Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал
Серийный убийца.

Как Netflix пришел в Россию и подчинился правилам игры

Первый твит в аккаунте Netflix Russia: «Ту ДУМММ». Сегодня ночью главный в мире стриминговый сервис, убийца кинотеатров и свободного времени перешел на русский, рубли и даже запустил русскоязычную службу поддержки. О том, что Netflix обрел официального партнера-провайдера в России, стало известно еще в начале сентября. Выйти на местный рынок Netflix помогла компания НМГ — медиагигантпо информации Forbesподконтрольный структурам братьев Ковальчуков. «Сноб» разбирается, чего в этом решении больше: бизнеса или политики
15 октября 2020 17:55
Фото: Freestocks/Unsplash

Netflix наш

Россия и Netflix на этой неделе по всем законам пиара появляются рядом едва ли не раз в день. Во вторник Twitter и Facebook всколыхнул пост Стивена Кинга, нахваливавшего российский сериал «Эпидемия» Павла Костомарова, который только-только стал доступным на Netflix под названием To The Lake. Продюсерам «Эпидемии» Евгению Никишову и Валерию Федоровичу удалось продать сериал за рекордные $1,5 млн. Российскому зрителю он запомнился цензурным скандалом — в разгар сезона после эпизода, в котором Росгвардия расстреливает мирную демонстрацию, сериал внезапно сняли с эфира на платформе Premiere. «На Netflix такого бы не было», — говорили тогда недовольные зрители.

«Эпидемия» — далеко не первый русскоязычный проект в каталоге Netflix. Сегодня там хорошо себя чувствуют и несколько сериалов компании «Среда» («Метод», например), и оригинальный проект Start «Лучше, чем люди» (до «Эпидемии» именно эта продажа была рекордной для рынка и исчислялась $1 млн). Теперь Netflix обещает купить еще больше местных сериалов. А индустрия замерла в ожидании заявлений о собственном производстве контента в России.

Вообще, официально доступной платформа Netflix стала еще в 2015 году, но ее владельцы будто бы не замечали российский рынок: многие проекты так и оставались нелокализованными, в субтитрах то и дело встречались ошибки, доступ предоставлялся не ко всей библиотеке, а платить за подписку нужно было в евро. Не проявлял никакого интереса Netflix и к российской прессе. Один из авторов этого текста больше месяца пытался безуспешно наладить сотрудничество с сервисом и погряз в бюрократических переписках, примерный итог которых таков: общаться с Netflix вы не можете, потому что «вы там в России все какие-то непонятные для нас волосатые варвары».

Если несколько приспустить утрирование, в реакции платформы можно найти зерно рациональности. По данным «Ведомостей», Netflix аккумулирует лишь 3–4% национального рынка. Даже если российские стриминги сознательно увеличивают свои цифры (слухи про накрутки в индустрии ходят давно — проверить информацию о просмотрах сегодня не представляется возможным), примерный порядок выручки ясен. И он для международной компании, конечно, слишком мал. 

Рашн бизнес

Договор Netflix с российской стороной не означает (по крайней мере пока) внедрение стриминга в отечественное производство, а это одна из ключевых стратегий работы с национальными рынками, в первую очередь с точки зрения выведения локального продукта на международную арену. Так, к примеру, было с первым оригинальным немецким проектом Netflix «Тьма», ставшим культовым. Или сперва купленный, а затем продолженный самой платформой испанский «Бумажный дом». Его фанатская база в мире исчисляется миллионами. 

Но Netflix привык действовать следующим образом — если он забирает проект, то покупает все целиком, вместе с продакшен-студиями. Платформа в России пока сталкивается с местным законодательством, согласно которому, будучи иностранным игроком, Netflix не может выкупать в продакшен-компаниях долю более 20%.

«Тот же закон и стал причиной союза с НМГ», — рассказали «Снобу» источники на рынке. И вообще, в этой новости больше политики, чем бизнеса. Официально выйти в Россию Netflix напрямую не мог. Еще в 2017 году в России был принят закон, получивший неофициальное название «антинетфликсовский». По нему аудиовизуальный сервис, доступ к которому в течение суток имеют более 100 000 российских пользователей и который направлен на привлечение внимания граждан страны, должен учредить российское юрлицо. Оно может принадлежать иностранцам лишь на 20%, оставшиеся 80% должны быть у граждан России. «Когда Netflix созрел для выхода на российский рынок, ему фактически указали на НМГ как на правильного партнера», — говорит собеседник «Сноба». 

«Национальная медиагруппа» сегодня, пожалуй, самая влиятельная и масштабная медиакомпания страны. Председатель совета директоров — Алина Кабаева. Конечные собственники компании не раскрываются, но по информации СМИ это семья Ковальчуков, которых называют друзьями Путина и выходцами из так называемого кооператива «Озеро». Именно НМГ владеет ООО «Развлекательный онлайн-сервис», которое, в свою очередь, является оператором Netflix в России.

Помимо этого, НМГ так или иначе принадлежат телеканалы СТС, «Рен-ТВ», «Домашний», «Че», а также 29% «Первого канала». Кроме того, НМГ владеет 50% кинокомпании Art Pictures Studio Федора Бондарчука, 25% Keystone Production. В сентябре 2019 года медиахолдинг запустил собственный онлайн-кинотеатр more.tv, по выручке он занимает порядка 2% рынка — это в два раза меньше, чем у Netflix.

