Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

«Книга о любви между двумя мужчинами — это просто любовный роман». Писатель Микита Франко об ЛГБТ-литературе

Условие этого интервью — не задавать вопросов о возрасте и семье. Юного писателя Микиту Франко можно понять. Дебютный роман номинанта на премию «Сделано в России» называется «Дни нашей жизни», весной книгу выпустило модное и весьма смелое издательство Popcorn Books. Это живой и безапелляционный дневник подростка, который в три года стал сиротой, но вместо детского дома попал в гомосексуальную семью. События, описанные в книге, оказались созвучны российской реальности эпохи охоты на суррогатных отцов-геев и роликов-страшилок об ужасах жизни с двумя папами. Сам Микита —трансгендерный парень. И тут уже трудно не вспомнить летний трансфобный закон Елены Мизулиной, ставший частью большой политической кампании по так называемому укреплению института семьи. О творчестве и свободе с Микитой Франко поговорил Ренат Давлетгильдеев
9 октября 2020 9:30
Фото: Пресс-служба


Ɔ. В этом году в России продолжилось давление на ЛГБТ. Как ты переживаешь весь этот информационный фон?
 

Я родился и вырос в Казахстане, у меня сейчас паспорт этой страны, но несколько лет я жил в России и, в принципе, был настроен на окончательный переезд и смену гражданства. Сейчас я передумал — как раз по той причине, о которой ты говоришь. Глядя на последние новости, впервые в жизни всерьез задумался, что нужно менять планы и рассмотреть для эмиграции другую, более дружественную страну. Раньше я был уверен, что как бы ни было плохо в плане прав человека в России — это всегда будет лучше, чем в Казахстане. Сейчас я в этом не уверен.


Ɔ. В какую страну ты мог бы переехать? Есть ли вообще место, которое ты считаешь идеальным с точки зрения комфортной и безопасной жизни?

Учитывая, что на данный момент мне не особенно интересны ни отношения, ни семья, ни дети, ни что-либо еще подобное, я никогда не рассматривал комфортность страны с точки зрения «идеальности» для ЛГБТ-персон. Для меня это не главный критерий. Я бы хотел, чтобы меня не убили, не побили и не посадили — остальное, касающееся семьи и отношений, лично мне пока не очень важно. Возможно, с возрастом приоритеты изменятся. Наверное, поэтому меня раньше вполне устраивала Россия, пока там не начали появляться совсем уж чудовищные законопроекты, ситуации вмешательства в семью и даже уголовные преследования. Самое главное для меня — чувство безопасности и ощущение, что я дома, и оно может возникнуть где угодно. Так что я для начала хочу побывать в разных странах, чтобы проверить, где я чувствую себя лучше всего. Пока такой страны нет, но я смотрю в сторону Европы — Восточной или Северной. 

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Одной из наших героинь, TikTok-блогерке, школьнице Оле Тыкве за ее публичные высказывания о правах ЛГБТ угрожали — в том числе физической расправой. В итоге она была вынуждена вместе с семьей покинуть Россию. Тебе приходилось сталкиваться с хейтом?

Нет, ничего подобного не было. Не всем нравится моя книга, и люди по-разному и разными словами это выражают, но я бы не сказал, что это хейт. Это нормально. 


Ɔ. Ты считаешь себя ЛГБТ-автором, а свои книги — гей-романами? Как ты себя идентифицируешь: как подростковый автор, как ЛГБТ-автор?

Я себя идентифицирую просто как автора. Да, то, что я пишу сейчас, — это больше подростковая литература, но только потому, что сам я ближе к подросткам, чем к взрослым. Возможно, я стану старше, у меня появится новый жизненный опыт, и я начну писать совсем другие книги. 

Мне не кажется верным относить книги, где есть ЛГБТ-тематика, к отдельному виду литературы. Внутренне я чувствую в этом что-то неправильное. Если это книга о любви между двумя мужчинами, то это просто любовный роман. Если это книга о взрослении ЛГБТ-подростка, то это роман о взрослении — такой же, как и любой другой. Мы всегда говорим, что ЛГБТ-персоны такие же люди, как и все остальные, в нас нет ничего особенного, а тогда так ли нам нужна особенная полка в книжном?

Издательство: Popcorn Books


Ɔ. Ты начинал как интернет-писатель, публиковал главы романа в блоге. В этом году начал работать с издательством, в ноябре выйдет твоя вторая книга «Тетрадь в клеточку». Тебе какая роль ближе: автора самиздата или писателя с контрактом?

