Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка

Почему Россия не берет Тбилиси

?
19 Октября 2020 17:37
Вплоть до 2020 года Москва действовала на постсоветском пространстве жестко, но умеренно. К сожалению, некоторые увидели в этой умеренности трусость

Великую державу определяет не огромная армия, великая экономика и не набор юного ракетчика-ядерщика. Великая держава должна обладать мудростью и умеренностью — в ином случае она очень быстро перестанет быть великой. Ведь мир уже давно не однополярный, и невоздержанность в амбициях и политических расходах чревата быстрой утерей величия, статуса и даже суверенитета. Даже американцы это уже осознали: агрессивные, односторонние и алчные действия по всем фронтам довели Америку до ситуации, когда сдерживать реального стратегического конкурента (то есть Китай) ей, по сути, нечем и не с кем.

Так что великие державы должны вести себя умеренно. То есть брать лишь то, что могут проглотить, что им дадут проглотить и проглатывание чего не повлечет за собой проблем в будущем. Именно поэтому в 1866 году канцлер Пруссии и самый выдающийся дипломат XIX века Отто фон Бисмарк в ходе австро-прусской войны не хотел брать Вену. И чуть ли не силой (вплоть до угрозы отставки) навязал это решение королю Вильгельму и всему прусскому генералитету. Канцлер понимал, что Пруссии нужно было всего лишь вырвать из рук Австрии контроль над германскими государствами. Парады в оккупированной Вене означали бы целую коалицию европейских государств, опасающихся агрессии и усиления пруссаков. К тому же он не хотел лишний раз унижать Австрию — и в итоге эта страна стала союзницей Германской империи.

В начале XXI века Россия два раза оказывалась перед той же дилеммой, что и «железный канцлер», — и каждый раз выбирала то, что нужно, а не то, что хотелось. Так, в 2008 году — после нанесения поражения грузинской группировке, напавшей на Южную Осетию, — российская армия вполне могла бы взять Тбилиси. И российское патриотическое общество требовало брать Тбилиси, вычищать его от Саакашвили и его прозападных политиков, поставить там у власти пророссийские силы и тем самым поставить жирную точку на всех попытках организовывать цветные революции на постсоветском пространстве. Однако Россия поступила по-другому. Как и Бисмарк, Путин понимал, что России нужно было лишь наказать Грузию за нарушение статус-кво и атаку на российских миротворцев, а не устраивать парады в оккупированном Тбилиси и иметь против себя коалицию западных стран, опасающихся агрессии и усиления россиян. К тому же Путин не хотел лишний раз пугать элиты постсоветских стран, и без того боявшихся восстановления Россией Советского Союза военным путем. Целью операции должна была быть именно защита Южной Осетии, и именно поэтому Москве в итоге удалось продвинуться в евразийской интеграции на постсоветском пространстве. Да, ценой этому было сохранение антироссийского режима в Тбилиси, однако а) далеко не факт, что пророссийские силы смогли бы удержаться на московских штыках, и б) отказ от взятия Тбилиси и других чрезмерных шагов привел к тому, что значительная часть грузин винит именно Саакашвили в развязывании конфликта и потере Южной Осетии с Абхазией, что создает базу для будущей российско-грузинской нормализации отношений.

Митинг протеста в Тбилиси в ответ на военные действия России в Грузии в 2008 году Фото: Cliff Volpe/Getty Images

В 2014 году случилась другая история. Антироссийский майдан в Киеве привел к перевороту, волнениям в восточных регионах и началу гражданской войны в Украине, развалу системы управления и бурлению всего пророссийского Юго-Востока. В итоге Россия ввела войска в Крым и сквозь пальцы смотрела на «отпускников» в Донбассе — и этим ограничилась. И за эту умеренность Владимира Путина критикуют до сих пор: представители российского экспертного сообщества были крайне недовольны тем, что «вежливых людей» не оказалось в Одессе после сожжения Дома профсоюзов или в Харьковской и Запорожской областях. Тем не менее российская армия не вошла в Киев, не выкинула оттуда всех «майданутых» и не привела к власти пророссийские силы.

