Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка

Гетто как зона человечности

6 Ноября 2020 13:04
Вышедший в прокат художественный фильм «Доктор Лиза» ненароком и, скорее всего, не специально задел самолюбие государства, в котором мы уже давно живем. Героине удалось в реальности организовать вокруг себя зону человечности. Так появилось государство в государстве. Тогда на повестке дня обозначился вопрос о мирном их сосуществовании. Он остается в повестке дня спустя четыре года после гибели Елизаветы Глинки. И кажется еще более неразрешимым

Чтобы было понятно, о чем речь, вспомним любимый анекдот Андрея Сахарова:

На пепелище сгоревшего дома сидит Абрам. Мимо идет Исаак.

— Как дела, Абрам?

— Да вот дом сгорел.

— Ой, ой… А как жена?

— И жена сгорела.

— Боже… А дети?

— И дети сгорели.

— Ужас-то. Ну, а вообще, как дела?   

«Вообще» — ключевое слово для тех, кто не хотел бы видеть подробности в упор. Они живут в другой реальности и, надо полагать, в другой стране — в стране по имени «Вообще». В ней лесничие видят лес, а деревьев не замечают. Вернее так: они одно дерево не отличают от другого. Незамеченной остается страна, имя которой «В частности».

Фото: Brenna O Donnell/Unsplash

Вообще и в частности

Вторая волна коронавируса с ее отдельными случаями вот-вот накроет нас с головой. Из разных углов необъятной территории России доносятся жалобы и нарекания на оптимизированную медицину — там коек не хватает (в ответ: приезжайте со своими раскладушками), здесь — лекарств и кислорода (вопрос: ИВЛ тоже захватить с собой?). В одном из городов случился дефицит медперсонала (от того, объясняет доктор Мясников любознательной Тине Канделаки, что пациентам с температурой до 38о лучше лечиться дома). В другом — нехватка патологоанатомов (а как с моргами?).

Ковид во всех номинациях (от заболеваемости и госпитализации до смертности) бьет рекорды. Преодолена ежедневная отметка 18 000 заболевших; впереди прогнозируемая цифра — 25 000 в декабре. 

— А вообще-то, как дела?

— Все хорошо, прекрасная маркиза, — отвечает Телевизор. — Пандемия под контролем. Хотя…

Надо отдать должное власти, она сохраняет олимпийское спокойствие. По крайней мере, на публике. А публика нервничает. Ей в утешение медийные оракулы с плохо скрываемым торжеством сообщают, что у соседей коровы дохнут как мухи. Отечественным мухам от этого становится легче.

До боли что-то известное. Где-то мы нечто подобное уже слышали.

Ну как же… Вот информационный выпуск о положении в сказочной стране Драконии:

— Буквально, буквально-таки ничего интересного не произошло. Все обстоит вполне благополучненько. Объявляется осадное положеньице. За распространение слушков (фейков. — Прим. автора) будем рубить головы без замены штрафом. Поняли? Все по домам! Стража, очистить площадь!

Как не понять нам, обитающим в России и тем более в Белоруссии, президент которой приказал своей страже «пленных не брать» и за попытки сопротивления отрывать руки.

Это одна частность. Другая: от арестованной Марии Колесниковой пришла писанная от руки на волю малява, из которой следует, что милицейский чин посулил ей «25 лет на зоне без зубов и шить рубашки силовикам».

Фото: Belsat

Еще одна малосущественная для Союзного государства подробность: видео с ворвавшимися в квартиру омоновцами, избивающими молодого парня дубинками. В квартире женский визг. Ольга Скабеева в эфире программы «60 минут», чтобы телезрители не расстраивались, рассказывает: «Надо пояснить, что милиционеры вежливо попросили молодого человека пройти с ними в отделение, он воспротивился». 

На огромной плате за спиной Скабеевой видим, как дюжий молодец непринужденно перешагивает через лежащую плачущую женщину и остервенело лупцует дубинкой лежащего парня. У стены визжит другая женщина. Скабеева удивляется: «Чего она кричит? Ведь женщин никто не трогает». 

— Наверное, от страха, — догадалась госпожа Скабеева после того, как видео закончилось. Догадаться, что человек способен кричать и плакать от бессилия и отчаяния, да и просто от боли, причиняемой другому человеку, она не смогла. 

Нельзя сказать, что ведущие таких пропагандистских ток-шоу, как «Время покажет» и «60 минут», не пытаются выказать к тем, кого избивают, кого пытают и кто умирает от ковида или от «Новичка», сочувствия. Однажды от избытка сострадания Артем Шейнин пожелал скорейшего выздоровления, страшно сказать, Алексею Навальному. 

— А вообще, как дела? — снова вопрос к телевизору. 

Ответ из телевизора главы государства:

— Необходимо держать руку на пульсе в борьбе с пандемией. 

