Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Извилистый русский путь к толерантности.

До каких проблем новой этики дозрело российское общество

14 Октября 2020 11:49
Одни говорят, что нетерпимость в обществе в России за последнее время только возросла — нетерпимость к тем, кто другой, по-другому мыслит, живет и любит. Другие, напротив, рассуждают о нашей стране как о всегда готовой на всепрощенчество — мол, толстовство есть часть нашей русской матрицы. А имперское прошлое надолго дало нам прививку терпимости к иным культурам, религиям и обрядам. Где правда?

В рамках социологического проекта «Мы считаем» агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» провело исследование на тему «Толерантность: Россия за или против?». Вопросы задавались не про текущую политику, поскольку на этом материале довольно трудно выявить общечеловеческие составляющие мировоззрения — неизбежно будет довлеть большая тень президента. Особенно когда подавляющее большинство респондентов никогда не слышали даже сам термин «новая этика» (83% узнали его в ходе опроса социологов, термин оказался знаком лишь 3%). Соответственно, всем этим людям не приходилось решать (в смысле размышлять и делать выводы) проблемы, с ней связанные. Они вполне комфортно и непротиворечиво продолжают жить в мире старой этики. А некоторые в этом плане, кажется, и из архаики не выходили.

Между тем мир стремительно меняется. Меняются, соответственно, и этические системы координат. Рано или поздно придется как-то в этих координатах обустраиваться, начать ориентироваться, определяя для себя, что такое новое хорошо и что такое новое плохо.

Скажем, по данным этого исследования, 40% наших сограждан согласны с тем, что в мире происходит смена ценностей и правил, которую можно назвать этической революцией. Но в основном это происходит не у нас, а там, на далеком в этическом плане (и становящемся, похоже, все дальше) Западе. Новая этика на Западе в представлении существенной части населения уже проштампована термином «толерантность». Штука эта представляется многим россиянам обоюдоострой: можно нарваться на агрессию меньшинства, которое, согласно новым правилам, надо терпеть. В этой связи, например, почти половина опрошенных (45%) соглашаются с тем, что сейчас высказывать свое мнение может быть опасно из-за критики и агрессии, которой можно подвергнуться в социальных сетях.

Или другой пример — прогремевшее по Америке погромами и беспорядками движение Black Lives Matter (BLM). Как ни удивительно, но 70% россиян об этом вообще ничего не слышали. Это не присутствует в их информационной картине мира, причем как у тех, кто составляет партию смотрящих телевизор, так и у тех, кто из партии смотрящих интернет. То есть эти люди, значит, совершенно не интересуются тем, что называется «актуальная международная информационная повестка». Наиболее осведомленное меньшинство, правда, составило себе мнение о том (таких 23% из тех, кто слышал об этом вообще), что BLM нацелено на доминирование над белым населением. Лишь 11% предполагают, что за этим стоит месть за угнетение в прошлом, 9% — стремление взять под контроль полицию, а 5% уверены, что это просто попытка оправдать мародерство и беспредел, которые творят его участники. Таким образом, наше информированное меньшинство никак не соответствует тому раскладу мнений об этом явлении, которое сложилось в Америке. Разве что 37% информированной молодежи уверены, что суть движения BLM — добиться этнического равенства.

Зато — и это как раз вполне в духе старой этики и унаследованной еще от СССР картины мира — 44% опрошенных считают, что в США сохраняется дискриминация по расовому принципу. Лишь 23% считают, что такой проблемы нет. Наконец, флешмобы с преклонением колен и целованием ботинок чернокожих наши люди (опять же из числа тех, кто вообще узнал об этом) сочли преимущественно проявлением черного расизма. 61% категорически против того, чтобы белое население несло какую-либо коллективную ответственность за притеснения афроамериканцев в прошлом.

Фото: Кирилл Зыков/Агентство «Москва»

Отчасти подобная ситуация (с покаянием) коррелирует с нашими собственными проблемами. Скажем, должны ли каяться дети палачей ГУЛАГа? А если дедушка просто работал в НКВД? А от такого покаяния и до люстраций недалеко. Но мы как нация против такого покаяния. Тут у нас своя этика довлеет, старая, но уже постсоветская этика. Мы не хотим, чтобы прошлое в этом смысле рулило будущим, хотя про Россию часто говорят, что это страна, которая идет вперед с повернутой назад головой.