Писателя с контрактом. Мне кажется, самиздат не может быть продолжительной историей. Если ты хочешь, чтобы тебя читал кто-то, кроме родителей и бабушки, придется вкладываться в рекламу и самостоятельно продвигать книгу. Если реклама сработала и книгу купили, ты получаешь деньги и вкладываешь их в дальнейшее продвижение. Это никогда не окупается. 


Ɔ. Как проще работать: самостоятельно или с командой? Стало ли меньше творческой свободы?

Не чувствую, чтобы издательство как-то ограничивало мою свободу. Для меня самиздат был хорош только тем, что я добился некоторой огласки, меня заметило издательство и, слава богу, забрало меня с этого поля битвы. Это больше не моя головная боль, и мне нравится не думать об этом. 


Ɔ. Для кого ты пишешь? Твои ровесники читают книги?

Да, читают. Я пишу для всех. Думаю, сколько бы вам ни было лет, в вас все еще живет тот подросток, которого когда-то кто-то не понял или не поддержал, и ему все еще важно, чтобы его услышали. Книги о взрослении как бы говорят читателю: «Ты не один» — а ведь это очень важно слышать всем в любом возрасте. Поэтому их любят не только подростки. 

Издательство: Popcorn Books


Ɔ. Ты общаешься со сверстниками или, как еще один номинант нашей премии, кинокритик Гордей Петрикокружаешь себя исключительно людьми из других поколений, сильно старше?

В моей жизни есть два человека, которые мне очень дороги и к которым я в первую очередь обращаюсь за советом: моя лучшая подруга — мы ровесники — и мой хороший друг, который старше меня втрое. Хорошие, умные, добрые люди, которые могут стать нашими друзьями, не разбиты по категориям возраста, национальности, гендерной принадлежности и любым другим формальным признакам. Они повсюду, им от нуля до ста тридцати лет, и ограничить общение только какой-то одной возрастной группой — значит лишить себя возможности познакомиться с миллионами прекрасных людей на этой планете. 


Ɔ. Тебя в рецензиях сравнивают с Драгунским. Кто тебе самому нравится как читателю? И на кого хотелось бы быть похожим?

Сейчас я не читаю подростковую литературу, но вырос на советской литературе. У меня были почти все книги Владислава Крапивина, я покупал всё подряд, что находил в книжном. На втором месте был Анатолий Алексин, а в остальном нравилось что-то единично: «Чучело», «Вам и не снилось».

Я многих писателей уважаю, но ни на кого из них не хочу быть похожим. Конечно, советская литература оказала на меня огромное влияние, она меня сформировала — от этого я уже никуда не денусь, но для меня это как некая база, опора, от которой нужно оттолкнуться и идти дальше: искать свое, искать самого себя.


Ɔ. Ты в этом году попал в номинации сразу двух премий: GQ и «Сноба». А сам бы кому вручил приз как лучшему писателю? Если не себе, конечно.

Учитывая, что список ограничен только этим годом, не знаю. Я не прочитал ни одной книги из тех, что вышли в 2020-м. Точнее, делал попытки, но они не удались. По правде, если бы я был не собой, я бы и себя читать не стал. Это связано с ужасной чертой моего характера — предвзятым и снобским отношением к современной литературе. Я признаю, что это неправильно, очень далеко от реальности и ограничивает меня самого. Такое отношение я придумал себе еще в 13 лет, когда считал, что прохавал жизнь на 30 и читал Достоевского. Я тогда не знал, что вырасту писателем и сам попаду в ловушку подобного отношения со стороны других людей. Теперь я с этим борюсь, но пока еще недостаточно успешно для того, чтобы быть компетентным вручать кому-то премии.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
«Познакомься мама, это моя девушка». Уже нервно, да? А если представить, что у вас дочь? Тут в голове начинают проноситься мысли одна другой тревожнее, и все заканчиваются словом «приплыли». О том, как реагировать на признания подростков в гомосексуальности и представляют ли эти откровения опасность, поговорили секс-колумнист «Сноба» Ольга Нечаева и психолог Никита Карпов
Два года назад иркутская полиция задержала по подозрению в краже интерсекс-женщину Евгению Алексееву. Полицейские сняли разговор с ней на видео, и ролик попал в соцсети. Евгению стали травить, уволили с работы, гражданский муж перестал с ней общаться, а его мать обвинила Алексееву в распространении порнографии. «Сноб» рассказывает ее историю
Два года назад иркутская полиция задержала по подозрению в краже интерсекс-женщину Евгению Алексееву. Полицейские сняли разговор с ней на видео, и ролик попал в соцсети. Евгению стали травить, уволили с работы, гражданский муж перестал с ней общаться, а его мать обвинила Алексееву в распространении порнографии. «Сноб» рассказывает ее историю