Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Беспринципный президент.

Зачем была нужна газетная утечка разговора Путина и Макрона

23 Сентября 2020 19:16
Если верить французской газете (а после комментария Дмитрия Пескова остается немного сомнений), на категорический призыв Макрона объяснить или расследовать, как стало возможно отравление русского оппозиционера при помощи химического оружия, Владимир Путин выдал каскад возражений, которые с трудом согласовываются между собой

История французской прессы знает громкие статьи, менявшие политические судьбы правительств, а иногда и целых стран. И если утечка о содержании телефонных переговоров между Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном, опубликованная в Le Monde, стилистически не похожа на «Я обвиняю» Эмиля Золя, это совершенно не отменяет ни характера, ни возможного значения этой публикации. Кто бы ни способствовал тому, чтобы сведения об этих переговорах попали в прессу, он очевидно стремился показать грань отчаяния, к которой приближаются европейские собеседники Путина или, во всяком случае, лично президент Франции. И причина этого отчаяния не в простом несходстве позиций или даже усталости от чьего-то упрямства или несговорчивости. Изложение беседы двух президентов в версии французской газеты с небольшими комментариями корреспондента Петра Смоляра, кажется, демонстрирует некоторое потрясение от понимания, с кем сейчас приходится иметь дело главе французского государства. И даже если это потрясение разыграно, то, по крайней мере, для этого есть серьезные причины, видные в том числе из содержания разговора. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков фактически подтвердил, что разговор передан верно, и лишь указал на неточность формулировок. И то сделано это было, кажется, для того, чтобы не обвинять лично французского президента в разглашении конфиденциальной беседы.

Что ж, давайте посмотрим, о чем говорили Путин и Макрон. Напомним, что статья получила название «Диалог глухих». Это в чем-то штампованный оборот, постоянно использующийся во французской прессе для обозначения отсутствия точек соприкосновения в каких-то переговорах. И сама по себе констатация такой беседы глухих между Путиным и Макроном могла бы быть вполне техническим вопросом — не все разговоры, в конце концов, должны кончаться заключением сердечного согласия. Однако в данном случае этот диалог касался не сложных геополитических вопросов, не каких-то мировоззренческих позиций, а конкретного случая — отравления Алексея Навального. И как заключает газета по этому поводу, телефонный разговор выявил «невозможность найти общие слова для описания реальности в отношении отравления русского оппозиционера».

Даже эта констатация сама по себе не так печальна, хотя и дает определенные поводы для беспокойства. В конце концов, не все обстоятельства случившегося с Навальным до конца ясны, что-то допускает, по крайней мере теоретически, неоднозначные интерпретации. На это, видимо, вправе указывать беседующие по данному вопросу. В том числе, наверное, и российский президент. Впрочем, для устранения всех противоречий и недоразумений по этому болезненному вопросу необходимо проведение тщательного расследования, к чему и призывал Эммануэль Макрон своего русского коллегу. И именно ответ, точнее, ответы Владимира Путина могли стать поводом для того недоумения, которое изящно определяется в газете как «отсутствие общих слов для описания реальности».

Собственно говоря, если верить Le Monde (а после комментария Дмитрия Пескова поводов для сомнений остается немного), на категорический призыв Макрона объяснить или расследовать, как стало возможно отравление русского оппозиционера при помощи химического оружия, Владимир Путин выдал каскад возражений, которые с трудом согласовываются между собой. Он назвал Навального неким словом, которое, по-видимому, ближе всего к понятию «смутьян» (на французском оно было передано как troublion и из-за особенностей некоторых онлайн-переводчиков, которыми пользовались сообщившие об этом русские СМИ, слово превратилось в по-своему уникальный титул «баламут»), и обвинил его в симуляции собственных заболеваний. Затем заявил, что ФБК своими расследованиями шантажировал чиновников. После предположил, что изготовить «Новичок», которым мог быть отравлен Навальный, не так сложно, а один из создателей отравляющего вещества живет в Латвии. И наконец, сообщил, что, возможно, Навальный случайно или намеренно употребил яд сам. 

Фото: EPA-EFE

Лидерам государств иногда приходится защищать или хотя бы объяснять очень сомнительные действия, которые связываются с их именем. Но для этого, по крайней мере, нужна стройность и соблюдение определенных принципов. То, что по какой-то причине решил продемонстрировать Путин в разговоре с Макроном, — это открытая беспринципность в первоначальном значении этого слова. Когда в марте 2014 года Ангела Меркель, согласно распространенной версии, высказала сомнения, что Путин «сохранил связь с реальностью», речь, как к этому ни относиться, могла идти о некотором «высоком безумии», которое сподвигло российского президента на дерзость с захватом Крыма. Сейчас же французский президент вынужден выслушивать то, что должно казаться просто несогласованным набором ничем не подтвержденных ответных обвинений, которые, если обратить внимание на указание Le Monde, что Макрон «немедленно» отверг «гипотезы о латвийском следе» и «самоупотреблении яда», вызвали у него достаточно эмоциональную реакцию.

Сложно понять, что испытывает государственный деятель, когда в ответ на сообщение о серьезных подтверждениях отравления оппозиционера химическим оружием, слышит от своего коллеги, что, возможно, оппозиционер употребил яд сам. Но чисто по-человечески это похоже на необходимость продолжать беседу, какой бы нетерпимый в нормальных условиях оборот она ни принимала — просто потому, что от человека в Кремле слишком многое зависит. То, что, обсудив версию про «латвийский след» и «самоотравление», Макрон и Путин продолжили обмен мнениями о Ливии или Украине, очевидно, должно продемонстрировать, что по некоторым вопросам собеседников не выбирают. Однако в этом случае может возникнуть и настоятельная необходимость поделиться с городом и миром информацией, что твои оценки моральных качеств собеседника изменились. И сообщить, что у царя Мидаса ослиные уши, через газетную публикацию — не самый плохой способ это сделать.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Возможно, президент искренне и бескорыстно симпатизировал ушедшей от нас правозащитнице. И это неутешительный диагноз для нашей власти
Общаясь с журналистами, президент не проявил заметных слабостей и не допустил каких-то неприятных промахов. Скорее, лишь показал, как стареет национальный лидер
То, с каким жаром Владимир Путин цитирует документы, бросающие тень на политику Польши перед Второй мировой войной, позволяет думать, что им движет живое чувство, выводящее обычно сдержанного президента из равновесия