Все новости
Колонка

Грета Тунберг, Россия, Дудь

9 Декабря 2020 17:30
В первое воскресенье декабря бесконечного 2020 года почти восемь полос «Дагенс нюхетер», одной из главных шведских газет, занимала Российская Федерация. Россия, более того, была на самом видном месте: разворот, состоящий из первой и последней полосы, покрывала фотография Батагайского кратера в Якутии. Специально для проекта «Сноб» писатель Константин Зарубин, живущий в Швеции, разбирает новый номер газеты и рассказывает, что в ней примечательного и интересного
Разворот газеты «Dagens Nyheter»

Огромная расселина у реки Батагайки появилась в 60-е. Там тогда вырубили участок тайги, вечная мерзлота подтаяла, и почва зрелищно просела. С тех пор мерзлота продолжает таять, а разлом — расти, год от года становясь все зрелищней. Более наглядную и при этом красивую иллюстрацию таяния вечной мерзлоты в Сибири найти трудно. 

Видимо, поэтому Батагайским кратером и украсили специальный номер «Дагенс нюхетер», посвященный глобальному климатическому кризису. Номер этот был особым вдвойне. Впервые в истории газеты выпуском руководил приглашенный редактор. Точнее, приглашенная редакторка. Главред «Дагенс нюхетер» Петер Володарски на день уступил свое место Грете Тунберг, 17-летней активистке и вдохновительнице движения Fridays For Future. 

Надо отметить, что представители вида хомо сапиенс делятся на две группы. В одной из них люди очень разные: есть те, кто слышал о Грете Тунберг, и те, кто не слышал. Те, кому она интересна, и те, кому она до лампочки. Те, кто в курсе, почему растет среднегодовая температура на Земле, и те, кто не в курсе. Те, кто не уверен, в курсе он или нет.

В единую кучу всех этих разных людей я собрал потому, что их самоидентификация никак не связана с глобальным потеплением. Ни Тунберг, ни антропогенные изменения климата, ни наука, установившая факт этих изменений, ни реформы, призванные эти изменения притормозить, не угрожают их системе ценностей. Для этих людей признание, что климат меняется, причем по вине людей, не равносильно предательству своих идеалов.  

— Ну, — скажут они, ознакомившись с научными данными, — меняется так меняется. Будем предпринимать что-нибудь? Или не будем? Или как?

Люди из второй группы, напротив, не готовы признать антропогенное глобальное потепление ни при каких условиях. Согласиться, что кризис реален, для них значит распрощаться с частичкой собственного «я». Они отвергнут любые научные данные по той же причине, по какой многие христиане и мусульмане отвергают факт эволюции, многие россияне отказываются верить в сталинские репрессии, а вакцинофобы отрицают необходимость прививок. Такое отрицание — знак верности своей группе и своим идеалам. 

Если бы я сейчас писал на шведском, немецком или английском, я назвал бы людей из второй группы прямолинейно: «отрицатели климата» или «отрицатели изменения климата» (klimatförnekare, Klimaleugner, climate change deniers). Но калька этих выражений по-русски выглядит громоздко и неуклюже. Давайте, раз уж статья у нас о том, как активистка Грета Тунберг редактировала Dagens Nyheter, я буду называть их антигретами. Удобно, звучно, а главное — точно. Как мы увидим, от Греты они отличаются по всем возможным параметрам. 

Но сначала надо рассказать, зачем 17-летней школьнице доверили одну из крупнейших шведских газет и что из этого вышло. 

Зачем доверили

В августе 2018 года, за три недели до шведских выборов, 15-летняя отличница Тунберг вместо того, чтобы пойти в школу, пришла к зданию шведского парламента с самодельным плакатом «Школьная забастовка за климат». Эту акцию Тунберг стала повторять каждую пятницу. Она хотела привлечь внимание к тому, что Швеция, как и другие страны, не выполняет Парижское соглашение о снижении парниковых выбросов. 

