Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Против ветра. Нужно ли убивать мейнстримную отрасль?

Решение вдвое сократить программу помощи возобновляемой энергетике может стать фатальным для только что открытых заводов, выпускающих оборудование для ветропарков, окончательно разрушит имидж России в глазах иностранных инвесторов и, в конечном итоге, обойдется российскому бизнесу на порядок дороже тех денег, которые получится сэкономить
22 октября 2020 18:13
Фото: Vestas

17 октября Минэкономразвития предложило сократить второй этап программы поддержки возобновляемой энергетики, который должен продлиться с 2025 по 2035 год. Причем не просто сократить, а урезать вдвое — с нынешних 400 до 200 миллиардов рублей. И это в дополнение к практически принятому в сентябре решению об ужесточении условий, в которых придется работать солнечной и ветроэнергетике после 2024 года. Требования к локализации производства оборудования для зеленой генерации выросли до 100%. При этом предприятия по производству оборудования для возобновляемой энергетики должны не только обеспечивать им российские станции, но и взять на себя обязательства по экспорту — не менее 15% выручки должно поступать от продаж за пределы России. А главное в том, что за невыполнение этих требований на компании-операторы электростанций с 2025 года могут быть наложены штрафы. И размер этих штрафов может доходить до 100% платы за мощность, которую получает станция на рынке.

За последние пару лет мы привыкли, что споры о целесообразности развития в России возобновляемой энергетики (пусть и на 10–15 лет позже, чем в Европе) остались позади. Более того, в стране появились свои, маленькие, но гордые кластеры солнечной и ветроэнергетики. Маленькие по сравнению с любым экономически значимым государством — и по своим масштабам, и по доле в общем энергобалансе страны. Гордые — потому что, несмотря на сравнительно небольшой объем рынка, за считаные годы удалось не только наладить собственное производство оборудования для солнечных станций и ветропарков, но и создать собственную научную и технологическую базу, наладить подготовку научных и инженерных кадров. И даже начать экспортировать российские лопасти для ветростанций и солнечные панели, которые по КПД входят в мировую тройку лидеров.

Привыкли мы и к тому, что в стране действует скромная по мировым меркам, но вполне эффективная долгосрочная программа поддержки отрасли, которая, ко всему прочему, ни копейки не стоит государству. Прибавка к оптовой цене, которая позволяет производителям «зеленой» энергии получать гарантированную, заранее определенную на конкурсе плату за свое электричество, «размазывается» по всему рынку и незначительно — на 2–3% — влияет на оптовую цену в сторону ее повышения. Что не мешает России оставаться страной с одним из самых дешевых киловаттов в мире.

Проще говоря, Россия умудрилась в самый последний момент вскочить на подножку последнего вагона стремительно набирающего скорость глобального энергетического перехода от сжигания ископаемого топлива к использованию возобновляемых источников энергии. 

Теперь, если предложение Минэкономразвития будет принято, эта картина может радикально измениться. И дело даже не в том, что в результате двукратного сокращения программы поддержки в стране за 10 лет, с 2025 по 2035 год, будет введено вдвое меньше мощностей в солнечной и ветроэнергетике. Если бы в России эти сектора, как во многих других странах, развивались исключительно за счет импортного оборудования, можно было бы покачать головой, поцокать языком и посетовать на недостаточное усердие властей в борьбе с глобальным потеплением. Власти в ответ сослались бы на кризис, на том разговор бы и закончился. 

Однако с самого начала стратегия развития возобновляемой энергетики в нашей стране делала упор не столько на доведение доли солнечной и ветроэнергетики до определенного уровня, сколько на создание собственного конкурентоспособного на мировом рынке производства оборудования для этих секторов. Отсюда изначально высокие и постоянно растущие требования к локализации. Об этом свидетельствуют и требования к экспорту. Реализация такой стратегии потребовала не только многомиллиардных инвестиций в создание соответствующих производств, но и привлечения иностранных инвесторов, имеющих достаточно опыта и компетенции, чтобы такие предприятия построить. Особенно это относится к ветроэнергетике, которая начала в России развиваться на несколько лет позже солнечной.

Фонд развития ветроэнергетики, организованный на паритетных началах РОСНАНО совместно с финской энергетической компанией Fortum — одним из мировых лидеров в области производства «зеленой» энергии, появился на свет всего три года назад. Примерно в это же время, в 2017 году, началось сотрудничество с мировым лидером в области производства ветроэнергетических установок — датской компанией Vestas. Всего за три года это партнерство позволило создать с нуля предприятия по производству лопастей для ветроустановок в Ульяновске, башен в Таганроге и гондол в Нижнем Новгороде. 

