Все новости
Колонка
Советы из подворотни.

Почему Россия не сможет выступать с позиции силы

1 Декабря 2020 18:40
Кремль испробовал все способы, чтобы добиться уважения Запада. Результат — изоляция, выход из которой нынешнему режиму не светит

А ведь и в самом деле, как общаться с путинской Россией? Более того, как дать на эту тему правильный совет желающим такого общения? Для начала нужно не ошибиться адресом. Вот, скажем, мой коллега, колумнист «Сноба» Геворг Мирзаян вслед за Сергеем Шойгу и Марией Захаровой обращается к министру обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Она одновременно возглавляет правящий в коалиции с социал-демократами Христианско-демократический союз. Геворг наставляет ее в вопросах взаимодействия с Кремлем как будущего канцлера ФРГ и неформального лидера Евросоюза.

Но АКК, как ее сокращенно называют в Германии, в феврале этого года объявила, что не будет выдвигать свою кандидатуру на пост главы партии перед грядущими в 2021 году выборами в бундестаг. Значит, шеф немецкого минобороны не собирается становиться канцлером. Давать советы уместнее трем главным кандидатам на партийное лидерство, а стало быть, и на «кресло номер один»: премьер-министру земли Северный Рейн — Вестфалия Армину Лашету, бизнесмену и экс-лидеру фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фридриху Мерцу или бывшему министру и нынешнему главе комитета по иностранным делам бундестага Норберту Рётгену. Кстати, и АКК не обязательно вернется в родной Саар. Вполне возможно, что в случае победы ХДС/ХСС на выборах она останется министром нового кабинета.

Кроме того, советующим и иронизирующим неплохо бы знать хоть что-то о жизни тех, кому даешь советы и над кем иронизируешь. С этим у российской правящей верхушки дела плохи. Наши начальники, похоже, почти не пользуются остатками страноведческой экспертизы, которую еще иногда есть шанс найти в глубинах лавровско-захаровского МИД. Но если заказать в Третьем европейском департаменте МИД во главе с Олегом Тяпкиным справки по персоналиям, то можно будет узнать вот какую примечательную подробность: АКК и все три претендента на место Ангелы Меркель — практикующие католики.

Почему это важно? Германия, как и большинство стран ЕС, страна абсолютно светская. Но католики, хотя их и меньшинство, играют в политике ФРГ большую роль, особенно в западных землях. Они воспитаны на традициях противостояния католической общины, и особенно интеллектуалов, давлению извне — сначала антицерковной политике канцлера Отто Бисмарка, а в ХХ веке — неоязыческой нацистской диктатуре. Немецкие политики-католики берут моральный пример с борца против гитлеровской программы эвтаназии епископа Клеменса фон Галена, общественных деятелей Адальберта Пробста и Эриха Клаузенера, убитых в «ночь длинных ножей», и автора неудачного покушения на Гитлера графа Клауса фон Штауффенберга. Нынешним российским шутникам в адрес АКК такие конфессиональные расклады в ХДС не сулят ничего хорошего.

Стоящим по долгу службы со свечками на Пасху бесстыдным, коррумпированным и циничным российским чиновникам это совершенно непонятно, но немецкие политики, не будучи поголовно святыми Францисками Ассизскими, тем не менее соотносят свои слова и поступки с нормами христианской морали. А Христос заповедовал называть вещи своими именами и не идти на компромисс со злом. Когда АКК предлагает говорить с Кремлем с позиции силы, то она имеет в виду не только и не столько производство новых танков «Леопард-2» или закупку истребителей «Торнадо». Министр и ее коллеги по партии понимают, что Путин с Шойгу едва ли нападут на НАТО — хотя бы потому, что третью мировую они гарантированно проиграют.

Речь идет о другом: об отказе от лицемерия и пересмотре традиционной немецкой политики «диалога с Москвой любой ценой», которая представляет собой странный коктейль исторического страха, чувства вины за войну плюс бизнес-интересов «Сименса», «Фольксвагена» и прочего «Рургаза». Как все чаще говорят и канцлер Меркель, и ее политические наследники, эту политику нужно менять. Те же Крамп-Карренбауэр и Рётген — противники строительства газопровода «Северный поток — 2». Меркель, однако, вынуждена поддерживать проект, так как ее партнеры по коалиции — социал-демократы выступают за него. Но в следующем году они проиграют выборы. ХДС/ХСС создаст коалицию с партией «зеленых». И тогда, если «трубу» не успеют проложить до этого, проект точно умрет. Его просто утопят «зеленые», на сегодняшний день — главные критики Путина в ФРГ. Они, кстати, тоже вдохновляются моральными принципами, пусть более светскими и либеральными, чем рейнские католики, но от этого не менее твердыми. И тех, и других объединяет жесткое неприятие авторитаризма и, одновременно, уверенность в том, что Россия — часть Европы.

