Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Новая ставка на мертвую лошадь.

Почему Россия проиграла президентские выборы в Молдавии

16 Ноября 2020 13:20
Россия потерпела очередное за 2020 год поражение на постсоветском пространстве. Однако если в прошлые разы Кремлю еще как-то удавалось минимизировать ущерб, то нынешний проигрыш грозит Москве большой войной — или большим позором

Политик и политика

«В чужом глазу соринку видим, а в своем и бревна не замечаем» — эта пословица могла бы стать девизом российской внешней политики. Москва вовлечена в многочисленные мировые процессы на дальней периферии — ругается с американцами, спасает Сирию, решает корейскую ядерную проблему, защищается от европейских басен об отравлении Алексея Навального и, наконец, даже базу в Судане открывает, — но в то же время постоянно упускает из-под контроля ситуацию на постсоветском пространстве. Список поражений только за последние несколько месяцев впечатляет. Это и Белоруссия — речь не о протестах, которые в интересах Москвы рассорили Минск и Брюссель, а о том, что Лукашенко, только-только укрепившись, снова кидает Кремль: говорит о многовекторной политике и не торопится проводить обещанную им Путину конституционную реформу. И Карабах, где Москва, наказав Пашиняна за антироссийскую политику, в то же время продемонстрировала союзникам и врагам собственную слабость. И Киргизия, где из-за жадности и неподконтрольности местных элит произошел очередной переворот, отнюдь не способствующий стабилизации ситуации в этой республике — члене ОДКБ и Евразийского союза.

Ну и, наконец, вишенкой на тортике прекрасного 2020 года стала Молдавия. 15 ноября в этой стране прошел второй раунд президентских выборов, которые лидер социалистов Игорь Додон проиграл. Вместе с ним потерпела поражение и Россия — не только потому, что проиграл ее ставленник, а еще и потому, что проиграл ее подход.

Игорь Додон во время пресс-конференции по итогам второго тура президентских выборов, Кишинев, Молдавия. 15 ноября 2020 года Фото: EPA/ТАСС

Москва еще раз продемонстрировала, что предпочитает работать с существующей реальностью вместо того, чтобы конструировать ее. В случае с Молдавией — вкладываться в персонажа вместо того, чтобы инвестировать в гражданское общество, которое порождает персонажей. Как абсолютно верно отмечает Московский центр Карнеги, «выбирает политика вместо политики». «В итоге получается, что нам всегда не на кого ставить, кроме Лукашенко, Назарбаева, Кочаряна и Трампа. Это системная логика такая. Однако если постоянно ставить на одну и ту же лошадь, рано или поздно можно поставить на мертвую лошадь», — говорит «Снобу» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский. Вот и сейчас Москва поставила на лошадь, а затем увидела, что та, вообще-то, полумертвая. «Додон возомнил себя царем в не подходящей для этого республике. По-хамски относился к своим согражданам, проживающим за пределами Молдовы (называл их “параллельным электоратом”) и, главное, не выполнил ничего из своих предвыборных обещаний 2016 года. Тем самым он не смог сплотить свой ядерный электорат и не смог собрать новых симпатизантов», — поясняет «Снобу» директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. Однако альтернативной лошади у России не оказалось.

Западный ребрендинг

У Штатов и Европы же эта альтернативная лошадь — лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду — выборы как раз выиграла. Дело в том, что в Молдавии существовал огромный запрос на перемены — население страны банально устало от действующих элит. «Молдавский народ пробовал практически всё, но до сих пор так и не был удовлетворён результатами. Был мощный запрос на обновление и новые лица в политике. Санду, разумеется, совершенно не новое лицо, — но до сих пор в молдавской политике она находилась преимущественно в режиме ожидания», — поясняет Дмитрий Офицеров-Бельский. К тому же не стоит забывать о том, что «новым лицом» ее позиционировали за большие европейские деньги. С помощью Санду Брюссель пытался провести в Молдавии своего рода перезагрузку проевропейских сил — после того как молдавские «евроинтеграторы» вконец проворовались и дискредитировали себя среди электората, Майю Санду выдвинули как молодого прозападного лидера Молдавии, выступающего против коррупции. И ее рейтинг так прокачали на антикоррупционной волне, что с ходу протащили возглавляемый Санду блок ACUM в парламент, где она по итогам выборов 2019 года взяла 26 мандатов (ее личная партия «Действие и солидарность» получила 15 из них).

