Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Бессмысленный русский хоррор.

Почему отравление Навального воспринимается обществом как должное

28 Августа 2020 11:05
Алексей Навальный продолжает лежать в коме после загадочного отравления — причины его до сих пор не выяснены и могут быть не выяснены вовсе. В загадочном российском политическом сериале ужасов по всем законам жанра нет ни мотивации, ни логики

Вот уже неделя, как видный российский оппозиционер Алексей Навальный пребывает в состоянии комы на больничной койке — сначала в Омске, а теперь в германской клинике «Шарите» в Берлине. Но и там, и там точного диагноза Навальному поставить пока не смогли: российские светила медицины, посовещавшись, определили у него резкое падение уровня сахара в крови, немцы обогатили наш актуальный политический словарь словосочетанием «ингибиторы холинэстеразы», но в точности установить, что это было за вещество, и им пока не удалось.

Глава Европейского совета Шарль Мишель спрашивал у Владимира Путина, что случилось с Навальным, но что он мог ответить? «Он заболел». Канцлер Германии Ангела Меркель потребовала у Путина дотошного расследования, но и она потерпела неудачу. Нет оснований для следственных действий, ответил Кремль устами Дмитрия Пескова.

Что случилось с вашей подводной лодкой, господин президент? Она утонула. Как раз недавно в России никак не отмечали 20-летнюю годовщину трагедии.

Эдвард Мунк. Фрагмент литографии «Крик». 1895 Иллюстрация: The MET Museum

Все в России происходит как бы само собой. Здесь спонтанна и непредсказуема экономика — деньги, которых вроде бы только что не было, вдруг откуда-то берутся, опять пропадают и снова находятся. Так же стохастически, без видимой причины, случаются и политические события. Но если бюджетные чудеса лишь изумляют, то череда странных смертей выглядит зловеще.

В ней, в этой череде, не только Борис Немцов, Анна Политковская или Александр Литвиненко — открытые недоброжелатели Владимира Путина. Или злосчастные Скрипали — кажется, не недоброжелатели, но чем-то кому-то все же насолившие. Или вовсе ни в чем не виноватые пассажиры малайзийского «Боинга». Давайте вспомним, как скоропостижно один за другим умерли бывшие руководители РУСАДА Никита Камаев и Вячеслав Синев. Не жаловавшихся на здоровье относительно молодых людей прямо в разгар антидопингового скандала настигли внезапные инфаркты. Какой страшный и непонятный конец встретил экс-министр печати Михаил Лесин в Вашингтоне — его нашли в третьесортном отеле мертвым и сильно избитым. А ведь он предпринимал все меры безопасности, жил на яхте, с которой практически не сходил на берег.

Список расширяется постоянно — вот британцы, например, обнаружили у себя целую серию странных смертей людей, так или иначе связанных с Литвиненко или Борисом Березовским. Тоже покойным. И всякий раз тупик. Они просто умерли.

Как будто бы мы все смотрим растянутый в бесконечный сериал фильм ужасов, где «Ведьма из Блэр» встречает, допустим, «Техасскую резню бензопилой». Группа людей бредет по ночному лесу, и время от времени один человек из нее просто исчезает. Позже находят его труп. Кто его убил — неизвестно. Вокруг мелькают ночные тени, раздаются странные звуки, но злодей остается за кадром.

Вот эта группа выходит на поляну, где стоит дом. В доме сидит приличный с виду человек. Он терпеливо выслушивает оставшихся в живых, лишь покашливая в особенно напряженных моментах рассказа, предлагает выпить чаю и обратиться в следственные органы. Герои, конечно, обращаются, только шериф в таких фильмах почти всегда оказывается пособником злодея и привозит их обратно в проклятый дом. В конце концов ловят каких-нибудь подручных, но главный антигерой в правильном хорроре всегда ускользает, скрывшись под маской. Конечно, иначе не будет следующей части.

И главное — непроясненной остается его злодейская мотивация. Поэтому в таких случаях совершенно бессмысленно рассуждать, кому там что выгодно или невыгодно в отравлении Навального. Не тот жанр, чтобы говорить о мотивации и сценарной логике.