Вот я и думаю, что же эти людям посоветовать? Геворг Мирзаян убеждает их: любая политика — это выяснение отношений в питерской подворотне, голая борьба за выживание и эгоистические интересы. Именно таких взглядов придерживаются в Кремле, на Смоленской площади, в «Арбатском военном округе» и считают их признаком силы. Но на самом деле это иллюзия силы для слабых, напускная крутизна тех, кого не пускают в приличное общество. Начиная с мюнхенской речи Путина 2007 года, Кремль бравировал этой самой «силой» и насаждал везде правила подворотни. Война с Грузией, Крым, Донбасс, малайзийский лайнер, убийство Немцова, разбомбленный Алеппо, «девочка Лиза», «ЧВК Вагнера», «Новичок» — список вех впечатляет. Путинская Россия больше десяти лет надрывно требует уважения и лучших мест за лучшими столами. Результат оказался обратно пропорционален приложенным усилиям.

J. S. Pughe. 1901 Иллюстрация: Library of Congress

Политический класс США никаких иллюзий в отношении кремлевских и раньше не испытывал. Политический класс Великобритании «очнулся» после покушения на Сергея и Юлию Скрипаль, а политический класс Германии — после убийства в центре Берлина бывшего чеченского полевого командира средней руки Зелимхана Хангошвили. Постепенно приходит в себя и традиционно влюбленная в Кремль французская элита. Они не хотят и не будут жить по правилам подворотни. Хотя бы потому, что знают друг друга три четверти века, с конца Второй мировой. Именно с того времени Европа и США предпочитают решать вопросы не в подворотне, а в более безопасных местах — в штаб-квартирах НАТО и ЕС прежде всего. Это не райские пространства, конфликты и там случаются, но они все же посветлее и почище питерских «колодцев». Там все свои. И они между собой разберутся, кто сильный, а кто слабый, кому помочь, а кого пожурить.

Кремль сидит в глубокой изоляции, из которой не будет выхода. Да, с ним готовы говорить про Сирию или терроризм, но по необходимости, как общаются с надоедливым соседом-скандалистом — чтобы не орал или не поджег от злости сарай. А если сосед бьет жену или хамит приходскому священнику, то могут и приструнить. Санкциями, очередным «актом Магнитского», размещением средств ПРО. Но к себе не пустят. 

Советы путинского режима никому не нужны. Двадцать лет войн, шантажа, лести, подкупа, а кончилось все даже хуже, чем в старом советском анекдоте: «Поезжайте в Америку! Америка — страна мяса. Это мы — “страна советов”». В принципе, Америку можно смело поменять на Германию.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

1 комментарий
Дмитрий Маларёв

Если Запад опустил перед Россией  железный занавес Холодной войны №2, то надо ли в него стучать с требованием его поднять?

При нынешних элитах Запада это бессмысленно. Это надолго, это на поколения. Надо цивилизационно разворачиваться на Восток, Север и Юг, зная, что за спиной у нас Запад, а значит тыл прикрыт ;-)

 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Геворг Мирзаян
Министр обороны Германии предложила вести диалог с Россией с позиции силы. Москва-то не против — однако проблема в том, что Берлин не может предложить ни силы, ни, что куда важнее, диалога
Карен Газарян
С 1 декабря вступает в силу приказ о 25-процентной заполняемости залов. Накануне цирк на Цветном бульваре посадил всех зрителей на одну трибуну из четырех, пояснив, что это и есть четверть зала, а Баста провел многотысячный концерт в петербургском Ледовом дворце, объясняя, что приказ еще не вступил в силу. Сегодня дворец закрыли. Что происходит и почему борьба с распространением коронавируса превратилась в формальное выполнение распоряжений, размышляет Карен Газарян
Михаил Шевчук
Каждый десятый россиянин, как выясняется, не решается шутить о политике в сети, опасаясь последствий. Правители, пребывающие в постоянном стрессе, не позволяют шутить себе — и передают это настроение в массы. Которые на всякий случай исходят из того, что власть если пока и не репрессирует за шутки, то наверняка уже записывает шутников в специальную книжечку