Грета Тунберг в августе 2018 года возле шведского парламента с плакатом «Школьная забастовка за климат» Фото: Anders Hellberg/Wikipedia

Логика ее протеста была проста: лишним CO2 и метаном атмосферу накачали вы, взрослые, а расхлебывать последствия нам, вашим детям и внукам. Потрудитесь слушать своих же ученых и выполнять свои же обещания.

К Тунберг начали присоединяться другие стокгольмские школьники. Ее раскрутили инфлюенсеры и СМИ. Зумеры других стран принялись выходить на свои местные Fridays For Future. Активистку заметили сильные мира сего. Ее пригласили выступить на климатической конференции в Катовице и на форуме в Давосе. С ней встретились Макрон и Папа Римский.

На первую общепланетную климатическую забастовку в рамках Fridays For Future в марте 2019 года вышло более миллиона человек. Не менее масштабные протесты состоялись в мае и сентябре того же года. В конце сентября Тунберг выступила на климатическом саммите в ООН. После этого ее заметил и русскоязычный мир. 

Благодаря протестующим зумерам, в 2019-м климатический кризис то и дело мелькал на главных страницах западных газет. Стоит ли говорить, что в 2020-м он снова оттуда пропал. Даже очередной саммит ООН по климату, который должен был состояться в Глазго в ноябре, перенесли на год из-за коронавируса. Отмена саммита как такового, впрочем, не сильно расстроила Тунберг. «Пока мы не начнем относиться к климатическому кризису как к кризису, — сказала она осенью The Guardian, — можно проводить сколько угодно конференций. Все это одни переговоры, пустые слова, юридические уловки и экологическая показуха (greenwash)». 

Вот на каком фоне главред «Дагенс нюхетер» Володарски позвал Тунберг ненадолго занять его место. Как должна выглядеть газета, которая относится к климатическому кризису как к кризису? Приходи, мол, и сама покажи, как надо. 

Фото: Jonathan Kemper/Unsplash

Что из этого вышло. Версия для антигрет

Если бы я писал этот текст для антигрет, мне, в общем-то, не нужно было бы его писать. Достаточно было бы назвать тему номера и имя редактора. Дальше моя целевая аудитория ответила бы сама: из этой затеи вышла истеричная пропаганда — левацкая, леволиберальная, просто либеральная, глобалистская, эко-фашистская, англосаксонская, китайская, сионистская (нужное подчеркнуть). 

Но я, конечно, все же написал бы длиннющий текст, а лучше даже наговорил бы много слов в «Ютьюбе». С известной целью: подарить соратникам по отрицанию климатического кризиса несколько минут морального удовлетворения, интеллектуального превосходства и теплой солидарности с единомышленниками. 

Я легко бы нашел, к чему и как придраться в номере «Дагенс нюхетер» под редакцией Тунберг.

— Во-первых, — сказал бы я в видеоролике под названием «Шведская капитуляция здравого смысла» на канале «Мужик с головой», — во-первых, Батагайский кратер. Как он связан с так называемым «потеплением»? Да никак. Тайгу в 60-е вырубили, почва просела.

Затем я прошелся бы по репортажу из поселка Териберка в Мурманской области:

— Пять полос, а? Пять полос про Териберку. Почему? А потому что именно там режиссер Звягинцев снял фестивальное кино «Левиафан» про ужасы русской жизни. Но в Териберке шведским правдорубам нормальный народ попался. Рыбаки. Да, говорят рыбаки, потеплело у нас. Температура выросла среднегодовая на 1,2º за 40 лет. Море больше не замерзает, снега стало мало. Но мы, пардон, в вашу климатическую бодягу не верим. Мы, рыбаки, знаем, что это естественный процесс.

Не менее пяти минут я уделил бы рекламе в номере Тунберг: 

— Климатическая истерика нынче в Швеции — нехилый двигатель рекламы. Я Гретину газетку когда домой-то принес, из нее что выпало? Каталожик с бытовой техникой. «Подарки для всех!» Типа, сокращайте выбросы CO2 рождественским шопингом. А внутри газетки обнаружилась реклама BMW на целую полосу, под Гретин плакатик стилизованная: «Лучшая машина в мире для климата». По ходу, в одном агентстве рисовали и Гретины лозунги, и рекламку. Общественность гретанутая заголосила: «Это провокация!» Редакция им в ответ: «Грета видела всю рекламу заранее». Утритесь.