В то же время о своей собственной стране мы, конечно, гораздо лучшего мнения, чем об Америке. 32% участников опроса отметили, что для России проблема дискриминации неактуальна. 28% отрицают, что в России есть социальные группы, права которых ущемляются. Но когда речь заходит об этих конкретных группах, становится заметно, что наши люди в основном живут и размышляют в категориях старой этики, согласно которым социальные права важнее политических или тех, которые рассматривает новая этика. Поэтому, когда речь заходит о какой-либо дискриминации, 41% респондентов в первую очередь вспоминают о тех подгруппах, которые традиционно считаются социально незащищенными: инвалидах (27%), пенсионерах (21%), матерях-одиночках (14%), многодетных семьях (13%). И лишь молодежь вспоминает представителей секс-меньшинств или больных ВИЧ (39% и 19% опрошенных до 25 лет соответственно). 

На этом фоне большинство подтверждает, что оно пребывает в плену старой этики, полагая, что, например, «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений» должна быть наказуема: 49% считает, что за нее следует привлекать к административной ответственности, 24% — к уголовной. Значительное число россиян готовы причислить к пропаганде не только открытые гей-парады и шествия, но и публичные дискуссии о нетрадиционных сексуальных отношениях (40%), открытое заявление о своей ориентации (36%), художественные произведения, где затрагивается тема ЛГБТ (34%), а также обсуждение вопросов сексуальной ориентации в социальных сетях (32%). По меркам новой этики в той форме, в которой она восторжествовала на Западе, мы тут находимся между старым добрым консерватизмом и реакционной архаикой.

Из системы координат старой этики для нашей страны и национальный вопрос. 37% участников опроса признают, что он есть и актуален. Это, скорее, наследие уже не столько СССР, сколько первых постсоветских лет, когда мы, прежде члены братской семьи народов, стали притираться друг к другу по-новому. Русский национализм пока не прижился, сколько его ни пытались разжечь некоторые: лишь каждый восьмой опрошенный ответил, что в России ущемляются права русских. Больше всего, по их мнению, дискриминации подвергаются представители народов Средней Азии и Кавказа (их перечислили 40% и 36% соответственно). 

И, наконец, совсем не вписывается пока в нашу этическую систему координат такая модная американская штучка, как харассмент. Если он у нас и есть, то почти две трети (59%) относятся к харассменту достаточно даже не толерантно, а в американском смысле безразлично: 38% считают, что это личное дело каждого, еще 15% воспринимают это как обыденность, а 6% сказали, что это надуманная проблема. Лишь 26% заметили, что проблема актуальна и к ней надо привлекать внимание. Не факт, кстати, что станут привлекать сами, окажись в этой ситуации они или их знакомые и близкие. 

Все хорошо, по мнению большинства, и по части религиозных свобод: оно не видит в нашей стране дискриминации по религиозному принципу. А как же, скажем, иеговисты? А сайентологи? Ну так это же, видимо, в глазах большинства, сектанты либо экстремисты. А скорее всего — «нет, не слышали». По части религии наши люди по-прежнему скорее консервативны, но консервативны именно по-советски. Так, более половины (52%) считают, что в школе не место преподаванию религии (среди молодежи 75% против). Однако при этом 87% считают, что публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, не должны оставаться безнаказанными. Это явная дань усилению консервативных тенденций в пропаганде в последние годы. Мало сомнений в том, что решимость не допускать оскорблений чувств верующих во многом связана с прежним, консервативным преимущественно пониманием самой сути свободы слова и мнений.

Так что в целом можно сказать, что авторы социологического исследования зафиксировали российское общество в состоянии транзита. Перемены идут, они являются реакцией на процессы, происходящие во внешнем мире. Однако далеко не факт, что мы придем к тому же знаменателю, что и адепты новой этики на Западе.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
С каждым днем Кремль все меньше может оказывать воздействие на происходящее в Белоруссии. Это лишь одна, хоть и самая яркая иллюстрация надвигающегося краха влияния Москвы на постсоветском пространстве
Присвоение Евгении Васильевой, известной по делу «Оборонсервиса», звания почетного академика Российский академии художеств вновь поднимает вопрос о том, как и кому вручают в России подобные титулы и зачем это делают руководители столь уважаемых организаций
Россия позиционирует себя как хозяйка Кавказа. Но пока что стараниями турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана играет роль пассивного наблюдателя