцию во Дворце независимости и одинокий проход от трапа с автоматом в руке в сопровождении идущего на некотором расстоянии сына, также с автоматом; сюрреалистическое вечернее совещание, где об обстановке в городе и «своеобразном штурме» дворца президенту докладывает его пресс-секретарь Эйсмонт, а единственным участником этой сцены оказывается все тот же Коля Лукашенко, так и не снявший бронежилета и сидящий в одиночестве на отдаленном конце громадного стола; выход Лукашенко, по-прежнему в бронежилете, к охранникам дворца, выставившим заграждение по его периметру, и эмоциональная похвала в адрес бойцов, скрывших свои лица за блестящими шлемами, — все это своеобразный момент истины.

Александр Лукашенко и его сын Николай Фото: Алексей Никольский/ТАСС

До того Александр Лукашенко «проводил совещание по ситуации в строительной отрасли», пытался разговаривать с протестующими рабочими (где был фактически освистан), выступал на митингах в его поддержку, где пугал собравшихся Польшей и Литвой. Однако тут он решил показать, за что ведет игру на самом деле, что именно означает для него власть. Одинокий полет пожилого мужчины вместе с поздним сыном-подростком над городом, где поносят его имя, выход к охранникам, которые должны защищать его от угрозы на улицах столицы, бронежилет и автомат — все это оставляет ощущение тяжелого и болезненного надрыва.

Контраст между камерностью сцен с угрюмым вооруженным президентом и многолюдьем стотысячного мирного митинга, проходившего в эти часы на минских улицах, показывает, как именно видит Александр Лукашенко собственную власть. Вероятно, ему льстила народная поддержка, пока она была, но без нее президент готов ощетиниться охранниками и опираться на прямую силу, лишь бы сохранить возможность повелевать — для себя и, видимо, для сына, которому он предлагает взять оружие и боевое снаряжение, чтобы стоять плечом к плечу с отцом.

Возможно, Лукашенко хотел бы чувствовать себя трагическим героем (хоть и надеется на финальное торжество). Однако декорациями для этой шекспировской драмы все-таки  служат реалии небольшой восточноевропейской страны в XXI веке. В них опоясанный оружием и облаченный в доспехи мужчина, противостоящий роковым стихиям ради сана и наследника, выглядит нелепо. Публика видит в нем всего лишь укрывающегося за щитами полиции и растерявшего поддержку правителя, чей сын-подросток участвует в его странных и становящихся все более опасными представлениях.

Колю Лукашенко принято воспринимать как своего рода «наследного принца». Однако «наследник престола» (как бы дико это ни звучало по отношению к должности президента Белоруссии) — это все же фигура, обладающая определенной самостоятельностью, которая по меньшей мере с подростковых лет окружена своим «двором» и которая своими поступками зарабатывает себе репутацию как у «царедворцев», так и у будущих «подданных». Разыгранные в минувшие выходные сцены, как, впрочем, и все предыдущие свидетельства, показывают нам всего лишь 15-летнего юношу, тенью следующего за отцом и выполняющего его капризы, продиктованные тщеславием, специфическими представлениями о родительской опеке и любви. То, что эти капризы исходят от главы государства, любыми силами готового удерживать власть, лишь дополняет картину общего неблагополучия.

В современном мире нездоровыми отношениями в семье занимаются психологические службы и органы ювенальной юстиции: считается, что это помогает устранять многие виды социальных недугов на ранней стадии. В Белоруссии об этом говорить уже не приходится. Впрочем, современность хороша еще и тем, что пожилому мужчине, заигравшемуся в защиту того, что он считает собственным престолом, в любом случае не грозит сценарий, который в прошлые времена ждал настоящих безумцев на троне.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Уход Александра Лукашенко с поста президента не заставит Москву отказаться от идеи контроля над Белоруссией. Более того, Кремль обязательно попытается использовать смену режима в своих целях
В Белоруссии шестой день продолжаются акции протеста после выборов президента, завершившихся 9 августа. Для разгона демонстрантов белорусская полиция и ОМОН применяют светошумовые гранаты, резиновые пули и другие спецсредства, а в некоторых городах и огнестрельное оружие. «Сноб» поговорил с кандидатом психологических наук, специалистом по психологии насилия Сергеем Ениколоповым об агрессии белорусских силовиков, страхе нестабильности в белорусском обществе и вероятности подобного социального взрыва в России
Георгий Бовт
Подведение результатов президентских выборов в Белоруссии ожидаемо вылилось в массовые протесты, перерастающие в столкновения с силами правопорядка. Александр Лукашенко нарисовал себе комфортные 80% голосов «за» — судя по всему, с помощью чудовищных фальсификаций — и уже принял поздравления от соседей по СНГ. Как Москве дальше строить отношения с Минском?