Все эти редкие по нынешним временам прямые иностранные инвестиции пришли в Россию исключительно благодаря закрепленным в энергетической стратегии долгосрочным целям развития возобновляемой энергетики в нашей стране, а также исходя из тех цифр, которые были заложены в долгосрочной стратегии поддержки отрасли до 2035 года. Причем те самые 400 миллиардов, которые  предлагают сократить вдвое, были тем минимумом, ниже которого производство в России вообще было открывать бессмысленно с экономической точки зрения. Вот что сказал газете «Ведомости» генеральный директор российской «дочки» Vestas Кимал Юсупов: «Текущие условия позволят вводить порядка 400 МВт новых ветроустановок в год, т. е. менее чем 150–180 МВт на каждого крупного игрока. Еще меньший объем выпуска оборудования не позволит создать в РФ рентабельное производство. Результатом станут уход с рынка ключевых игроков, его развал и потеря рабочих мест». 

Так, собственно говоря, и рушится в стране инвестиционный климат: «без объявления войны» взять, да и поменять правила игры в одной из отраслей. Совершенно не заботясь о том, что миллиардные инвестиции после этого решения пойдут псу под хвост. И самое во всем этом удивительное в том, что «под нож» предлагается пустить сектор, в котором Россия отстает и который при этом гарантированно будет в мире развиваться опережающими темпами в ближайшие десятилетия. В экономике не часто случается, чтобы долгосрочные технологические тренды проявлялись настолько очевидно.

Даже в ОПЕК, организации, которую сложно заподозрить в пропаганде энергетического перехода, аналитики пришли к выводу, что эпоха нефти для развитых стран осталась позади. Дальше потребление будет только снижаться. За ближайшие пять лет в странах Организации экономического сотрудничества и развития потребление нефти сократится на 1 миллион 100 тысяч баррелей в сутки, а к 2045 году — на 13 миллионов баррелей в сутки. Для сравнения: в этом году, по оценке ОПЕК, потребление нефти во всем мире уже упадет на 9 миллионов баррелей в сутки.

Так что дело не только в технологическом отставании (неприятно, но с этим мы уже свыклись) или разрушении инвестиционного климата (после «дела Калви» об этом и говорить как-то неловко). Глобальная политика, направленная на борьбу с глобальным потеплением, ужесточается. Электроэнергетика переходит на возобновляемые источники, транспорт — на электродвигатели. Европа уже внесла свой посильный вклад в дело спасения человечества от глобального потепления и теперь готова этого требовать от других. Всего через два-три года Евросоюз может ввести у себя трансграничный углеродный налог, и тогда российские экспортеры начнут драться за каждый киловатт «зеленой» энергии, поскольку вынуждены будут считать свой углеродный след и доплачивать за разницу со среднеевропейским уровнем. По оценке аудиторской компании KPMG, потери российского бизнеса до 2030 года составят от 6 до 50 миллиардов евро. По нынешнему курсу это от 500 миллиардов до 4,5 триллиона рублей.

Впору не убивать «зеленую» энергетику, а пытаться максимально ускорить ее развитие.  Мы же, будто не замечая этого, с готовностью поддерживаем инвесторов в арктических проектах, направленных на добычу углеводородов. А от возобновляемой энергетики предлагаем отмахнуться. Это почти то же самое, что пятьдесят лет назад вкладываться в создание лучших в мире паровозов, аргументируя это тем, что у нас самые большие в мире запасы угля.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Цехмистренко
За последние годы в России фактически с нуля создано собственное производство электроэнергии на основе возобновляемых источников (ВИЭ). Но, чтобы «капля в море» превратилась в полноводный поток, нужна политическая воля власти к серьезной поддержке отрасли государством
Максим Блант
Если кто-то по наивности надеялся, что мировой кризис снизит накал борьбы с глобальным потеплением, то эти надежды не…
Акционер группы компаний «ТехноСпарк» Денис Ковалевич опубликовал пост, в котором подробно рассказал, как его бизнес противостоит карантинным ограничениям. «Сноб» поговорил с ним о том, почему нынешняя ситуация — это всерьез и надолго и какие предприятия имеют наилучшие шансы не только пережить ее, но и стать лидерами бизнеса в самом недалеком будущем