Майя Санду во время пресс-конференции по итогам второго тура президентских выборов, Кишинев, Молдавия. 15 ноября 2020 года Фото: Артем Попов/ТАСС

И сейчас она на фоне политического безрыбья выиграла еще и президентские выборы, даже несмотря на то, что она не только прозападный, но и, по своей сути, антимолдавский политик. Кому-то может показаться удивительным, что народ Молдавии выбирает президентом человека, не признающего один из важнейших атрибутов молдавского суверенитета — язык. По словам Майи Санду, государственный язык страны — румынский. Это как на Украине победил бы президент, назвавший украинский язык диалектом русского. И если сейчас Санду вместе с другими прорумынскими партиями выиграет досрочные парламентские выборы (а она выиграет в случае, если Москва срочно не сконструирует мощный пророссийский проект, не наполнит его смыслами и не подкрепит инвестициями), то Молдавия может отправиться в сторону Румынии.

И вот тут для России возникнет проблема почище белорусской и карабахской. Дело в том, что молдавская интеграция в Румынию невозможна без решения вопроса Приднестровья — непризнанной республики, ориентированной на Россию. Молдавии нужно либо отказаться от нее, либо реинтегрировать. И не исключено, что (увидев поведение России в Карабахе) новые молдавские власти при помощи внешних друзей — например, новой администрации Байдена, нацеленной на сдерживание России, — решат повторить азербайджанский опыт.

Сдавать или не сдавать?

Конечно, кто-то скажет, что опыта не будет, ведь в Нагорном Карабахе жили армяне, а в Приднестровье — несколько сотен тысяч граждан с российскими паспортами. Однако предположим на секунду, что там начнется какое-то серьезное военное давление, запахнет военной операцией. Что в этом случае может сделать Россия, не только не имеющая общей границы с Приднестровьем (большой привет кремлевским стратегам, не воспользовавшимся сожжением одесситов в Доме профсоюзов в мае 2014 года и не взявшим под контроль эту имеющую выход к Приднестровью территорию вслед за Крымом), но и не имеет выхода туда через дружественную страну. Для того чтобы пройти в Молдавию, российским войскам нужно либо вторгнуться в Румынию (страну — члена НАТО), либо в Украину. Поэтому не исключено, что в случае резкого ухудшения ситуации в Кремле действительно сделают так, как сделали в Карабахе — решат не обострять и бросят своих союзников.

Да, некоторые эксперты считают: российские позиции в непризнанной республике и без того слабые, за республику биться не стоит. «Приднестровье мы уже потеряли. Да, население там советское, очень любит Россию — но оно сокращается. К тому же там сейчас правит холдинг “Шериф” и местная мафия, а их интересы лежат в плоскости международных криминальных схем. Для президента “Шерифа” Виктора Гушана — который и является реальным руководителем Приднестровья — важны скорее отношения с Европой и той же Румынией, а России в его понимании отводится исключительно роль донора республики. Например, поставщика бесплатного газа», — поясняет «Снобу» на условиях анонимности один из российских политологов. «От России в Приднестровье сейчас только паспорта и немного денег», — говорит Олег Бондаренко.

Однако, несмотря на политику «Шерифа» и собственные огрехи (неспособность и неумение выстроить нужную Москве конфигурацию даже в условиях лояльного населения), бросать Приднестровье на произвол судьбы Кремль не станет. Ведь Приднестровье — это даже не дружественный Карабах, а самый пророссийский на всем постсоветском пространстве регион. Самая что ни на есть очевидная часть «русского мира», о которой говорил Путин. Сдача Приднестровья станет, как бы громко это ни звучало, смертельным ударом по политике России на постсоветском пространстве. Ни одна политическая сила в этих регионах больше не будет рассматривать Москву как союзника. Скорее как мертвую лошадь, на которую ставить не нужно.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Михаил Шевчук
О подготовке к ядерной войне в Кремле стали говорить так буднично, деловито и обстоятельно, будто речь идет об обычной зимовке. Еще недавно лучшие умы страны искали «образ будущего», и ничего, кроме ракет, видимо, так и не нашли. Постоянная готовность к войне стала мировоззрением, и теперь даже непонятно, что нам делать, если войны все же не случится
Геворг Мирзаян
Ереван и Москва являются главными проигравшими в нынешней карабахской войне. Армения потеряла территорию, а Россия — репутацию
Геворг Мирзаян
Если администрация Джозефа Байдена сможет занять Белый дом, то политика США в отношении России изменится. Вопрос в том, в какую сторону. Пробьет ли очередное дно или оттолкнется от нынешнего?