Все новости
Колонка
Кто подставил Путина.

Почему власть больше не преследует авторов расследований о семье президента

11 Декабря 2020 12:45
Как хотите, а в Кремле явно творится что-то неладное. Вот уже третью неделю в российских СМИ полощут грязное белье семьи и друзей президента, журналисты заплыли за все буйки — и ничего не происходит. Как будто появился некто более могущественный, чем Путин, перед кем Кремлю остается только заискивающе улыбаться

Сначала издание «Проект» взрывает соцсети историей о предположительно слишком близкой знакомой самого Владимира Путина, осыпанной богатыми дарами от президентских друзей, да еще и чуть не в утвердительном ключе намекая на наличие у президента внебрачной дочери. Как на это реагирует Кремль? Ну, сказал Дмитрий Песков, «провокационная желтизна». И добавил: «Понятно, что будут появляться новые материалы и так далее, это нам известно, и ничего в этом особого нет». 

Нет так нет — через неделю портал «Важные истории» выпускает новый текст уже о признанной (вроде бы) дочери Путина Катерине. Ее мужу, то есть президентскому зятю, Кириллу Шамалову, как выясняется, за сущие копейки отписали после свадьбы пакет акций «Сибура» на несколько сотен миллионов долларов, а после развода — отобрали назад. Расследование изобилует практически нескрываемыми намеками на коррупционные схемы между друзьями и однокурсниками Шамалова, а что еще неприятнее — приводятся свидетельства совершенно купеческих трат молодоженов на обустройство семейного гнезда; причем купеческих буквально, потому что свадьбу они, оказывается, организовали в кустодиевском стиле, с потешными скоморохами и самоварами, в общем, чисто двор императрицы Анны Иоанновны, только ледяного дворца с карликами не хватало. 

Дмитрий Песков снова безмятежен: «Все это, как правило, иногда умелая, иногда нет подгонка разных слухов... Мы знаем более или менее, кто является организатором этой деятельности. Мы знаем, что эта работа будет продолжаться».

Иллюстрация: Paulo Buchinho/Getty Images

И ведь продолжилась. Еще через несколько дней — новое расследование, на этот раз о том, как подконтрольные старому другу Путина Юрию Ковальчуку структуры наживаются на платежах за ЖКУ. И ладно бы речь шла только о богатствах и разных крупных и мелких услугах, которые Ковальчук оказывает президенту — так нет ведь, обязательно нужно еще рассказать ворох сальных анекдотов о том, как один из богатейших людей страны поет в караоке, вылавливает у президента котлеты из тарелки и снабжает его низкопробными шутками. 

Что Песков? «Мы представляем, кто за этим стоит и оплачивает. Называть не будем. Цель понятная — дискредитация. Эффективность таких кампаний сомнительна», — отмахивается пресс-секретарь. И более того — утверждает, что все эти публикации самого Путина совсем не беспокоят.

Всего каких-то четыре года назад вышедший в РБК текст о фонде «Иннопрактика», руководимом дочерью Путина Катериной, взбесил Кремль не хуже, чем сейчас. Редакцию пришлось срочно разгонять, менять руководство. Тогда-то, на встрече нового начальства с коллективом, и появился знаменитый мем о «двойной сплошной», которую журналистам пересекать ни в коем случае нельзя. В пример приводились заметки именно о Катерине Тихоновой и Николае Шамалове.

И вот настало время, когда через «двойную сплошную» туда-сюда гуляют все кому не лень. Ее куда-то смыло, влезай — не убьет. За расследования о личной жизни членов президентской семьи редакции не травят Роскомнадзором, не репрессируют ни акционеров, ни сотрудников. Наоборот, авторов в Кремле как будто даже  подбадривают. Журналисты, пострадавшие когда-то за куда менее острые тексты, сейчас должны чувствовать себя примерно как фарцовщик, который в 1980-х сел за торговлю джинсами, а когда вышел, обнаружил, что джинсы уже продаются на каждом углу совершенно легально.

Что-то явно изменилось. Произошедшей перемене может найтись несколько разных объяснений. Например, собственные друзья и члены семьи президента могли сами обратиться к нему с просьбой перестать, наконец, их контролировать и опекать, потому что сколько можно, ну давно уже взрослые ведь люди-то, да и какая уже разница — никто ничего все равно не сделает. 

