Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

«Мы не будем петь песни на баррикадах, но и молчать не будем». Шура Би-2 о новом альбоме, белорусских протестах и поколении Z

Группа «Би-2» выпустила новый альбом в рамках цикла «Нечетный воин». Проект был придуман 15 лет назад, за это время музыканты записали семь пластинок. На новой — 12 композиций, которые вместе с «Би-2» исполнили Манижа, Ренарс Кауперс, Андрей Макаревич и Владимир Шахрин. Альбом, навеянный духом восьмидесятых, — своего рода итог карантинного года. О творчестве в период пандемии, надежде на новое поколение и событиях в родной для музыкантов Белоруссии «Сноб» поговорил с солистом группы Шурой Би-2
23 октября 2020 15:04
Фото: Пресс-служба


Ɔ. История проекта «Нечетный воин» насчитывает 15 лет, кажется, он уже стал чем-то совершенно отдельным от вас. Насколько это все про «Би-2»?

«Воин» изначально задумывался как side-проект, в котором мы выступали скорее как основные идеологи, исполнители и продюсеры, но ни в коем случае не композиторы и не авторы. Создателем всех песен является Михаил Карасев (дядя Шуры, музыкант, участник известного в Белоруссии коллектива «Солнечная сторона», творческий гуру «Би-2». — Прим. ред.). Административную и продюсерскую сторону в основном закрываю я. Левчик (Лева Би-2. — Прим. ред.) сейчас занят нашим основным альбомом, который выйдет в следующем году. 15 лет назад первый «Нечетный воин» должен был стать разовой акцией, подарком на день рождения Карася. Мы тихо и быстро написали альбом, пригласили друзей, артистов. Но остановиться не получилось. 


Ɔ. Каждый «Нечетный воин» стилизован под определенную музыкальную эпоху. Новый — оммаж восьмидесятым. Дань моде или просто ностальгия?

«Би-2» вообще группа из 80-х. И мы всегда обращаемся в творчестве к этому периоду нашей жизни. Восьмидесятые заряжены позитивом. Если проанализировать их музыкально, те же new wave, готику, даже постпанк, то все это очень добрая музыка. Я много времени провожу в Америке, и знаете, когда захожу в любой супермаркет, слышу хиты восьмидесятых. Это было время уникального настроения. И, что важно, эпоха цельных концептуальных альбомов. Сейчас в музыке такого больше нет. В восьмидесятые выходили такие концептуальные, сложные альбомы, как, например, Tears For Fears от The Cure. Сегодня все стало сиюминутным, артисты мыслят синглами. «Нечетный воин» в этом смысле абсолютно восьмидесятнический проект. Как сказал Володя Шахрин (солист группы «Чайф». — Прим. ред.), он тоже записал для него песню, получилась максимально цельная пластинка, которая мыслится комплексно, где звук заточен не под отдельно взятые треки, а под весь альбом. Мы в этом отношении вообще очень олдскульные.

Обложка альбома Фото: Пресс-служба


Ɔ. На этот раз вы пригласили в проект не только таких же, как вы, олдскульных музыкантов. И помимо того же Шахрина в проекте участвует, например, Манижа. Хотите таким образом расширить аудиторию?

С Манижей все случайно получилось, во время пандемии я послал ей песню, она ей загорелась, сама спродюсировала видео. С молодыми ребятами вообще очень интересно сотрудничать, они другие, яркие, самобытные. То же могу сказать про Вову Котлярова (солист группы «Порнофильмы». — Прим. ред.). Хотя, конечно, Карасев скорее возрастной автор. Не на всех молодых музыкантов его песни хорошо ложатся.


Ɔ. А слушатель «Би-2» молодой или возрастной? 

На концертах, например, первые ряды — это вообще 15–17 лет, дальше стоят те, кто постарше, двадцатилетние, еще дальше — те, кому 30–40. На оркестровых концертах у нас и под 60 публика есть. С каждым альбомом обновляется фанатская база.


Ɔ. Вам вообще нравится молодое поколение? Сейчас много говорят о поколении Z и о том, как оно скоро всех снесет.

Поколение Z — это те, кто в двухтысячном родились?


Ɔ. Да, родились уже при Путине.

Очень интересное поколение. Взять ту же Белоруссию — просто мы с Левой оттуда и внимательно следим за повесткой. То, что там происходит, поражает, причем приятно поражает. Мы видим, как много молодежи и студентов выходит на улицы, как они ничего не боятся — не важно, выросли эти ребята при Путине или при Лукашенко. И творчески оно себя еще проявит. Правда, чуть позже, пока еще предыдущее поколение всех рвет — Монеточка там, Манижа.

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Раз уж заговорили про Белоруссию. Протест мирный, но разгоняют его совсем не мирно. 

Все это совершенно бесчеловечно. Белорусы, конечно, терпеливый народ, но иногда кажется, что невозможно дальше так над людьми издеваться. Да, я за мирный протест. Не призываю к радикальной революции. Но то, что нелегитимная власть должна уходить, — однозначно. И да — нынешняя власть должна уйти. У нас ведь должен был быть большой концерт в Минске, стадион на 35 тысяч мест практически весь был продан. Когда начались протесты и их начали жестоко разгонять, мы выпустили обращение со словами поддержки. Конечно, никакого концерта после этого не было, власти все запретили. Но мы не могли молчать. Мы не только артисты, мы еще и люди. У каждого из нас есть своя гражданская позиция. И мы ее высказали. Мы не будем петь песни на баррикадах, но и молчать тоже не будем.

Беседовал Ренат Давлетгильдеев

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Отношения России и Запада в очередном тупике — можно сказать, они из тупика уже и не выходят. Сейчас интересно понять лишь, есть ли у этого тупика выход вообще, даже в постпутинскую эпоху. Скорее всего, он есть. Но будет происходить куда тяжелее, чем может показаться
С каждым днем Кремль все меньше может оказывать воздействие на происходящее в Белоруссии. Это лишь одна, хоть и самая яркая иллюстрация надвигающегося краха влияния Москвы на постсоветском пространстве
С 19 по 21 октября в онлайн-формате проходит Международный форум «Открытые инновации». Тема форума этого года: «New Digital Normal. Готовы ли мы к изменившемуся миру?» Пандемия COVID-19 повлияла на ускорение процессов цифровой трансформации. «Сноб» спросил у участников форума, значит ли это, что только сложные внешние вызовы могут стать мощным стимулом развития высоких технологий