Начать блог на снобе
Все новости
Колонка

Карабахские уроки: чем грозит Москве отступление перед турецким шантажом?

12 Октября 2020 16:27
Россия позиционирует себя как хозяйка Кавказа. Но пока что стараниями турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана играет роль пассивного наблюдателя

Не сядем, так нагадим

В начале августа 2008 года, когда Михаил Саакашвили начал вторжение в Южную Осетию, а российские власти с оставленным на хозяйстве Дмитрием Медведевым поначалу сидели на одном месте ровно, вся редакция журнала, в котором я тогда работал, стояла на ушах. Умные люди прекрасно понимали, что на кону не судьба Южной Осетии или Абхазии, которая должна была быть следующей целью энергичного грузина. На кону был весь Кавказ. Если бы Москва закрыла глаза на действия Саакашвили, внешним силам показалось бы, что Кремль не готов защищать свои интересы на Кавказе. И тогда вслед за Южной Осетией и Абхазией полыхнул бы Карабах, а за ним — российский Северный Кавказ.

К счастью, тогда Москва глаза не закрыла — находящийся в Пекине Владимир Путин сказал свое слово, и оно отдалось эхом в виде введения российских войск в Грузию. Казалось, урок все выучили: Михаил Саакашвили катался по земле при звуке российского самолета и грыз галстук, американцы не рискнули ему помогать, а Эрдоган понял, что нужно уважать интересы Москвы на Кавказе.

И вот сейчас, спустя 12 лет, происходит дежавю. Только вместо Осетии — Карабах, и главным задирой выступает уже не скитающийся по заграницам и получающий по голове от грузин Михаил Саакашвили и даже не сидящий в Баку Ильхам Алиев, а стоящий за всем нынешним обострением ситуации в Карабахе Реджеп Тайип Эрдоган.

Уважение, которое Россия получила после «августовской войны», нужно не только заслужить, но и поддерживать правильными действиями. Например, жестким отказом идти на уступки и прекращать сирийско-иранско-российское наступление в Идлибе в сентябре 2018 года. Но Россия пасанула, и в ответ на угрозу Эрдогана (утверждавшего, что, если Москва не остановит Дамаск, Турция начнет войну против Сирии) остановила наступление, пошла на поводу у шантажиста. Создав тем самым у Эрдогана впечатление, что Москву можно брать на слабо и что Кремль не готов демонстрировать силу при защите своих национальных интересов. И если он пасует в Сирии, то, возможно, пасанет и на Кавказе? И в сентябре 2020 года Реджеп Тайип Эрдоган решил проверить свою теорию.

Подчеркнем: Россия является посредником в Нагорно-Карабахском конфликте и не должна открыто вмешиваться на стороне Армении или Азербайджана. Кремль пытается сохранять баланс сил, заставить стороны прекратить огонь. Однако при этом он должен наказать Турцию за то, что она делает под соусом этого конфликта.

Например, срывает перемирие. Только-только России удалось посадить за стол переговоров армянскую и азербайджанскую сторону и достичь соглашения о временном перемирии, как оно было сорвано Ильхамом Алиевым по указанию Эрдогана. Турцию категорически не устроил тот факт, что ее за этот стол не пригласили, а ее предложение решать карабахский вопрос в том же формате, что и идлибский (то есть через российско-турецкий междусобойчик) отвергли. В итоге получилось, что подписанная и распиаренная в Москве бумажка о перемирии оказалась фикцией, как и обещания, данные азербайджанской стороной Сергею Лаврову.

Министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян во время переговоров по ситуации в Нагорном Карабахе, Москва, 9 октября 2020 года Фото: Пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Командировочные

Как ответила Россия на это дипломатическое унижение? Никак. Ровно так, как она не отвечает и на военно-политический вызов со стороны Турции.

И речь тут не о легитимных поставках оружия Турцией Азербайджану (которое нужно и можно балансировать за счет снабжения армянской армии, в том числе и средствами ПВО). Речь о целенаправленных действиях Анкары по поддержке террористов и саботажу мирных договоренностей.

Так, Турция перебрасывает своих башибузуков — находящихся на содержании у Анкары сирийских боевиков — в зону Карабахского конфликта. Логика Эрдогана понятна: башибузуки обучены лучше азербайджанских срочников, воюют эффективнее, их отправленные на родину в случае смерти тела не станут политической проблемой для Ильхама Алиева. Ну а в случае победы башибузуки могут остаться в Азербайджане для защиты турецких интересов. Для России же эти боевики представляют серьезную угрозу и даже в какой-то степени позор. Одной из целей российской операции в Сирии было оптовое уничтожение исламистов в сирийских песках для того, чтобы не пустить их на Кавказ и не вылавливать там в розницу. Сейчас же недобитая часть исламистов, вооруженная и обученная турками, появилась в государстве, граничащем с нашим Южным Дагестаном (который в понимании некоторых бакинских товарищей должен входить в Великий Азербайджан).

Поэтому Кремль должен сделать все для того, чтобы их там не было. И если попытки убедить азербайджанское руководство удалить террористов со своей территории ни к чему не приводят (в ответ слышится лишь знакомое Москве выражение «ихтамнет»), то решать вопрос нужно иными способами. Так, как это делают американцы или израильтяне, — ударом высокоточного оружия по местам скопления террористов на территории Азербайджана (с предварительной разведкой и подсветкой российским спецназом, естественно). И если в процессе этой операции к гуриям отправятся не только боевики, но и их турецкие инструкторы — что ж, это был их выбор. Зато Анкара освежит воспоминания о 2008 годе и будет взаимодействовать с Москвой не как гопник с терпилой, а как гость с хозяином.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Резкое обострение карабахского конфликта создает возможности и угрозы для всех участников и внешних сторон конфликта. Нагорно-Карабахская Республика, Армения, Азербайджан, Турция и Россия вступили в игру на шахматной доске — и ставка в этой игре важнее, чем жизнь
Третий день войны между Нагорным Карабахом и Азербайджаном. Колумнист Карен Газарян считает, что самое время попробовать осмыслить, как коммуникации влияют на военное противостояние и как изменилась роль коммуникаций во время горячих конфликтов в XXI веке
Больше десяти дней длятся бои в зоне конфликта между Арменией и Азербайджаном — Нагорном Карабахе. Слово «война» там звучит все чаще. К регулярным перестрелкам в Карабахе за последние два десятилетия люди привыкли, но таких серьезных столкновений не было с начала 90-х. Что изменилось в жизни простых карабахцев и что произошло с теми, кто, сам того не ведая, оказался в горячей точке? Специально для «Сноба» журналист Армина Багдасарян поговорила с теми, кто из мирных жителей превратился в свидетелей новой-старой войны