Фото: Константин Зарубин

Но львиную долю экранного времени я все-таки отвел бы отрицанию научной информации из номера Тунберг. Начал бы с заголовка на первой полосе:

— ...самое потешное в газетке — тут все держимся за стул — слоган на первой странице: «Это факты, а не мнения». Вы поняли, да? «Факты»! 58 страниц из 96 — про сказочное «потепление»... 

Продолжил бы я солидно, наукообразно: о том, что никакого потепления нет, а если и есть, то не от человеческой деятельности, а если от человеческой, то и слава богу — Северный морской путь будет круглый год открыт. Я бросался бы именами физика Зейца, астрофизика Суна и других ученых антигрет, которые не являются климатологами. Я цитировал бы тексты, сочиненные многочисленными агитбригадами нефтегазовой отрасли, вроде The CO2 Coalition и «Неправительственной группы экспертов по изменению климата» (мимикрия под Межправительственную группу экспертов по изменению климата, которая готовит отчеты ООН). Ну, а если б я не знал английского, ссылался бы на выступления некоторых постсоветских профессоров, которые тоже не знают английского.

Пожалуй, я пустил бы в дело и статью, которую вы сейчас читаете. Разумеется, вырвав данный раздел из контекста или обстебав контекст до неузнаваемости. 

Что из этого вышло. Версия для всех

В отличие от большинства настоящих ресурсов, отрицающих антропогенное потепление, в моем наброске видео для антигрет не было грубых фактических ошибок или подтасовок. Все правда: рыбаки из левиафановской Териберки не верят в изменение климата, хотя видят его последствия своими глазами; в газете Тунберг была реклама BMW в стиле «экологическая показуха»; из газеты Тунберг выпал каталог с бытовой техникой.

По поводу рекламы скажу даже больше: как бы красиво главред Володарски ни расписывал желание «Дагенс нюхетер» повернуться лицом к молодому поколению и климату, Грету Тунберг никто бы никуда не позвал, если бы ее имя не конвертировалось в тиражи, клики и рекламодателей. И стыдиться, как подчеркнула колумнистка другой шведской газеты, здесь нечего. «Дагенс нюхетер» — не шведское общественное вещание. Подобно большинству СМИ, это частный бизнес по продаже рекламы в обрамлении новостей. Таков абсурдный мир, в котором мы живем.

Впрочем, про абсурд чуть дальше. Сначала матчасть.

В номере, созданном при участии Тунберг, 14 рекламных объявлений во всю полосу. Среди них примерно поровну бизнеса и НКО, вроде фондов защиты природы, общества подбирателей мусора «Сделаем Швецию чистой» и двух местных партий, которые особо жмут на экологию. Еще в номере есть кроссворды, судоку, программа теле- и радиопередач и немного текущих новостей (в частности, о начале вакцинации в России). Ну, и шесть полос трогательных некрологов — куда без них в шведской газете.

Материалы о воздействии человека на планету Земля занимают почти две трети номера. На эмоции среди них давят разве что фотографии: пара наводнений, маленький снимок пожара в Калифорнии, песец на Шпицбергене, индийские жещины у полузатопленной колонки, индийские мальчишки, гоняющие мяч в густом смоге Нью-Дели. Единственное, что можно с натяжкой обозвать «климатической страшилкой», — перевод эссе Маргарет Этвуд «Хочешь ли ты принадлежать к виду, живущему на этой планете?». Этвуд написала его специально для номера Тунберг. 

Остальное — информация, инфографика и много портретов Дэвида Аттенборо, британского натуралиста, который на нескольких страницах беседует с Тунберг. Плюс репортажи с ближайшего к шведам переднего края кризиса — из Лапландии и кольской Териберки. Всё, разумеется, сделано профессиональными журналистами и редакторами. Тунберг, по собственному признанию, лишь «предлагала свои идеи и комментировала». 

