Все новости
Колонка

Путин вернулся. С вакциной

15 Декабря 2020 11:10
Вакцина от коронавируса COVID-19, по идее, должна стать для имиджа президента таким же рейтинговым активом, каким сравнительно недавно послужил Крым. На сей раз не только в отдельно взятой России, но и бери выше — в мире

Он сказал вакцине: поехали

Усилиями массмедиа спасительное средство от коронованной заразы, можно сказать, через запятую стоит в ряду с фамилией нашего президента. 

Путин. «Выступаем с инициативой провести онлайн-конференцию высокого уровня с участием государств, заинтересованных в кооперации по созданию вакцин против коронавируса» («Известия»).

Путин. Предложил бесплатно предоставить российскую вакцину сотрудникам ООН («Лента. ру»).

Путин. Заявил, что в России произведено более 2 миллионов доз вакцины «Спутник V» (Блумберг).

Путин. Поручил начать масштабную вакцинацию от коронавируса (ТАСС).

И так до бесконечности: выступил, предложил, заявил, поручил, подарил…

Еще немного, и слово «вакцина» с фамилией «Путин» встанут в синонимический ряд. Как в свое время — Ленин и партия, если верить поэту.

Если верить нашим СМИ, то синонимический ряд Россия и Путин уже образовался. В этом, по крайней мере, твердо убежден спикер Госдумы Вячеслав Володин, а прочие члены парламента с ним согласны. Не против и вся «Единая Россия». И вся российская бюрократия сверху донизу.

Правда, как показывают последние замеры независимых социологических служб, уровень отождествления населения со своим национальным лидером заметно снизился. Все-таки падение доходов у большинства населения России, рост числа граждан, оказавшихся за чертой бедности, увеличившееся имущественное расслоение и прочее не поспособствовало популярности вождя. И не в тающем количестве его сторонников проблема. Проблема с качеством тающего количества.

Есть и еще один тревожный знак: падение доверия массовой аудитории президента к телевизору. В августе этого года «Левада-центр» ознакомил читателей РБК с отчетом, из коего следовало, что «четверть россиян потеряли доверие к телевидению за десять лет и стали меньше верить новостям об экономике и внешней политике».

Более того, на фоне упадка информационно-аналитического государственного вещания обозначился, как следует из того же отчета, «рост влияния интернета, социальных сетей и видеоблогов, а также повышение доверия к независимым СМИ».  

Конечно, ТВ всегда было едва ли не самой надежной несущей опорой властной вертикали. Без телевизора Путин — как Трамп без твиттера или как Зеленский без сериала «Слуга народа». 

В данном случае речь об инструментарии, посредством которого каждый из политиков в своей стране прокладывал себе дорогу к власти. Но одно дело — вскарабкаться на вершину пирамиды. Другое — удерживаться на ней сколько-нибудь продолжительное время с помощью только одного инструмента. 

Легко было Путину; он из фрагментов рухнувшей тоталитарной махины под названием «СССР» сконструировал более компактную и более пластичную модель авторитарного правления. 

В совершенно другой ситуации оказался Дональд Трамп, автократ по инстинкту и по убеждению. Ему пришлось сесть за руль отлаженной демократической машины, которая через четыре года выплюнула мистера Твиттера. Теперь он скандалит, истерит… Но эксперимент вживления автократии в систему развитой и глубоко эшелонированной демократии закончен. По крайне мере, на данный исторический момент.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Рейтинг для автократа 

Надо полагать и Путин долго не усидел бы в Кремле, если б не принял несколько превентивных мер.  

Первая: построил олигархов.

Вторая: взял под контроль федеральные телеканалы.

А спецслужбы, армия и флот сами поспешили взять под козырек.

За сим последовало преобразование незрелых демократических институтов в жесткие политические инструменты. Таковыми стали единая партия под названием «Единая Россия», двухпалатный парламент и судопроизводство.

Наконец, чтобы вся эта конструкция заработала, лидеру нации надо было себя превратить в инструмент неподсудной и несменяемой власти. То есть сотворить из себя  кумира, точнее — Отца нации. И не то чтобы произвести себя в сан нового Сталина. Довольно для начала стать его бледной тенью. Что, собственно, и было сделано. Президент дистанцировался от своей партии, от своего правительства. На первых порах — сугубо символически, а теперь и конституционно. 

