Начать блог на снобе
Все новости
Колонка

Навальный, Лукашенко и «Северный поток». Почему Кремль боится санкций США, но не Европейского союза

1 Сентября 2020 17:18
Страны ЕС не смогли договориться о единых санкциях против белорусского руководства. Для Владимира Путина это отсутствие внутриевропейской солидарности — еще одно доказательство факта, что неуступчивость в отношениях с Евросоюзом работает

Засниц — маленький немецкий город на острове Рюген в Балтийском море. Его порт Мукран служит базой для российский судов «Фортуна» и «Академик Черский», которые ведут укладку последних километров газопровода «Северный поток — 2». Пока служит. С тех пор как американские сенаторы-республиканцы Тед Круз, Том Коттон и Рон Джонсон в начале августа направили руководителям компании Fährhafen Sassnitz GmbH — оператору порта письмо, будущее Мукрана и самого газопровода под вопросом. Трехстраничный текст сводится к простой мысли: если адресаты не прекратят немедленно любое сотрудничество с «Газпромом», то компания будет уничтожена санкциями, которые американское правительство будет обязано ввести по решению конгресса.

Письмо сенаторов вызвало в Германии возмущение. Большая часть немецких комментаторов считает, что это очередной выпад администрации Дональда Трампа против нелюбимой Белым домом Ангелы Меркель. В ЕС возмущаются таким отношением к ближайшему союзнику Вашингтона. «Вот если президентом станет Байден...» — мечтают в Берлине и некоторых других столицах Евросоюза. Сама бундесканцлер предположила, что ЕС может ввести ответные санкции против США, правда, неясно, какие именно. 

Три сенатора, действительно, сторонники нынешнего американского президента. Однако жесткие меры против «Северного потока — 2» в сенате поддерживают обе партии. Нет никаких оснований думать, что будущая демократическая администрация и обновленный конгресс станут относиться к Путину и его экономико-геополитическим проектам лучше нынешних. Что же касается европейских союзников США, то многие из них едва ли не каждый день дают повод задуматься об истинной сути их намерений.

Достаточно вспомнить половинчатые меры ЕС в отношении режима Александра Лукашенко. Сказав «а» — не признав результаты президентских выборов в Белоруссии, союз отказался вымолвить «б» — призвать к проведению новых выборов. Что вдохновило Лукашенко продолжать избивать демонстрантов, а Путина — открыто намекать на возможность силовой поддержки минского «коллеги». Пока немцы, французы, итальянцы ломают голову над тем, как наказать Лукашенко, но при этом не разозлить Кремль, Латвия, Литва и Эстония по своей инициативе ввели санкции против белорусской верхушки, включив в черный список и самого Александра Григорьевича. За Балтией, скорее всего, последуют поляки и другие центральноевропейские правительства.

Судно-трубоукладчик «Академик Черский» в порту Мукран Фото: Вячеслав Филиппов/ТАСС

Между тем на ежегодной пресс-конференции Ангела Меркель сказала, что, с ее точки зрения, не нужно менять политику в отношении Москвы. «Диалог» с Кремлем нужен потому, что Россия — геостратегический игрок в Сирии и Ливии. Ну, и «Северный поток — 2» тоже должен быть достроен. Ни подозрительное отравление Алексея Навального, ни объявление Путина о создании спецрезерва российских силовиков для Лукашенко не поколебали позицию Берлина. Аналогичные взгляды господствуют и в Париже, где президент Эмманюэль Макрон, с одной стороны, предупреждает Путина о недопустимости военно-полицейского вмешательства в события в Белоруссии, а с другой — продолжает настаивать на необходимости «диалога».

На самом деле, Кремлю вполне комфортно в этой атмосфере. Там давно знают, что ЕС расколот: «либерте, эгалите, фратерните» в глазах элит «старой Европы» зарезервированы прежде всего за европейцами, которые живут к западу от реки Одер. Все, кто имел несчастье оказаться к востоку, в глазах немецкой, французской, итальянской, греческой элит и части брюссельской бюрократии, делятся на три группы. Первая — «зацикленные на исторических обидах скандалисты», типа чехов, словаков и прочих латышей или, упаси Боже, поляков с их «ультраправым» правительством. Но Центральную Европу и Балтию приходится терпеть, потому что в эпоху Билла Клинтона и Джорджа Буша их приняли в Евросоюз и НАТО. Но, одновременно, стараться по возможности игнорировать их позиции в отношении Кремля и стран постсоветского пространства. Группа номер два — белорусы, украинцы, молдаване и грузины, а также армяне и азербайджанцы. Они участвуют в программе Восточного партнерства ЕС, но при этом даже об их отдаленном членстве в союзе никакой речи не идет. Как мне кажется, некоторые члены ЕС — неформально, конечно — в сущности, признали эти народы и страны частью сферы влияния Кремля, несмотря на официальные заверения в обратном. В категорию номер три входит сама Россия, точнее, ее руководство. С ним, что бы оно ни делало дома или на международной арене, необходимо поддерживать тот самый знаменитый «диалог». 

Уверен: в администрации президента всегда повышается тонус и улучшается настроение, когда из Брюсселя приходят очередные сообщения об «озабоченности» Евросоюза в связи с операциями российских ВКС в Сирии, присутствием наемников «вагнеровцев» в Ливии или разгоном демонстраций в Москве. Эти брюссельские коммюнике должны напоминать Владимиру Путину — а теперь и Александру Лукашенко — о том, что ЕС, по сути, бессилен как-либо воздействовать на них. Более того, часть членов союза не особенно печется обо всякой «гуманитарщине». Total, ENI, Fiat, Repsol, Volkswagen, Philips и десятки других корпораций по-прежнему хотят делать бизнес с Кремлем. Истории с «Северным потоком — 2» и неспособностью стран ЕС договориться о единых санкциях против белорусского руководства лишний раз убеждают Кремль: стратегическая линия неуступчивости в отношении Евросоюза — правильная. А еще там любят популярную (особенно в Париже) идею «не раздражать Москву, чтобы она не заключила стратегический союз с Пекином», как будто Кремль уже не заключил его по факту.

Путинскому режиму некого бояться, кроме американцев. События последних недель сделали это особенно ясным.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Уход Александра Лукашенко с поста президента не заставит Москву отказаться от идеи контроля над Белоруссией. Более того, Кремль обязательно попытается использовать смену режима в своих целях
В обществе гуляет несколько версий того, кто виновен в отравлении Алексея Навального. Однако дискуссий между сторонниками разных вариантов не получается, ведь большая часть из них рассматривает ситуацию однобоко
Исследователь политики обращения с трудным прошлым Николай Эппле объясняет, что общего между антисталинизмом 90-х и политикой денацификации в Германии, почему не стоит желать «Нового Нюрнберга» и почему проработка исторических травм обществом не может закончиться никогда