Единственный короткий текст за подписью самой Тунберг называется «Только СМИ могут достучаться до людей за то время, которое нам осталось». Начинается он так: «В голове не укладывается, что ответственность за крупнейшую утреннюю газету Швеции можно возложить на несовершеннолетнюю, неквалифицированную активистку. Это безумие. Если не учитывать того абсурдного факта, что мы стоим перед лицом экзистенциального кризиса, который по-прежнему игнорируется нашим обществом».

«Абсурдный факт» — это крайне вежливо сказано. Тунберг, при всей своей преданности делу и аутичных чертах, — воспитанная стокгольмская девочка из семьи актера и оперной певицы. Позвольте мне в завершение этого текста перевести ее вежливые слова на язык, которого мы заслуживаем. 

Резкие изменения мирового климата в результате хозяйственной деятельности человека — научная данность. Она установлена столь же надежно, как факт биологической эволюции или массовых репрессий в сталинском СССР. Из более чем 11 тысяч научных публикаций на тему глобального потепления за первые семь месяцев 2019 года этот взгляд разделяют все 100%. Нефтяные гиганты Exxon и Shell знали о реальности антропогенного потепления еще в 80-е; об этом свидетельствуют их отчеты для внутреннего пользования. Президент лоббистской организации American Petroleum Institute без обиняков говорил об угрозе климатического кризиса аж в 1965. 

Наша цивилизация, однако, ведет себя, как стадо отмороженных мультяшных страусов. Часть из нас засунула голову в песок, а часть — в собственную задницу.  

Мы умудрились превратить научный факт в идеологический жупел, вопрос веры и знак групповой принадлежности. Никакая Библия не мешает верить в антропогенное потепление; энциклика Папы Римского о климате — прекрасная тому иллюстрация. Антигретство, о котором я писал выше, выросло не из древних суеверий. Оно выросло из эгоизма и жадности нефтегазового лобби. На благодатной почве индустриального мачизма второй половины XX века. 

Типовая антигрета — немолодой мужчина. Его приучили думать, что нефтегазовое общество безудержного потребления — главное завоевание прогресса, а право гадить в атмосферу — в одном пантеоне с правом на свободу слова или собственность. Кроме того, для типовой антигреты, будь она либертарианцем, нацистом или Дональдом Трампом, системная несправедливость и местечковый эгоизм — «естественное» состояние общества. Борьба с климатическим кризисом угрожает «естественному порядку вещей», потому что требует мировой солидарности и моральной рефлексии. Как следствие, антигрета ставит ее в один ряд с феминизмом, правами ЛГБТ, вегетарианством и прочими цацками для впечатлительных девочек, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к власти. 

Антигрет много, они сильны, и спорить с ними почти всегда бесполезно. Но это полбеды. Другая грань трагического идиотизма нашей цивилизации в том, как мы потребляем и распространяем новости. 

Крупнейшей шведской газете для образованной публики требуется инфоповод в виде школьницы Греты Тунберг, чтобы посвятить две трети номера проблеме, по сравнению с которой пандемия коронавируса — мимолетная неприятность. Мне в «Снобе» требуется инфоповод в виде шведской газеты под редакцией Греты Тунберг, чтобы написать, какие чудовищные последствия игнор и отрицалово в вопросах климата могут иметь для Российской Федерации.

Батагайский кратер на первой полосе «Дагенс нюхетер», напомню, всего лишь зрелищная иллюстрация таяния (не)вечной мерзлоты. Там подписано под снимком, что мерзлота подтаивает «по всей Сибири — вследствие глобального потепления». Тая, она высвобождает новые парниковые газы. Процесс ускоряется. Мерзлота — это более 60% территории России. Ее таяние приведет к инфраструктурной катастрофе. Рухнут дома, просядут дороги. Это рассказал шведской корреспондентке сотрудник Института географии РАН Владимир Михаленко. 

