Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Крупных писателей сейчас не очень-то много

В 2020 году АСТ исполняется 30 лет. В честь круглой даты российское издательство выпустило видеокнигу «30 глав» — 30 интервью со своими главными авторами. Среди них: Евгений Водолазкин, Денис Драгунский, Алексей Иванов, Ася Казанцева, Любовь Казарновская, Сергей Лукьяненко, Владимир Познер, Людмила Улицкая, Александр Цыпкин, Гузель Яхина, а также хедлайнер проекта — Дэн Браун. «Сноб» публикует избранные интервью с писателями и публицистами. Журналист Владимир Познер рассказал о своей новой книге, создании фильма о Японии и о том, почему не поедет на съемки передачи в США
26 октября 2020 17:12
Фото: Пресс-служба издательства «ACT»


Ɔ. Спустя 11 лет выходит переиздание вашей книги «Одноэтажная Америка» — с новыми фотографиями. Почему раньше их не было?

Вы знаете, мне трудно ответить на этот вопрос. Раньше книги не особо иллюстрировали, фотографии взяли, но совсем немного. Сейчас, после выхода других книг с моими фотографиями, решили переиздать и эту книгу.

Вообще, я фотограф-любитель. У меня шесть разных камер. Когда я был маленьким, я познакомился с Анри Картье-Брессоном, который был другом моего отца и матери — величайший французский фотограф. И он мне рассказывал о фотографии. У него была Leica, самая простая. Я увлекся, но «Лейку» на день рождения мне тогда не купили — купили Kodak, маленькую квадратную коробочку. Я начал снимать, когда мне было, наверное, лет десять. Сам проявлял, печатал.


Ɔ. На ваш взгляд, фильм «Одноэтажная Америка» получился успешным?

Тот фильм был первый наш опыт. И я глубоко признателен Ильфу и Петрову за книгу, потому что она меня сподвигла на то, чтобы сделать этот фильм. Я мечтал о нем больше 25 лет. Но, будучи невыездным в советское время и потом не имея денег в постсоветское время, снять такой фильм было нереально. В конце концов удалось повторить поездку Ильфа и Петрова 1935 года в 2006 году. Это было поразительно интересно. Я считал, уж чего-чего, а Америку-то я знаю — я там вырос. В итоге я понял, как мало знал, пока не влез в это дело и не начал общаться вне своего круга, с совсем другими людьми. Это было потрясающе. Я бы еще раз поехал и поснимал, если бы мог. Америка, может быть, одна из самых-самых интересных стран. Потом, для меня она родная. В общем, я к ней отношусь особым образом.


Ɔ. Может быть, уже есть план поездки? Пройти по своим же следам, посмотреть, как изменились люди?

Может быть, не знаю. Боюсь, не найдется спонсора, чтобы оплатить проект, и работать в Америке нам будет очень непросто, как только узнают, что группа — русская. Вряд ли это получится. Я бы очень хотел, но, думаю, шансов мало.


Ɔ. Допустим, вы снова в Америке и есть бюджет, есть все! Что бы вы сегодня снимали?

Сегодня я бы уделил гораздо больше внимания вопросу чернокожих, который у нас вообще не понимают. Совершенно не понимают, что там происходит. Судя по тем картинкам, которые показывают по телевидению и которые являются абсолютно подставными. И также я бы уделил внимание тому, как Америка за короткий срок просто раскололась надвое. Еще в 2006 году, если, предположим, я и мой друг голосовали за разных кандидатов, то, кто бы ни победил, мы все равно оба считали бы: это наш президент. А сегодня половина Америки говорит: «Дональд Трамп не наш президент. Не наш!» И если Трамп проиграет, а шансы довольно очевидные, то я не удивлюсь, если будут какие-то вооруженные столкновения.


Ɔ. Расскажите о вашем новом фильме — правда ли, что он рождался в муках?

Сейчас мы делаем фильм «Обратная сторона кимоно». Надеемся его закончить к концу октября. Настолько все было непривычно, настолько ничего не удавалось сначала, настолько я не понимал, как надо задавать вопросы японцам, что просто в какой-то момент решил, что нет, не получается. 