Доктор Мясников держит руку на пульсе всего человечества:

— Я уже говорил, что в мире 70 миллионов смертей в год. В день умирает 160–170 тысяч человек. Почему вы о них не помните? Почему мы все бросаем на то, чтобы спасти ковидного больного, но при этом летит в топку жизнь и здоровье других людей? Извините, если уж ему на роду написано, что он должен умереть, то спасти его… у нас очень ограниченные возможности… понимаете, вот как быть с теми людьми, которые без ковида не получают адекватной помощи? А их по миру все больше и больше.

Кто-то (не помню кто) в ответ на бахвальство медицинского босса хорошо отлаженной системой российского здравоохранения заметил: оно не пациентоцентрично. И правда, оно скорее бумагоцентрично, в чем легко убедиться в столь кризисный момент, как нынешний. 

Интернет полон драматических, трагических и просто абсурдных случаев в работе бюрократической машины Минздрава. Следственный комитет, обремененный изучением антипатриотичных постов в социальных сетях, то и дело вынужден отвлекаться на расследования случаев несвоевременного оказания врачебной помощи, халатности в обращении с техникой, нечаянного уничтожения кислорода, коего и без того не хватает. 

Само собой набухает тяжелое подозрение, что у нас и государство не человекоцентрично. Оно скорее телецентрично, что до известной степени критично, поскольку начинает давать о себе знать его родовая травма. 

Этические разногласия

Авторитарный режим отличен от тоталитарного тем, что в большей мере озабочен демократическими декорациями и процедурами. Хочется, чтобы все выглядело как у порядочных людей: конституция, выборы, суды, непременно парламент и обязательно двухпалатный. Если что-то незаконно, например, обнуление президентского срока, то надо подправить закон. Подправили. Стало законно.

К тому же авторитарное государство чувствует себя обязанным производить на мировую общественность положительное впечатление. Например, впечатление, что в стране есть свобода высказывания и свобода прессы. Она и вправду есть, но только не на федеральных каналах. А так, пожалуйста — «Эхо Москвы», «Дождь», «Новая газета».

Это гетто для свободы слова. Оно зудит, царапает и раздражает власть; но приходится ей терпеть ради хорошей мины при плохой игре на международной сцене. 

Канал «Культура» — гетто для культуры на госканалах. Это удобно: можно не перегружать сетку вещания главных госканалов артхаусным искусством и чем-либо нестандартным.

Негосударственные благотворительные фонды удобны в репутационном отношении. Организация Елизаветы Глинки «Справедливая помощь», являя собой гетто человечности, придавала государству некоторое благообразие. 

Государство «В частности» пыталось взаимодействовать с царством-государством «Вообще». Но слишком велики меж ними были противоречия гуманитарного свойства. Доктор Лиза, как могла, лечила человеческое достоинство людей, выброшенных государством на помойку. На ее пациентов смотреть было страшно, не то что прикасаться к ним.

— Но они же люди, — говорила она и врачевала их язвы, обезболивала их боли, кормила и обнимала людей с утраченным человеческим обликом. 

***

Человечность — это едва ли не самый верный тест для власти. Раз за разом она его не проходит.

Можно себе представить, как бы ответила доктор Лиза доктору Мясникову, приговорившему ковидных больных: «Кому положено умереть, все равно помрут».

Впрочем, она ответила. Своей жизнью, своей человечностью.

Ответ этот повторил художественный фильм Оксаны Карас «Доктор Лиза», главную роль в котором сыграла подруга героини, ее единомышленница Чулпан Хаматова.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект „Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ксения Соколова
Доктор Лиза рассказала о том, почему ее деятельность подвергается столь резкой критике со стороны либералов, о своих политических амбициях и отношениях с администрацией президента
Юрий Богомолов
Резонанс, вызванный публикацией интервью Навального в Der Spiegel, оказался необычайно раскатистым. Но то были буквы, а теперь в видеофильме Юрия Дудя нам явлен живым и ироничным тот, кто еще недавно балансировал на грани жизни и смерти. Рядом его жена Юля — деятельный свидетель драмы. Перед нами уже не одна только фабула отравления, но и ее проживание и ей сопереживание на фоне поединка человека с ветряными мельницами России, виновной, как стало известно, в смерти журналистки Славиной
Юрий Богомолов
Резонанс, вызванный публикацией интервью Навального в Der Spiegel, оказался необычайно раскатистым. Но то были буквы, а теперь в видеофильме Юрия Дудя нам явлен живым и ироничным тот, кто еще недавно балансировал на грани жизни и смерти. Рядом его жена Юля — деятельный свидетель драмы. Перед нами уже не одна только фабула отравления, но и ее проживание и ей сопереживание на фоне поединка человека с ветряными мельницами России, виновной, как стало известно, в смерти журналистки Славиной