Михаленко говорил и о других последствиях глобального потепления для России. Но я не буду переводить со шведского перевод с русского. Я лучше сразу обращусь в высшую инстанцию — к Дудю. Уважаемый Юрий Дудь! Простите, что я к вам на «вы». Вам видней, чем завлечь постсоветского зрителя на классный двухчасовой фильм о климатическом кризисе: Гретой Тунберг, белыми медведями, кольскими рыбаками или якутскими кратерами. Но чем-то завлечь обязательно надо. Перефразируя Тунберг, только Дудь может достучаться до людей за то время, которое нам осталось.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
9 комментариев
Катерина Мурашова

Константин, согласно Вашей классификации я болтаюсь где-то в пограничье. Иногда антигрета, иногда нет. После прочтения каждой статьи с темой "проснитесь и ужаснитесь, нам осталось недолго до полного ...." мои взгляды качаются на антигретскую сторону. 
Но я сейчас не об этом. Я хочу спросить. Очевидно, что Вы - образованный, ответственный человек, который много и плодотворно думал (в отличие от меня) на заявленную тему. Скажите пожалуйста, а как гретанутые представляют себе этот "полный ...", который наступит если мы сейчас все таки не сплотимся (а за то ну вот просто ничего не говорит, если взглянуть хоть бы на то, как повел себя в начале пандемии форпост гретанутости - Евросоюз)? Это будет концом нашей цивилизации избыточного производства и потребления, так? Довольно несимпатичным концом? Но биосфера то не погибнет? Потому что если посмотреть палеонтологическую и даже археологическую летопись, то всякое бывало. И потом эволюция продолжится и начнется новый цикл? Так? Или я ошибаюсь? И гретанутые видят перед собой близкий конец вообще всего - как христиане с их идеей Страшного суда и конца мира?

Сергей Мурашов
Это будет концом нашей цивилизации избыточного производства и потребления, так? Довольно несимпатичным концом? Но биосфера то не погибнет?
Катерина Мурашоваэм... Помнится, мы о разных концах уже говорили. :)
"Биосфера" человекам явно не по зубам, даже если мы с утра до ночи семь дней в неделю станем рубить амазонские джунгли, расстреливать из пулемётов белых носорогов и медведей, растапливать вечную мерзлоту и сливать в океан добытую нефть.
Максимум, чего удастся добиться, - это-таки сжечь амазонские джунгли, извести белых медведей с носорогами, растопить вечную мерзлоту и потравить массу рыб, птиц, животных и прочих микроорганизмов... Биосфере же ничего не сделается, она обойдётся не только без носорогов и белых медведей, но и без, извиняюсь, сапиенсов. (Вот кстати интересно, если следующими за человеком "царями природы" станут бараны, они себя тоже "сапиенсами" назовут? И, кстати ещё раз, их Творец, небось, будет с рогами, а их сатана - без?)
Смешно это всё без меры, вот что.
Вячеслав Потапов

Меня больше всего интересует, каким образом общество потребления может отказаться от потребления. Я себе это слабо представляю.

Вот в рамках коммунистического проекта это как раз было возможно. Но чем этот проект закончился, мы хорошо знаем.

Сергей Мурашов
Вот в рамках коммунистического проекта это как раз было возможно.
Извиняюсь, общество без потребления - это нонсенс, так как общество затем человеку и нужно, чтобы наиболее эффективно организовать потребление. Поэтому ни "в рамках коммунистического проекта", ни какого другого, совсем отказаться от потребления невозможно. Даже общество Лыковых потребляло - уж как могло. Даже когда от всего этого общества осталась одна пожилая женщина, и то она не прекратила потреблять... Пусть потреблять ей удаётся и совсем немного.
 
А вот что возможно, - так это сделать потребление осознанным, и отказаться от его избыточности. Этот отказ, наверное, связан в умах даже не с "коммунистическим проектом" (так как он обещает "каждому по потребностям", а это, пожалуй, куда больше того, что есть сейчас, и что когда-либо предлагал бы какой-бы то ни было "проект"), а с социалистическим... Что, как по мне, проблема скорее этих самых "умов".
 