По сути, сейчас у НМГ в России в активе два конкурента друг другу: more.tv и Netflix. Как компания будет развивать оба проекта и чем они будут принципиально отличаться друг от друга, пока не ясно. Но в текущем моменте Netflix со своими тысячами часов библиотеки, конечно, выигрывает у всех. И пока ощущается недостаток кинопремьер, а в российских сервисах выбор контента не так уж и велик, все силы будут направлены на переупаковку библиотеки для русскоязычных пользователей.

Кроме того, срабатывает законодательство и с цензурной точки зрения. Сегодня уже известно, что целый пул предназначенных для младшей аудитории фильмов и анимационных проектов из-за наличия ЛГБТК-линий был выведен из раздела «Для детей» и маркирован как «18+», что, естественно, ограничивает доступ целевой аудитории к контенту. Еще до запуска русскоязычной версии Netflix по рынку ходили слухи, что некоторые проекты и вовсе могут исчезнуть из каталога. Сегодня утром они подтвердились: с утра в русскоязычной версии стримингового сервиса нельзя посмотреть мультфильмы с ЛГБТК-тематикой. «Извините за беспокойство. Это видео недоступно в вашей стране» — такой текст вместо выбранного мультфильма видит зритель, если пытается посмотреть сериалы «Ши-Ра и непобедимые принцессы», «Вселенная Стивена» и «Кипо и эра чудесных зверей».

Netflix как трендсеттер 

Первые примеры цензуры вдвойне беспокоят еще и потому, что именно сериалы сегодня зачастую задают новый культурный код. Главным высказыванием о #MeToo, например, стал не фильм, а сериал Apple TV+ «Утреннее шоу»; новая режиссерская работа одного из самых выдающихся сценаристов Америки Чарли Кауфмана «Думаю покончить со всем этим» вышла на Netflix, а не в кинозалах; такие мощные документальные проекты, как «Разоблачение» о репрезентации трансгендерных персон, тоже стали возможными лишь благодаря средствам стримингов. 

В случае с Netflix важно отметить, что сегодня именно эта онлайн-платформа выступает неким основным трендсеттером. С одной стороны, приглашает главных кинематографистов делать то, что им хочется (привет, «Призрачная шестерка» режиссера Майкла Бэя), а с другой — бьет все зрительские рекорды. Недавно, например, платформа опубликовала данные о просмотрах своих оригинальных проектов. Они, конечно, впечатляют.

Недавно пользователи социальной сети TikTok смогли с помощью своих коротких реакций на некоторые откровенные эпизоды эротических драм «Любовь» того самого Гаспара Ноэ и неудачной польской «365 дней» поднять волну разговоров об алгоритмах стриминга. Мол, на самом деле многие зрители смотрят фильмы по пять минут (такой просмотр платформа засчитывает как полноценный) и отключаются. При этом цифры, конечно, показываются внушительные. Здесь же стоит вспомнить, как мы смотрим ленты в кинотеатрах, как часто отвлекаемся на жующих вокруг людей, с какой периодичностью поглядываем на телефон или часы. Действительно ли наша домашняя вовлеченность сильно уступает кинозальной?

Другим камнем преткновения последних недель стала французская фестивальная драма «Милашки» Маймуны Дукуре, в которой якобы происходит сексуализация подростков. Предостерегаем от вспышек хейта — там все не так просто, как кажется. Во-первых, этот кейс похож на историю с «Доктором Живаго» Бориса Пастернака, который, как известно, было принято осуждать, не читая. Многие критики картины Дукуре так и не ознакомились с самим фильмом. Во-вторых, медвежью услугу оказал картине сам стриминг, дополнив релиз не совсем корректными промоматериалами, за которые потом, впрочем, извинились.

Довольно часто Netflix предъявляют претензии за проходной характер его оригинальных фильмов. Взять хотя бы недавнюю комедию «Хэллоуин Хьюби» с Адамом Сэндлером, которую разругали что критики, что зрители. Но и эта придирка оправдана только отчасти: добрую половину проектов платформы делают ключевые мировые кинематографисты, в списке которых можно найти братьев Сэфди, Альфонса Куарона, Дэвида Финчера или даже уже упомянутого Чарли Кауфмана. Да и в основных заслугах платформы все же сериалы, которые почти всегда оказываются шедеврами: «Охотники за разумом» Финчера, целый ряд проектов главного американского шоураннера Райана Мерфи или недавние «Призраки поместья Блай» Майка Флэнегана.

Хотелось бы только, чтобы в российской версии Netflix вместо всех этих прорывных проектов не встречались надписи «Это видео недоступно в вашей стране».

Подготовили Дмитрий Барченков, Ренат Давлетгильдеев

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Традиционно по четвергам журналист Дмитрий Барченков делится своими впечатлениями от многосерийных новинок. «Призраки усадьбы Блай» Майка Флэнегана — досрочно лучший сериал непростого 2020-го
«Сноб» вместе с журналистом Дмитрием Барченковым продолжает рассказывать о главных сериалах стриминговой вселенной. На этот раз предлагаем с головой погрузиться в мир проблем и страстей современных российских подростков, а также слегка удивиться меркантильности и прочим несовершенствам американских пацанов с супергеройскими замашками. Итак, два сериала недели, один из которых можно проглотить за ночь, а другой — выключить после первого эпизода
Каждый четверг «Сноб» рассказывает о главных сериальных новинках недели. Сегодня речь пойдет о шпионско-политическом триллере «Тегеран» и психоделическом путешествии в сериале «Третий день». На этот раз оба глубоко политичных сериала достойны просмотра — хотя бы на пару серий