Или президент поднялся над действительностью в философические выси еще на один уровень и стал выше даже пересудов о собственных детях.

Нашему человеку очень сложно представить, что может существовать кто-то могущественнее Путина, практически невозможно

Более приземленная версия заключается в том, что Владимиру Путину попросту перестали докладывать о новых публикациях. Читает ли сам президент что-то в интернете, вопрос пока что дискуссионный: тот же Песков в последние годы регулярно утверждает, что вроде читает, но вот Алексей Венедиктов, например, рассказывает, в том числе со ссылкой на самого Путина, что нет, он пользуется дайджестами, которые ему готовят. Венедиктову, конечно, верится больше, потому что, если бы Путин читал новости сам, он бы, наверное, не облажался только что, комментируя дело Ивана Сафронова и назвав его уже осужденным, причем за действия периода работы в Роскосмосе, что прямо противоречит версии следствия (теперь следствию придется, видимо, попотеть, переворачивая все дело под новые вводные).

Ну и вообще, президент уже несколько месяцев пребывает где-то в бункере, то ли в Сочи, то ли в Подмосковье, а то и еще где-то — никто ведь не знает, сколько у него схронов по стране накопано, там, может, уже давно целый подземный мир, как у вьетнамских партизан. Какую информацию ему туда, в бункер, приносят, бог весть. Вполне могут решить, что нечего волновать человека, да и неудобно как-то признаваться, что у служб безопасности — прокол на проколе, никому не могут рот заткнуть. 

Наконец, разгадку можно поискать в постоянно повторяющемся рефрене Пескова о том, что в Кремле-де прекрасно знают, кто заказывает и оплачивает публикации.

Знают, но ничего с этим человеком или группой людей не могут сделать. Совсем не похоже на нашу власть, и вариантов здесь может быть всего два: либо заказчик — кто-то очень близкий, слишком близкий, чтобы с ним можно было поступить по-плохому, либо этот загадочный некто — кто-то более могущественный, чем Путин, перед которым остается только заискивающе улыбаться. 

Конечно, нашему человеку очень сложно представить, что может существовать кто-то могущественнее Путина, практически невозможно. Но ничего другого, кажется, не остается, вот только выяснить бы, кто это может быть, ну не Джозеф Байден же, в самом деле. Вот на днях с сенсационным заявлением выступил бывший глава космической программы Израиля Хаим Эшед, рассказал, что инопланетяне не только существуют, но и давно находятся среди нас и контактируют с властями США и Израиля — так может, это инопланетяне стараются? На планете Земля-то у Путина давно не осталось достойных соперников, вот разве только «Галактическая федерация» и годится на роль той силы, которая может безнаказанно над ним издеваться. 

Если мы не хотим верить в то, что Акела промахнулся и никакого заказчика в Кремле не знают, а просто у него больше нет сил контролировать, как раньше, свой ближайший периметр, в котором, похоже, выросла целая сеть информаторов оппозиционных СМИ, остается верить только в инопланетян.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Karolina Lievientsova

Последним предложением сказано все

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Какой была советская реклама, и зачем она была нужна в стране, где не было частной собственности, бизнеса и конкуренции? Рассказывает креативный директор агентства TRIKO Илья Калимулин
Константин Зарубин
В первое воскресенье декабря бесконечного 2020 года почти восемь полос «Дагенс нюхетер», одной из главных шведских газет, занимала Российская Федерация. Россия, более того, была на самом видном месте: разворот, состоящий из первой и последней полосы, покрывала фотография Батагайского кратера в Якутии. Специально для проекта «Сноб» писатель Константин Зарубин, живущий в Швеции, разбирает новый номер газеты и рассказывает, что в ней примечательного и интересного
Георгий Бовт
В России началась массовая вакцинация от коронавируса, однако говорить о том, что победа над китайской заразой близка, явно преждевременно. Стало также очевидно, что ставка на вакцину, которую делали российские власти в первой половине года, пока не срабатывает: произведенных препаратов слишком мало, чтобы оказать решающее воздействие и сдержать пандемию. По идее, в таких условиях, на фоне продолжающегося роста числа заболевших, надо менять тактику борьбы. Однако на этом пути, судя по всему, стоят политические преграды