Вячеслав Потапов
Сергей Мурашовестественно, я о сверхпотреблении.
/Что, как по мне, проблема скорее этих самых "умов"./
Сергей, я не понял, Вы:
- не видите проблемы в Глобальном потеплении
- видите, но считаете, что решение ее известно и оно будет
- видите, но считаете, что решения у нее нет, кроме как человечеству предоставить событиям развиваться так, как развиваются
- видите и считаете, что решение есть, но нам не дано переубедить человечество и направить силы на решение проблемы
- другие варианты
Сергей Мурашов
Сергей Мурашов, естественно, я о сверхпотреблении.
Ну так вот я бы так и пояснял бы КАЖДЫЙ РАЗ.
Без этого в нападках на "потребление" легко усматривается привычная советская позиция... ну, Вы помните: что у нас тогда не было ни потребления, ни секса, ни коррупции... А меня эта позиция бесит ну просто до чёртиков, как любая тупая пропаганда.
 
+++Сергей, я не понял, Вы:...+++
 
Поясняю:
- Проблему вижу. Увы, очередной выпуск из серии "Моя вера" на эту тему задерживается на неопределённое время;
- Я не верю, что человек в состоянии эту проблему решить эффективно - так как это требовало бы от него качеств, которых он сегодня не имеет;
- Говоря о "проблеме этих самых умов" я имел в виду вот что:
1. Как я не раз уже говорил, решение многих актуальных сегодня проблем видится мне в смене общественно-политической парадигмы - с массированным смещением производственных и административных функций в сторону ИИ и "высоких технологий", и освобождением человека от необходимости зарабатывать свой хлеб нежеланным трудом.
2. Эта идея достаточно незнакома, чудна и непонятна многим, которым видится здесь лишь ненаучная фантастика, или, хуже того, оправдание "коммунистических идей" советского толка... Что само по себе ставит крест на всяких попытках понять, о чём речь - настолько сильны у многих предрассудки, связанные с нашим советским прошлым.
3. Я вообще не считаю, что "коммунистические идеи" в принципе порочны, и допускаю, что только они одни и способны решить проблемы, стоящие перед человечеством, а прежние неудачи отнюдь не опровергают этого. Просто путь должен лежать не через принуждение, но через максимальную эффективность и... да, сознательность, как бы от этого слова ни воняло.
4. Так как "максимальная эффективность" в принципе возможна, и как раз сейчас впервые замаячила перед человечеством, то всё упирается в "сознательность". И вот тут, увы, нет совершенно никаких перспектив. :)
Вячеслав Потапов
Сергей Мурашовспасибо, я Вас понял, и где-то даже согласен :)
Вячеслав Потапов
Катерина Мурашовая могу рассказать, как это конец света представляю я.
Вот мы стали свидетелями ковида. Инфекция, немногим более сильная (пусть меня побьют тапками), нежели гонконгский грипп. И это мы еще, по моему скромному мнению, еще не дождались эквивалентных экономических последствий.
Если кратко, то цепочка выглядит так: отрицательные изменения в материальной жизни - изменения в экономике - экономический кризис - войны.
Надо заметить, что эта связка с положительной обратной связью, т.е. усиливает сама себя (войны ведут к изменениям в материальной жизни и т.д.).
Светлана  Горченко

Упорядочивать потребление надо по-любому и всей планетой.

производителям, потребителям...  Объединяться по возможности и двигаться в правильную сторону. Компьютерные игры запускать про спасение планеты от экокатастрофы.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Алексенко
Во второй заметке нашего климатического цикла (первую читайте здесь) речь пойдет о том, почему люди боятся климатических перемен, как они пугают ими друг друга и каких глупостей готовы наделать от страха
Алексей Алексенко
Эта заметка продолжает цикл «Как нам обустроить климат Земли» и повествует о том, как люди, радеющие о будущем планеты, ради благой цели могут слегка кривить душой
Алексей Алексенко
Пока человечество продолжает портить климат собственной планеты, одни ученые изучают климат, а другие — само человечество