Все новости
Колонка
Все путем?

Почему российская власть проигрывает битву с пандемией

9 Декабря 2020 14:00
В России началась массовая вакцинация от коронавируса, однако говорить о том, что победа над китайской заразой близка, явно преждевременно. Стало также очевидно, что ставка на вакцину, которую делали российские власти в первой половине года, пока не срабатывает: произведенных препаратов слишком мало, чтобы оказать решающее воздействие и сдержать пандемию. По идее, в таких условиях, на фоне продолжающегося роста числа заболевших, надо менять тактику борьбы. Однако на этом пути, судя по всему, стоят политические преграды

«Марафону коронавируса пока не видно ни конца ни края», — заявила на днях заммэра Москвы Анастасия Ракова, выразив надежду, что победить коронавирус все же удастся в течение нескольких месяцев. При этом в Москве уже началась вакцинация: открылись 70 пунктов, «Спутник V» вкалывают врачам, учителям и соцработникам. Их называют «группами риска». В других странах — например, в Великобритании, которая тоже разворачивает массовую вакцинацию, но другими препаратами, — к таким «рисковым категориям» причислили еще и обитателей домов престарелых и вообще пожилых людей. Но у нас они, похоже, пойдут пока по другому разряду — «сопутствующего ущерба». Задачи их вакцинирования пока не ставится, что лишь усиливает подозрения насчет того, что первая российская вакцина «сыровата». А также подтверждает известное в нашей стране отношение к возрастным людям как к «балласту».

Но даже не наметившееся отставание по темпам в «гонке за вакцинами» видится главной проблемой. И даже не отказ (явно по политическим соображениям «престижа») российских властей закупать какую-либо зарубежную вакцину, вне зависимости от ее эффективности. Главной проблемой оказалась наша традиционная «беда»: мы можем изобрести нечто в небольших количествах, а вот наладить массовое производство в нужном качестве — это не наш конек. 

Все прежние обещания вакцинировать миллионы сограждан уже до конца года, очевидно, провалены. Еще совсем недавно вице-премьер Татьяна Голикова говорила о планах привить 2 млн россиян до конца года. Однако выяснилось, что производить препарат в должном качестве не удастся — до конца года в лучшем случае будет произведено до 700 тысяч доз вакцины. Что, при двухкомпонентном ее введении, годится для вакцинации 350 тысяч человек.

Для сравнения: зарегистрированная в Великобритании вакцина плюс еще две на подходе там же и в США (от Moderna и AstraZeneca) могут быть доступны уже до конца года в объеме до 50 млн доз. Хотя, конечно, не факт, что эти обещания/планы сбудутся. Несмотря на то что западные вакцины на основе «информационной РНК» легче в производстве и масштабировании, хотя и требуют сложных условий перевозки (при температуре ниже минус 70 градусов по Цельсию), в отличие от российского препарата, которому сгодится обычный морозильник (это как раз очевидное преимущество отечественной вакцины).

Но если тактика «досидеть до вакцины» дала явный сбой, то, может, подкорректировать саму тактику? По этому пути пошли европейские страны. О них тоже нельзя сказать, что они блестяще подготовились ко «второй волне». У них тоже не было заведомого желания вводить новые карантинные меры — слишком дорого обошлись весенние «локдауны». Однако под давлением стремительного роста числа заболевших новые ограничения все-таки были введены. И даже шведы, избежавшие «локдауна» весной, «прогнулись» и пошли на ограничительные меры. В большинстве стран ужесточен «масочный режим».

Фото: Денис Воронин/Агентство «Москва»

У нас полно «специалистов», как правило, «диванных экспертов», которые готовы с пеной у рта доказывать, что все карантинные меры при эпидемии, распространяющейся воздушно-капельным путем, бесполезны, а маски не только бесполезны, но и вредны. И хотя подобные дремучие и, на мой взгляд, «людоедские» (поскольку в основе явно лежит тезис «кому суждено умереть, тот пусть и умрет») утверждения противоречат всем нынешним рекомендациям той же ВОЗ, по сути, российские власти не стали бороться с этими «диссидентами», пустив распространение подобной демагогии на самотек. Это вам не политическое «диссидентство», где распространителям смуты тотчас пришьют клеймо «экстремиста». Та самая страшная «российская тоталитарная власть», которой на Западе уже чуть ли не детей пугают, оказалась не в состоянии последовательно и жестко внедрить тот же «масочный режим». Который, если бы он на деле соблюдался, мог бы выступать своего рода альтернативой жестким карантинным мерам. Сами большие начальники также не стали выступать примером для подражания. Это подрывало доверие граждан и, что еще важнее, правоохранителей, которые призваны были за этим следить, к призывам Роспотребнадзора носить маски. Скажем, если бы такой пример показал лично Путин (как это делал в разгар эпидемии в Китае Си Цзиньпин), дисциплина по этой части резко бы выросла. Или наши власти избрали путь признания «неизбежных потерь»? Тогда любопытно было бы увидеть соответствующие расчеты: сколько еще может умереть? 

