Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Министр правительства Москвы Евгений Данчиков: Мы на пути формирования цифровой экосистемы контроля

Как связать регионы единой цифровой системой и почему формат невидимого контроля работает эффективнее классических проверок? Об этом на конференции «Цифровая индустрия промышленной России» (ЦИПР) главный редактор проекта «Сноб» Ксения Чудинова поговорила с министром правительства Москвы, начальником Главного контрольного управления города Евгением Данчиковым
14 октября 2020 15:18
Фото: Пресс-служба


Ɔ. Запланированная на этот год реализация проекта «Цифровой регион» — концепции внедрения цифровых технологий в субъектах федерации — отложена из-за пандемии коронавируса и вызванных ей экономических сложностей. Но, судя по тому, что говорили участники конференции, глобальные трудности — далеко не единственная проблема. Цитирую ваших коллег из Чувашии, которые делают свои многофункциональные центры: «Наш чувашский МФЦ не похож на московский. Это не франшиза. Не то что нам отдали цифровое решение, мы его установили и с ним работаем. У нас есть свои протоколы». То есть вопрос согласованности цифровых решений разных компаний остается открытым. Мне кажется, это интересная задачка. Как вы ее решаете?

Мы сейчас в самом начале пути формирования цифровой экосистемы контрольно-надзорной деятельности. И это не просто интересная задачка, это сложная, кропотливая, глубокая работа.

Объясню на примере. Сегодня госуслуги для граждан предоставляются быстрее, пользоваться ими стало удобней, мы получаем их в электронном виде, не выходя из дома. Но виден только конечный результат, и мало кто понимает, какая серьезная и большая работа за этим стоит. То же самое происходит сейчас с контрольно-надзорной деятельностью, с обязательными требованиями. Из тех отдельных элементов, которые мы сегодня обсуждаем, будет формироваться экосистема контроля-надзора в его новом понимании. Для этого недостаточно просто построить систему сбора исходных данных, недостаточно внедрить интернет вещей.

Много нюансов с нормативно-правовой базой, в выстраивании взаимодействий и связей между различными органами исполнительной власти. Ряд деталей связан с сертификацией приборов и датчиков контроля и с тем, насколько мы можем доверять этим данным впоследствии. Необходимо точно знать, что именно измеряет каждый наш датчик, и быть уверенными, что он делает это абсолютно правильно. Тогда на основании полученных данных аналитики смогут делать адекватные выводы. Все это представляет собой огромную инфраструктуру, которую нам предстоит развернуть.


Ɔ. Сертификация приборов предполагает, что все спецификации каждого датчика «цементируются» в официальных бумагах. Это приведет к консерватизму и зарегулированности. Мне кажется, здесь важнее договориться о принципах, о том, что имеет значение и для государства, и для бизнеса, и для потребителей.

Цифровизация — это очень конкретный алгоритмизированный процесс. Недостаточно просто договориться о принципах — необходимы четко прописанные регламентные процедуры. И я здесь не вижу никакой опасности в бюрократических процедурах. Росстандарт, которым руководит Алексей Абрамов, достаточно эффективно выстроил эту систему. И на сегодняшний день единственная их сложность и вызов, наверное, в том, что в ближайшее время объем работы существенно увеличится: к ним на проверку поступает все большее количество приборов в соответствии с ростом потребности в использовании интернета вещей.


Ɔ. Бизнес готов к такому регулированию?

Какой-то — да. Но я точно знаю — мы проводили исследования в Москве, — что не весь бизнес готов раскрывать данные о себе. Не весь бизнес доверяет государству, когда мы говорим: «Ты проведи самоконтроль, передай информацию о себе контролерам, и тебя не будут наказывать, если сам заявишь о нарушениях». Многие считают, что они раскроются, а мы потом придем и закроем их за то, что у них есть эти нарушения. Нам придется пройти этот путь, показать на практике, что это действительно работает, от этого есть эффект, что, когда к вам вообще не приходят, вас не проверяют, это выгоднее с точки зрения экономии времени и значительно снижает нагрузку: вы не нервничаете, не останавливаете работу и не заставляете всех сотрудников копировать бумажки для контролеров.

Фундаментом такого контроля будут четко прописанные процедуры, конкретно сформулированные регламенты, описание процесса автоматизации, юридически значимые действия, цифровые подписи и так далее. Это очень сложный процесс, но, на мой взгляд, другого пути нет. Чтобы достичь ключевой цели современного контроля — а это и обеспечение безопасности граждан, и кардинальное снижение контрольного давления на бизнес, — ничего другого для создания системы эффективного контроля невозможно придумать, кроме как оцифровать его.


Ɔ. Правильно ли я понимаю, что, по-вашему, цифровизация должна победить коррупцию или хотя бы снизить ее уровень?