Японцы, когда говорят по-английски, только думают о том, что говорят по-английски — говорят они ужасно плохо! А потом, когда начинаешь понимать, что перевод совершенно не соответствует тому, что ты сказал, потому что слова эти по-японски означают другое… 

Единственное, что меня спасло, — это чувство полной беспомощности и искреннее желание их понять. Японцы просто видели, что я страдаю, и они сжалились. Со мной они действительно говорили. Потрясающе. Они такие замечательные. Настолько трогательные. Я влюбился совершенно.


Ɔ. Кажется, читателей ждет «Японская тетрадь». К слову сказать, рост популярности научно-популярной литературы — мировой тренд. Как вы думаете, с чем это связано?

Людей больше интересует документальная литература: биографии, история — это правда. Я думаю, что это связано с самим временем и, может быть, еще с тем, что все-таки крупных писателей сейчас не очень-то много. Одно время в Америке одновременно работали Хемингуэй, Стейнбек. Там таких великих человек десять набирается. А сейчас?


Ɔ. Невозможно завершить интервью с Владимиром Познером и не вспомнить опросник Пруста. О чем мечтает Владимир Познер?

Это очень трудный для меня вопрос. Потому что, с одной стороны, у меня как будто бы все есть: я счастлив в браке, в своих детях, в своих внуках, в своей профессии. Но, с другой стороны, я все время ищу примирение с самим собой. Внутри я очень противоречивый, недовольный собой человек. 

Говорят там всякое, вот «легендарный», то-се… Все это раздуто невероятно. Я хороший журналист, и все. Вот это просто вызывает у меня неприятие и чувство неловкости ужасной. И я всегда оцениваю себя гораздо скромнее, чем многие другие. У меня действительно конфликты внутренние: правильно ли я живу, неправильно ли я живу, как надо себя вести в нынешней ситуации, надо ли оставаться на Первом канале, где мне не нравится все абсолютно, но где я все-таки могу делать то, что я делаю, и я знаю, что для многих людей это важно. Или не надо оставаться — надо уходить и пытаться где-то что-то другое делать. Как надо? Это все очень трудно, и я не знаю, найду ли когда-нибудь ответ. Наверное, нет.

Если говорить, о чем я мечтаю, — так это быть в ладу с самим собой. Если серьезно.


Ɔ. И последний вопрос. АСТ исполняется 30 лет. Именинника принято поздравлять. Что пожелаете?

Лев Толстой как-то сказал, что если вы можете не писать — не пишите. И он был прав. Человек пишет, потому что не может иначе. Но очень многие пишут совсем не поэтому. И я бы пожелал АСТ издавать книги тех, кто не может не писать. Пусть у издательства будет чувство гордости, что здесь издаются настоящие писатели (я себя не называю писателем, я стесняюсь себя так называть, я журналист). Писатели — это люди, которые обладают даром предвидения, чувствуют, что будет, задолго до того, как это произойдет, гораздо лучше политологов, футурологов. Это особые совершенно люди, и их надо лелеять, холить, беречь.

Посмотреть видеоверсию интервью с Владимиром Познером можно в группе АСТ «ВКонтакте»

Беседовал Никита Пименов

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Группа «Би-2» выпустила новый альбом в рамках цикла «Нечетный воин». О творчестве в период пандемии, надежде на новое поколение и событиях в родной для музыкантов Белоруссии «Сноб» поговорил с солистом группы Шурой Би-2
В Театре Наций состоялась премьера сезона — спектакль «Горбачев» в постановке латвийского режиссера Алвиса Херманиса. Режиссер рассказал «Снобу» о роли Горбачева в судьбе страны, необычном формате репетиций в Zoom и о будущем театра
Валторнист Григорий Волков создал студию камерной музыки Simple Music Ensemble. Раньше команда кочевала по разным площадкам, а осенью 2020 года у нее появилось собственное пространство на «Хлебозаводе». Григорий рассказал «Снобу», как он искал своего наставника, учился не бояться ошибок на сцене и нашел себя в музыке