Все новости
Колонка
Между Гаагой и катастрофой.

К чему приведет признание экоцида преступлением против человечности

3 Декабря 2020 12:25
Угроза оказаться на скамье подсудимых в Гаагском трибунале может привести к глобальному сокращению промышленного производства и очередному разрушительному кризису. Который будет сопровождаться товарным дефицитом, гиперинфляцией, нормированным распределением, а может и вовсе вылиться в слом доминирующей в мире социально-экономической и политической организации общества

Британская Guardian пишет, что экологические преступления в обозримом будущем могут быть приравнены к геноциду и военным преступлениям. По крайней мере, их рассмотрение будет в юрисдикции того самого Гаагского трибунала, который разбирает дела всевозможных диктаторов и военных преступников. Группа юристов-международников при поддержке европейских стран и ряда островных государств, над которыми нависла угроза затопления в результате глобального потепления, работает над юридическим определением «экоцида» — преступления против мировой экосистемы — и его криминализацией на международном уровне. Этот проект был запущен в ноябре с подачи шведских парламентариев, событие приурочено к 75-й годовщине начала работы Нюрнбергского процесса. 

Криминализация экологических преступлений происходит и на национальных уровнях. 22 ноября министры юстиции и экологии Франции объявили, что правительство приняло решение о введении уголовного преследования за экоцид. В готовящемся законе будут предусмотрены штрафы на сумму до 4,5 млн евро и лишение свободы на срок от трех до десяти лет. 

Интересно, что в России уголовная ответственность за экологические преступления предусмотрена уже давно, им посвящена целая глава Уголовного кодекса. Более того, есть даже отдельная статья 358 «Экоцид», которая содержится в разделе «Преступления против мира и безопасности человечества». За «массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу» предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет. 

Незаконная вырубка лесов Фото: Unsplash
Сотрудник береговой охраны пограничного управления ФСБ России по Мурманской области выпускает пойманного браконьерами камчатского краба во время рейда по поиску браконьеров в Баренцевом море Фото: Павел Львов/РИА Новости

Вот только никаких упоминаний об осужденных по этой статье в России обнаружить не удалось. Что касается полутора десятков других экологических статей российского УК, дела по ним до этого года в 90% случаев заканчивались незначительными штрафами, а если кого и сажали, то в основном за браконьерство или незаконную вырубку леса. В прошлом году сумма экологических штрафов не дотянула и до миллиарда рублей. Если учесть, что суды рассмотрели почти 60 тысяч дел, размер среднего штрафа составил 16,5 тысячи рублей, или около 250 долларов. При такой правоприменительной практике очевидно, что российским промышленным предприятиям было выгоднее платить штрафы, а не тратиться на соблюдение экологических норм или повышение безопасности производства.

Тем большим шоком стал иск Росприроднадзора к «Норильскому никелю» на 148 миллиардов рублей после разлива топлива в Норильске в мае этого года. Компания пытается оспорить сумму ущерба, однако на то, что государство в нынешних условиях откажется от штрафа на 2 миллиарда долларов, не надеются даже в «Норникеле». Поэтому компания заблаговременно зарезервировала на счетах требуемую для уплаты штрафа сумму.

Ликвидация последствий разлива топлива на ТЭЦ-3 в Норильске Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

И ладно бы дело ограничилось одним из ряда вон выходящим случаем. В конце ноября Росприроднадзор оценил нанесенный экологии российскими промышленными предприятиями ущерб в 234,7 миллиарда рублей, причем львиную долю этого ущерба природоохранное ведомство собирается взыскать через суд. На фоне взысканного в прошлом, докризисном году судами миллиарда сумма выглядит более чем внушительно. И это дополнительная нагрузка на бизнес, который и без того пребывает сейчас далеко не в лучшей форме.

Всерьез рассчитывать на то, что столь резкий разворот российских властей в сторону защиты окружающей среды приведет к резкому росту инвестиций в модернизацию производства и повышение экологической безопасности, не приходится. Скорее, бизнес займет выжидательную позицию в надежде на то, что нынешний приступ государственной любви к природе свидетельствует не столько о смене курса, сколько об острой потребности бюджета в дополнительных доходах. Но, даже если эти ожидания не оправдаются, многие предпочтут обанкротиться и закрыть предприятия, вместо того чтобы вкладывать туда миллиарды без всякой надежды их когда-нибудь вернуть. Горизонт планирования, особенно в частном бизнесе в России, из-за состояния делового и инвестиционного климата слишком короток для масштабных долгосрочных инвестиций.

Чем более рьяную заботу об экологии будут проявлять российские власти, тем сильнее это будет сказываться на динамике промышленного производства, темпах роста экономики, занятости, доходах населения. Это не значит, что государство должно снова сквозь пальцы смотреть на необратимый ущерб, который наносит природе российская промышленность. Проблема в том, что этот фактор не учитывается ни в одном макроэкономическом прогнозе, какое бы ведомство его ни подготовило — Минэкономразвития, Банк России или даже Счетная палата. И это чревато весьма неприятными неожиданностями. Начиная действовать, необходимо заранее просчитать и назвать цену, которую за желаемый результат придется заплатить всему обществу. При этом не исключено, что большинство сочтет ее приемлемой.

Это же относится и к криминализации «экоцида» на международном уровне. Понятно, что инициатива направлена прежде всего против международных компаний, которые последние полвека предпочитали выводить «грязные» производства в развивающиеся страны, где экологические проблемы стоят отнюдь не на первом месте. И именно эти, далеко не самые богатые государства, обеспечивающие значительную долю производства материальных ценностей в мире, пострадают в первую очередь. И даже если получится избежать серьезных социальных последствий, угроза оказаться на скамье подсудимых в Гаагском трибунале может привести к глобальному сокращению промышленного производства и очередному разрушительному кризису. Который будет сопровождаться товарным дефицитом, гиперинфляцией, нормированным распределением, а может и вовсе вызвать слом доминирующей в мире социально-экономической и политической организации общества. Да, это та цена, которую человечество должно заплатить за собственное выживание. Но лишь осознание этой цены и масштабов катастрофы, к которой приведет отказ ее платить, способны предотвратить полный хаос.

Больше текстов о политике, экономике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Максим Блант
История с добычей нефти на арктическом шельфе сильно выбивается из мирового контекста и вызывает серьезное подозрение, что главная цель многотриллионной затеи — «отмыть» деньги государственной «Роснефти», получив при этом как можно больше льгот и бюджетных субсидий
Геворг Мирзаян
Европейские элиты и их фанаты должны перестать жить в мире политических фантазий. В ином случае они не смогут жить в реальном мире
Константин Эггерт
Кремль испробовал все способы, чтобы добиться уважения Запада. Результат — изоляция, выход из которой нынешнему режиму не светит