Попутно замечу, что всенародное голосование за обнуление сроков Путина — это ведь не голосование. Это неконституционное возглашение. На латыни — аккламация. Была такая узаконенная форма одобрения тех или иных общественных инициатив у древних. Как в Спарте, так и в Риме. Теперь — в Российской Федерации, правда, слегка декорированная под привычный демократический формат.

Так или иначе, Путин в системе властных полномочий — нечто отдельное. Индикатор отдельности — рейтинг, который обязан быть высоким, но не абсурдно высоким, около 80% достаточно. Таков, видимо, стандарт для автократа, в который уложился и младший брат Путина — Александр Лукашенко. (Еще один синонимический ряд?)

Есть набор средств возгонки рейтинга для автократа. Не считая административного ресурса в центре и на местах, это: а) «Крымская весна», б) спорт высоких достижений, в) милитаризация массового сознания, г) происки Запада, д) каверзы «пятой колонны», ж) мифология Великой Отечественной войны. 

Вот только с ростом цен на базовые и небазовые продукты — загвоздка. Они резко подпрыгнули. Но это по недогляду исключительно правительства. Президент на удаленке спускает его членам указание укротить бенефициаров. Указание вежливое, но дающее понять телеаудитории, что он, президент, здесь ни при чем, что непослушные цены не его проблема.

Разумеется, самой коварной подножкой для президентского рейтинга стала эпидемия с последующей пандемией. Тут и празднование великой победы оказалось не в фокусе. В смысле, размазанным на несколько месяцев. И аккламация вышла неакцентированной. И уж очень резонансным случилось отравление «Новичком» российского Ланцелота. И не столько внутри страны, сколько за ее пределами.

Но тут на финишную прямую выбежало сразу несколько спасительных вакцин. Борьба с ковидом сразу приобрела спортивный характер. По некоторым показателям вперед вырвалась вакцина «Спутник V». Она скорее прочих зарегистрировалась, притом что не прошла все стадии испытания. Тогда-то к ней и присоединился наш президент, взявший на себя непростой труд коммивояжера и миссионера.

В медиапространстве картинка с президентом России, несущим человечеству животворящее лекарство, смотрится впечатляюще: вчера прослыл «отравителем», а сегодня объявился спасителем человеческой популяции.

Напоминает известную историю про неоднозначного персонажа. Тоже автократа. Он сжег предместья старинного города и половину жителей свел с ума чем-то ядовитым. Но жители города стерпели, свыклись, а однажды даже были ему искренне благодарны: когда городу грозила холера, он по просьбе главного городского врача дохнул своим огнем на озеро и вскипятил его. Весь город пил кипяченую воду и так спасся от эпидемии.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Юрий Богомолов
Вышедший в прокат художественный фильм «Доктор Лиза» ненароком и, скорее всего, не специально задел самолюбие государства, в котором мы уже давно живем. Героине удалось в реальности организовать вокруг себя зону человечности. Так появилось государство в государстве. Тогда на повестке дня обозначился вопрос о мирном их сосуществовании. Он остается в повестке дня спустя четыре года после гибели Елизаветы Глинки. И кажется еще более неразрешимым
Юрий Богомолов
Резонанс, вызванный публикацией интервью Навального в Der Spiegel, оказался необычайно раскатистым. Но то были буквы, а теперь в видеофильме Юрия Дудя нам явлен живым и ироничным тот, кто еще недавно балансировал на грани жизни и смерти. Рядом его жена Юля — деятельный свидетель драмы. Перед нами уже не одна только фабула отравления, но и ее проживание и ей сопереживание на фоне поединка человека с ветряными мельницами России, виновной, как стало известно, в смерти журналистки Славиной
Юрий Богомолов
Наши пропагандисты, борясь и побеждая братскую Украину в рамках останкинских ток-шоу, с некоторых пор обратили внимание на другую родственную страну — Белоруссию. Сначала с глубоким недоумением, глядя на массовые протесты, потом — с привычным рвением, надеясь возбудить недобрые чувства к протестующим