Многие ли, открывая детектив, с ходу угадывают, кто убийца? Мы делаем вывод, что за странными смертями стоит власть, лишь потому, что выучили — российская политика дихотомична по своей природе, в ней есть власть и невласть, и если что-то происходит с невластью, то, кроме как власти, это просто больше некому сделать. Ничего больше не существует. В таинственном лесу есть только одна поляна, и на ней стоит только один дом, где даже дворецкий — лишь инструмент хозяина. Чтобы разрушить этот — допустим, ангажированный — подход, самой власти нужно убедительно продемонстрировать, что она тут не одна. Но вот беда — власть на это никогда не пойдет из-за своей авторитарной природы.

Впрочем, для нее это, кажется, вовсе не беда. Подумаешь, одним подозрением больше, одним меньше. Ну вот что Путину Меркель сделает? Санкции наложит?

Как говорил булгаковский доктор, «все умрем», для чего же возбуждаться.

Дела об отравлениях — самые загадочные из всех. Возьмем хоть Виктора Ющенко — историю о его отравлении диоксином за много лет так и не распутали. Хотя человек был целым президентом Украины и в этом качестве командовал всеми спецслужбами, да и лечился в Австрии. Но нет. Просто что-то такое само вдруг произошло. Жил человек — и отравился. Вероятность того, что так же заболотится ряской и дело об отравлении Алексея Навального, совсем ненулевая. Заболотилось же убийство Немцова.

Удивительнее всего может показаться то, с каким хладнокровным стоицизмом воспринимает весь этот хоррор обыватель. Что ж, как бы говорит он, с того, что человек убит или в коме? Всякое с человеком может приключиться. Как говорил булгаковский доктор, «все умрем», для чего же возбуждаться.

То ли дело здесь в сакральности, пропитывающей не только власть, но и общественность, отчего любой случай считается божественным промыслом, а значит, не нуждается ни в оценке, ни даже в отношении. То ли в молчаливом согласии со сценарием, предопределяющим полную власть злодея над жертвами — что тоже, впрочем, обусловленно сакральностью. Но скорее, в пережитом прошлом, ведь относительно недавно народ наш жил в куда более страшной атмосфере, когда люди исчезали в бо́льших количествах, и абсолютно все знали, кто за этим стоит. Болевой порог нации после такого, конечно, остается сильно пониженным еще очень долго.

Ну а власть, конечно, этим пользуется. Вот и Владимир Путин в свежем своем интервью ни словом не обмолвился о том, что главный оппозиционер его государства по неизвестной причине находится сейчас в тяжелом состоянии. Хотя он, может быть, и сказал бы — ну, например, то же, что Шарлю Мишелю — да его интервьюер с государственного телеканала не спросил. Как бы и неважно это совсем.

Не в том ли и причина регулярного расчесывания «темы Сталина» пропагандой — постоянное напоминание о временах больших жертв не только запугивает, но еще и огрубляет души, отучает сопереживать жертвам сравнительно малым.

А что до гипотетической чьей-то «выгоды» от отравления, так ведь ее может и не быть никакой ни для кого. Ужасы вообще самый бессмысленный из всех кинематографических жанров. Политических, видимо, тоже.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Катерина Мурашова
остается сильно пониженным еще очень долго.

Низкий болевой порог - это когда любая даже пустяковая боль воспринимается очень сильно и остро. Автор именно это имел в виду?

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Что случилось с Алексеем Навальным? Ответ на главный вопрос сегодняшнего дня так и не был найден. Глава ФБК в коме, подключен к аппарату ИВЛ в реанимации омской больницы. Точного диагноза до сих пор нет. Есть лишь предположение — «отравили». Такие загадочные отравления в России случаются не впервые. Тем не менее расследования по факту отравлений не проводятся, а уголовные дела не возбуждаются
Я заранее прошу прощения, что я, как Миссис Марпл, во всем вижу не то, что в моменте не видится самым важным и вызывает…
Если диагноз немецких медиков верен, и Алексея Навального отравили ингибиторами холинэстеразы, возникает ряд вопросов: 1.…