Это, безусловно, один из важных эффектов. Цифровизация дает другой уровень прозрачности: все действия видны, они четко прописаны, потому что без конкретных алгоритмов невозможно в принципе что-то оцифровать. И от каждого шага всегда остается цифровой след, который невозможно стереть благодаря технологиям финтех и блокчейн, в отличие от бумажек, которые можно сжечь или затопить в подвале. Поэтому, конечно, это очень позитивно повлияет на ситуацию, связанную с противодействием коррупции и историями, когда контролеры «на земле» создают избыточное давление на бизнес с целью личного обогащения.


Ɔ. Сегодняшняя программа предъявляет тысячи параметров.

Да, и мы должны все эти процессы вести в параллели: оптимизацию, сокращение самих обязательных требований, исключение старых ненужных требований к бизнесу, изменение, совершенствование и перестраивание запросов не с точки зрения организации процесса, а конечного результата. Нам нужны именно те требования, которые влияют на безопасность человека. Все остальное: ширина дверного проема, как проложить вентиляционную трубу, как сделать очистную систему и так далее, — должно быть в границах существующих технологических решений. Есть возможность по-другому построить бизнес-процесс поставки продуктов, заноса их в магазин или кафе — пусть бизнес делает так, как ему выгодно, но с оглядкой на безопасность для потребителя. Не надо сосредотачиваться на деталях. Мы должны сконцентрироваться на принципиально важных вещах, о которых я сказал ранее: на оптимальности, экономической и социальной полезности самих требований, результативности процессов контроля. И тогда это позволит сделать систему контрольно-надзорной деятельности эффективной и современной.


Ɔ. Отрадно, что математики начали править миром: они знают алгоритмы, они напишут программы и сделают это эффективно, аккуратно, экономически оправданно. Но в то же время есть ощущение, что конкретный человек, который в итоге пользуется этими цифровыми услугами, сегодня недозащищен. Или, во всяком случае, человеческий фактор невозможно исключить. Я имею в виду все эти несвоевременно приходящие через приложения штрафы за парковку, или невозможность что-то оплатить в приложении, или платежи, просроченные из-за того, что люди не обновили приложение или что-то у них не случилось и они оказались исключены из процесса. Как обстоят дела с защитой прав электронного потребителя?

Мы находимся в самом начале пути цифровой эры. Нами пройден период автоматизации, всем поставили компьютеры, сотрудники научились ими пользоваться. Но сегодня абсолютно новый уровень формирования цифровой повестки. Никто уже не оспаривает пользу и эффект от цифровизации.

И нельзя сказать, что гражданин не может защитить себя. Это не так. Уже достаточно четко работает система досудебного обжалования, когда человек может обратиться в органы исполнительной власти и защитить свои права. Мы в период пандемии обкатали режим дистанционного обжалования. С помощью нашего портала mos.ru это можно сделать намного быстрее, чем писать от руки какие-то заявления и идти на прием. К тому же всегда можно обратиться в суд. И пока вы не прошли все эти стадии, в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях (КоАП) вы защищены, никто вас не накажет и ничего у вас не отберет. Надо идти и отстаивать свои права. Это мировая практика.


Ɔ. Есть ведомство, которое работает конкретно в области защиты прав электронного потребителя?

Могу сказать так: работа правительства Москвы ориентирована на человека. Штраф в понимании КоАП — это мера наказания. Поэтому есть целая процедура, которая позволяет доказать невиновность или защитить свои права.

Но вы правильно поднимаете проблематику: конечно, нужно еще много работать, чтобы выстроить всю эту систему защиты человека в нашем новом цифровом мире. Новый КоАП, который сейчас пишется правительством Российской Федерации, учитывает многие актуальные на сегодняшний день вопросы. И он как раз синхронизирован с реформой контрольно-надзорной деятельности и со всеми цифровыми сервисами. Наша задача заключается в том, чтобы добиться четкого, правильно прописанного алгоритма действий, где были бы защищены все стороны: и гражданин, и общество, и государственные структуры.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Кажется, что слово «цифровизация» применимо только в связке с экономикой. Однако с недавних пор и сфера искусств смело шагнула в «цифру». О переходе музеев в онлайн-формат рассказала международный арт-дилер и независимый эксперт в области арт-диджитала Екатерина Шнайдер
Что такое умный город, зачем ему видеокамеры, о плюсах, минусах и тенденциях развития городского видеонаблюдения рассказывает эксперт конференции «Цифровая индустрия промышленной России», основатель и технический директор «Эрливидео» Максим Лапшин
Как изобретения промышленного дизайна меняют жизнь больших городов и когда это будет доступно в России, рассказывает Михаил Крапивной, основатель конструкторского бюро Man & Technologies