При этом и по другим направлениям тактику реагирования на пандемию российские власти тоже существенно менять не стали. С одной стороны, по-прежнему, как и весной, инициатива по ужесточению или ослаблению карантинных мер делегирована на региональный уровень. Центральная власть предпочитает наблюдать за этим как бы со стороны, будучи готовой в случае чего «строго взыскать», но в любом случае не оказаться «крайней» на фоне ухудшения ситуации. С другой — явно просматривается негласная рекомендация сверху не усердствовать с карантинами и экономику не останавливать.

И стоило, например, министру здравоохранения Михаилу Мурашко гипотетически порассуждать вслух о возможности ограничения передвижения внутри регионов и между ними, как ведомству тут же пришлось спешно опровергать существование подобных планов, причем на фоне суточного рекорда по числу заболевших в 29 с лишним тысяч. Для полноты картины можно было бы добавить: жестких ограничений не будет, даже если заболеет каждый второй или третий. Одновременно почти панический клич издал губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов, заявив, что город близок к полному локдауну. При этом накануне власти почему-то не стали отменять многолюдный концерт известного рэпера, прошедший без всяких мер «социального дистанцирования», а школы в Северной столице продолжают работать в обычном режиме. Логики в такой политике мало. Есть подозрение, что «локдаун» на родине президента Беглову ввести все же не дадут.

Фото: Андрей Никеричев/Агентство «Москва»

Есть и другое подозрение: что в качестве действенного метода «борьбы с пандемией» власти призвали на вооружение «старое доброе средство» — статистику. По моему личному наблюдению (оценочное суждение), осенние официальные цифры заболеваемости и смертности в России никак «не бьются» с европейскими. Неужели там такой злой вирус? Если весной они были сопоставимы, то сейчас отличаются в разы пропорционально численности населения. В последнее время «на-гора» у нас выдавали примерно равные уровни в 26–27 тысяч заболевших в сутки. Однако едва было объявлено о предстоящей 17 декабря ежегодной пресс-конференции президента, как эта цифра снизилась сразу примерно на 2 тысячи. Если это новая тенденция, то можно предположить, что по крайней мере до 17 декабря суточный прирост новых заболевших не будет большим, а то и приобретет отрицательные значения. Посмотрим и проверим. 

Любопытные «нюансы» всплывают и по числу умерших от COVID-19 или его последствий. Каждый, кто имеет значительное количество «друзей» в соцсетях, скажет вам, что по сравнению с весной резко возросло число заболевших и даже умерших среди ближних и дальних знакомых. Да это видно даже среди селебрити и ньюсмейкеров, умерших в последнее время. Такие некрологи выходят буквально каждый день.

Так вот, официальная статистика смертей от коронавируса в несколько раз расходится с показателем избыточной смертности, который можно рассчитать на основе данных Росстата и ЗАГСов за семь месяцев пандемии и за пять предыдущих лет. По этим данным, в России умерло на 120 тысяч человек больше обычного (по сравнению со средним показателем за пять лет), тогда как Роспотребнадзор считает, что жертв пандемии было в разы меньше (менее 21 тысячи за тот же период). 

Даже если считать, что значительная часть «избыточной смертности» объясняется неоказанием своевременной медпомощи заболевшим другими болезнями, все равно порядок цифр — и искажений статистики — впечатляет. А еще можно сравнить статистику смертности от ковида в России и США. В последнем случае число погибших приближается уже к 300 тысячам. Население США примерно в 2,2 раза больше, чем в России. Может ли при этом смертность быть в пять-шесть раз выше, пропорционально населению? Вопрос риторический. 

Таким образом, складывается впечатление, что политические соображения существенно влияют на официальную картину пандемии, согласно которой «все под контролем» и «скоро всех привьют». Однако при этом в самом общественно-политическом дискурсе тема пандемии в нашей стране напрочь отсутствует. Это значит, что по ее окончании никаких политических выводов сделано, скорее всего, не будет. Мол, все было правильно и вовремя. Но так ли это?

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Похороны убийцы французского учителя лишний раз продемонстрировали: чеченская тема — одна из самых сложных для будущего России
Иван Давыдов
И политические движения, и литературные клубы, и общества помощи бездомным кошкам — все, в общем, что ткань бытия усложняет, работает на будущее. Нет больше «малых дел», есть живая жизнь и есть мир государственной фальши
Геворг Мирзаян
Владимир Путин решил поддержать лично неприятного ему политика — премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Поддержать не от вдруг нахлынувшей большой любви, а по «принципу меньшего зла». Тем самым Путин еще раз продемонстрировал, что Москва не хочет исправлять ошибки своей политики на постсоветском пространстве