Начать блог на снобе
Все новости
Колонка

А теперь — девальвация. Что происходит с рублем и зачем нужны России валютные резервы

27 Августа 2020 14:00
Прогнозировать действия российских денежных властей — занятие неблагодарное: ни логики, ни здравого смысла в них часто не прослеживается. Но рискну предположить, что дороже 100 рублей ни доллар, ни евро пока не станут

Доллар выше 75, евро и вовсе под 90. Российская национальная валюта нынче не в цене. Иностранные инвесторы побежали от рубля, причем процесс этот начался и до белорусских событий, и до отравления Алексея Навального. Последние политические события лишь придали наметившейся в июне тенденции динамичности и драматизма. А тут еще одна напасть: российские банки так заигрались в «дедолларизацию», что у них закончилась валюта. Совсем. И для того, чтобы выполнять свои валютные обязательства и удовлетворять растущий спрос на доллары и евро со стороны населения и компаний-импортеров, приходится идти на валютный рынок. А там продавцов немного — сплошные покупатели.

В компаниях-экспортерах праздник. Оскудевшая валютная выручка в переводе на рубли, которыми платятся зарплаты и покрываются другие расходы, все весомее, и убытки начинают выглядеть не так угрожающе. На первый взгляд, должны быть довольны и в российском Минфине. Резервы-то, которые хранятся преимущественно в валютных инструментах и о которых по поводу и без повода вспоминали всю весну, подсчитывая, на сколько лет кризиса их хватит, никто тратить не торопится. Вместо этого финансовое ведомство предпочитает закрывать возникшую на фоне кризиса зияющую дыру в бюджете за счет рублевых заимствований.

Иллюстрация: Diane Labombarbe/Getty Images

И тут волей-неволей закрадывается крамольная мысль, что власти ни при каких обстоятельствах себя не обидят. Что бесплатный сыр в виде поддержки бизнеса и раздач денег родителям детей младше 16 лет бывает только в мышеловке. Платить все равно придется. Бизнесу — тратя все больше на импортное оборудование и комплектующие, людям — выплачивая «инфляционный налог». Падение рубля всегда приводит к росту цен, причем не только на импорт, но и на «товары отечественного производителя», мы это проходили не раз.

Впрочем, и с Минфином все не так просто. Уйти с валютного рынка, создав дефицит долларов и евро, параллельно наращивая рублевый долг, — это, конечно, выгодно. Вот только инвесторы тоже давать в долг дешевеющую валюту долго не могут. В конце концов, прибыль российского Минфина — это их убытки. Так что «лавочка» уже начала закрываться.  

По оценке Счетной палаты, Минфину в этом году для того, чтобы покрыть бюджетный дефицит, придется занять на рынке 4,1 триллиона рублей. Сам Минфин расширил программу заимствований на этот год до 5 триллионов. В первом полугодии Минфину удалось разместить государственных облигаций на 1,6 триллиона рублей. На нынешний третий квартал было запланировано провести 13 аукционов по размещению облигаций на общую сумму в триллион рублей. Однако уже аукцион 12 августа по размещению ОФЗ пришлось признать несостоявшимся, поскольку условия, на которых инвесторы готовы были купить российские облигации, Минфин счел для себя неприемлемыми. Следующий аукцион 19 августа финансовое ведомство даже не стало пытаться проводить. От размещения облигаций отказались из-за «высокой волатильности на рынке». 26 августа все же удалось разместить четырехлетние купонные бумаги на 85 миллиардов рублей, но пришлось согласиться на более высокую доходность. Деваться было некуда — отменять третий аукцион подряд для имиджа заемщика совсем не полезно.

В конце лета правительство встало перед дилеммой: отменить «бюджетное правило» или упорно пытаться размещать госбумаги под все более высокие проценты

Но имидж имиджем, а если рубль продолжит падать, занимать российскому Минфину будет все сложнее. Продавать валюту из резервов, параллельно стабилизируя ситуацию на валютном рынке, мешает «бюджетное правило», согласно которому доступ к деньгам Фонда национального благосостояния правительство получает только при цене нефти ниже 42 с небольшим долларов за баррель. О том, что придуманная в относительно спокойные годы система работает не совсем так, как требуется, было много разговоров еще в начале лета. Однако глава Минфина Антон Силуанов тогда менять правило не захотел.

Теперь, в конце лета, правительство встало перед дилеммой: отменить или изменить «бюджетное правило» и получить инструмент стабилизации рынка и способ финансировать бюджетные расходы, либо упорно пытаться размещать госбумаги под все более высокие проценты, рискуя тем, что уход иностранных инвесторов с российского рынка перерастет в паническое бегство?

Прогнозировать действия российских денежных властей — занятие неблагодарное: ни логики, на здравого смысла в них часто не прослеживается, но рискну предположить, что дороже 100 рублей ни доллар, ни евро пока не станут. Скорее уж возобновятся интервенции на валютном рынке и рубль несколько укрепится. И не потому, что Минфин не готов платить неразумно высокие проценты по российским гособлигациям. Для финансового ведомства достаточно, чтобы темпы девальвации были выше этих процентов. А вот рисковать ростом социального недовольства, который неизбежно последует за ростом ценников, власти, скорее всего, не будут. Особенно на фоне того, что происходит в соседней республике.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти чтобы оставить комментарий
Читайте также
Экономическая ситуация в России 2020 года до боли схожа с тем, что происходило в стране полтысячелетия назад, во времена Ивана Грозного. И тогда, и сейчас правящий класс оформляет свою власть в виде государства в государстве. И главная задача такого «государства элиты» — полный контроль над ресурсами, будь то сырье или финансы. Последние приобретают особое значение в современной России в свете падения доходов от экспорта энергоносителей
Белорусский политический кризис стал для России главным событием августа 2020 года. От того, как будет реагировать Кремль на развитие ситуации в Минске и других белорусских городах, зависят не только долгосрочные экономические интересы России и российского бизнеса в Республике Беларусь, не только судьба Союзного государства, но и все развитие российской экономической и политической системы на годы вперед
Относительная финансовая стабильность в мире пока поддерживается за счет перетока «лишних» денег в рисковые финансовые активы: акции, «мусорные» корпоративные облигации, развивающиеся рынки. Это не только чревато новыми биржевыми крахами, но и таит в себе угрозу кризиса доверия к мировым валютам, который рискует вылиться в глобальную гиперинфляцию