В отличие от ситуации с Грузией, украинский кейс действительно получился неоднозначным. Россия надеялась на то, что ее умеренные действия по защите самых пророссийских регионов (тех, которые сами себя защищали) не приведут к обострению отношений с Западом, однако США и ЕС все равно ввели санкции и поддерживают их до сих пор. Москва надеялась на то, что ее умеренность и готовность вместо взятия Мариуполя подписать с Киевом Минские соглашения приведет к федерализации Украины, но вместо этого украинские власти демонстративно не выполняют взятые на себя обязательства. Что вынуждает Россию все равно интегрировать в себя ДНР и ЛНР (хотя могли прирасти еще и Харьковом, Запорожьем, Херсоном и Одессой, получив к тому же выход к находящемуся сейчас в блокаде пророссийскому Приднестровью).

С другой стороны, дав Украине возможность повариться в майданном котле, Россия получила идеальный пример того, к чему приводит цветная революция. Во многом именно благодаря украинскому примеру российский электорат не готов выходить на массовые антипутинские протесты, и во многом благодаря киевским историям Лукашенко смог сохранить свою власть в Минске. Наконец, переход всего украинского Юго-Востока в Россию не привел к появлению на западных территориях Украины «Бандерштадта» — антироссийского государства, отрезающего ее от Европы. Именно за счет сохранения в Украине восточных областей еще существует шанс на федерализацию этой страны.

В то же время у стремления России «не брать Тбилиси» оказался неприятный побочный эффект. Умеренность Путина восприняли как «трусость» и «нерешительность» не только ура-патриотические круги российского электората, но и некоторые внешние игроки. Например, та же самая Турция, которая последние годы систематически тестировала Россию на дальних рубежах (прежде всего в Сирии). И когда Москва предпочла договариваться с Анкарой вместо того, чтобы вместе с Дамаском и Тегераном зачистить Идлиб, Эрдоган сделал нужные выводы и взорвал Карабах. И не просто взорвал — два раза «умеренная Россия» пыталась решить вопрос через компромисс (когда Москва заставляла Баку и Ереван объявлять перемирие), и два раза этот компромисс срывался по звонку Эрдогана азербайджанскому президенту Ильхаму Алиеву. Поэтому России сейчас снова придется втягиваться в региональный конфликт и при этом сделать так, чтобы при этом не взять Тбилиси (через который в Армению может пойти российское оружие и войска) либо не взять Баку. Статус статусом, но при этом мудрость и умеренность никто не отменял.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Сергей Мурашов

Ох, Геворг...

Начиная читать материал, я сначала хотел написать развёрнутый комментарий с разбором описанных ситуаций.

Дочитав до конца, я с трудом удержался от того, чтобы не написать всего два слова - "Осеннее обострение", простите меня за это.

Вы правда думаете, что в том, чтобы не делать идиотские вещи, заключена великая мудрость?

Вы действительно предполагаете, что возможно было, "взяв Тбилиси", раз и навсегда поставить жирную точку на цветных революциях, чтобы вообще говорить об этом бреде?

Вы всерьёз готовы повторять про "донбасских отпускников", хотя малым детям известно, что гласное или негласное разрешение действующим военнослужащим в любом статусе находиться с оружием на территории других стран и участвовать там в боях, - это агрессия, так как военнослужащие и в отпуске остаются действующими военнослужащими, и по российскому законодательству не имеют права воевать за пределами РФ? Без соответствующего приказа, конечно...

Да, конечно, мир теперь устроен так, что "брать Тбилиси" или Киев (или Минск, если уж на то пошло), можно не опасаясь военного ответа со стороны НАТО... Но не делать этого - не "великая мудрость", а элементарный здравый смысл, которого российским властям очевидно недостаёт - иначе Россия не была бы который уж год на положении отверженного, и не страдала бы от множества постоянно ужесточающихся международных санкций.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Михаил Шевчук
Отношения России и Запада в очередном тупике — можно сказать, они из тупика уже и не выходят. Сейчас интересно понять лишь, есть ли у этого тупика выход вообще, даже в постпутинскую эпоху. Скорее всего, он есть. Но будет происходить куда тяжелее, чем может показаться
Константин Эггерт
С каждым днем Кремль все меньше может оказывать воздействие на происходящее в Белоруссии. Это лишь одна, хоть и самая яркая иллюстрация надвигающегося краха влияния Москвы на постсоветском пространстве
Геворг Мирзаян
Россия позиционирует себя как хозяйка Кавказа. Но пока что стараниями турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана играет роль пассивного наблюдателя