Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка

Снобский текст, или Приглашение к дискуссии

1 Января 2021 10:00
Колумнист «Сноба» Владислав Иноземцев подводит итоги десятилетия и приглашает коллег и читателей к дискуссии о будущем России

«Сноб» — прекрасное издание как по своей генеральной линии, так и по широте поднимаемых тем и подбору авторов. И название его просто требует написать что-то очень снобское, чего у меня все никак не выходило. И вот я, наконец, решился на этот необычный шаг

Каждый день мне приходится читать массу текстов, с которыми хочется согласиться. Я вообще некритично воспринимаю коллег и редко кого критикую — публично тем более. Но в нашу эпоху безвременья меня начала посещать странная мысль: люди говорят много и правильно, с ними хочется соглашаться — но в какой-то момент хочется из слов отфильтровать мысль. Да, свобода лучше, чем несвобода, Путин плох, экономика России слаба, без радикальных реформ стране не выжить, впереди эпохальные события — это все, наверное, так и есть, но что существует за пределами этих утверждений? Что мы узнали за последние годы? Что сказали нового? Насколько прогнозы оказались верными? И у меня возникла идея простого, но очень снобского челленджа — особенно уместного сегодня, в день начала нового десятилетия, когда можно подводить итоги и думать о будущем.

Заключается этот челлендж в пяти вопросах. 

1) Как вы определяете наступающий мир и в чем скорее всего будут состоять его главные парадоксы и противоречия? 
2) Почему Россия столь особенна, как она пришла к такому состоянию и что в наибольшей мере отличает ее от остального мира? 
3) Когда сформировалась нынешняя преемственность и может ли быть найден из нее эволюционный выход?
4) Какие конкретные прогнозы на относительно отдаленный срок вы давали и насколько верными они оказались?
5) Какой grand project вы предложили миру, если бы вдруг стали одним из самых авторитетных лидеров планетарного масштаба?

Я ни на минуту не сомневаюсь, что любой из уважаемых авторов «Сноба» сможет рассуждать на каждую из обозначенных тем часами, удерживая восхищенное внимание десятков слушателей и обнаружив их в печали, когда она или он закончит свою лекцию. Однако челлендж состоит в том, чтобы, во-первых, кратко сформулировать оригинальную — то есть показывающую именно ваш вклад в осмысление темы — точку зрения по каждому из вопросов; и, во-вторых, указать и документировать, когда именно вы к ней пришли. На рубеже второго и третьего десятилетий XXI века предлагается подвести некий итог вашего личного осмысления рубежа тысячелетий.

Иллюстрация: Louis Moeller/Wikimedia Commons

Для затравки я попробую представить некий драфт, исполненный на своем примере (с выводами из собственных книг и статей).

Итак:

1) Как вы определяете наступающий мир и в чем скорее всего будут состоять его главные парадоксы и противоречия?

На мой взгляд, сегодня мы присутствуем при становлении общества, отрицающего основы традиционного товарного хозяйства. Это общество я называю «постэкономическим», так как по мере изменения системы человеческой мотивации деятельность ради зарабатывания денег («труд») будет заменяться деятельностью, направленной на индивидуальное самовыражение («творчеством»). Новое общество окажется крайне разобщенным и будет сложно подвергаться организации («За пределами экономического общества», Москва, 1998 год).

Самой большой проблемой нового общества станет нарастающее материальное неравенство, которое перестанет быть несправедливым: создавая богатство своим интеллектом, без эксплуатации других, человек перестанет быть обязанным делиться с обществом («Расколотая цивилизация», Москва, 1999 год). При этом сложность социальных процессов потребует достаточной квалификации для принятия решений, что сделает невозможной всеобщую демократию, вырождающуюся во власть низшего класса (Cultural Contradictions of Democracy, The American Interest, 2012).

2) Почему Россия столь особенна, как она пришла к такому состоянию и что в наибольшей мере отличает ее от остального мира?

Россия — очень особенная страна, сформировавшаяся как империя до возникновения в ней национального государства; она всегда была фронтирным обществом, выступая окраиной византийской, монгольской и западноевропейской цивилизаций, что вызывало серьезный комплекс периферийности. Московия как центр первой консолидации создала типично колониальную империю, простершуюся до Тихого океана; в свою очередь эта империя, Россия, построила следующую через завоевания на западе и юге. «Матрешечная империя» стерла границы метрополии и колоний, породив смертный страх перед пространственной редукцией («Бесконечная империя», с А. Абаловым, Москва, 2020).

Как империя per se, Россия не видит своего достойного места в постимперском мире; она более всего хочет вернуться обратно, в привычный ей мир «концерта держав», территориальных захватов и права силы. А также пожизненной власти, бессловесных смердов, доминирования религиозного взгляда на мир. И, само собой разумеется, ко времени домостроя, бессловесных женщин, отсутствия «сексуальных девиаций» и всяких там «прав человека». Россия — не «неевропейская», а несовременная страна; она не идет «в сторону» от западного мира, а движется назад против общего тренда в эпоху ускоряющегося прогресса («Несовременная страна», Москва, 2018).

3) Когда сформировалась нынешняя преемственность и может ли быть найден из нее эволюционный выход?

Россия «легла» на нынешний путь в 1993 году с принятием имперской конституции, по сути денонсировавшей Федеративный договор («Что случилось с Россией? От скоротечной перестройки к нескончаемому путинизму», «Неприкосновенный запас», 2010). Все главные элементы путинской эпохи заложены в период правления Б. Ельцина (Why Putinism Arose, Journal of Democracy, 2017), а главным водоразделом конца ХХ века для России стал провал горбачевской попытки модернизации. Основой российского образа жизни нашего времени является предельный индивидуализм, который разрушает возможности коллективного действия и не дает демократии шанса укорениться (Russie, une société libre sous contrôle authoritaire, Le Monde diplomatique, 2010).

Россия не сможет развиваться эволюционно, так как ее политические и социальные особенности блокируют появление внутренней потребности в модернизации (Ist Russland Modernisierbar?, Transit, 2012), а рентная экономика гарантирует относительно беспроблемное существование на среднесрочную перспективу («Сибирское благословение», с В. Зубовым, Москва, 2013). В результате единственной опцией перехода к новой реальности становится неконтролируемое обрушение режима в ходе масштабного экономического коллапса («Как рухнет режим», Slon.ru, 2015), которое будет сопровождаться радикальной и стихийной сменой элит.

4) Какие конкретные прогнозы на относительно отдаленный срок вы давали и насколько верными они оказались?

Я бы отметил в качестве основных три:

а) Персоналистский режим В. Путина не предполагает развития по мексиканской или китайской модели; фашистская по своей концептуальной основе модель современного российского государства (Russia’s Fascist Regime?, The American Interest, 2017) требует возвращения ее создателя к власти, которое завершит эпоху «тандема» в 2012 году («Иноземцев vs. Павловский»,  The New Times, 2010) и запустит пожизненное правление В. Путина;

б) Экстенсивный экономический рост в России не может продолжаться после возврата к советским уровням ВВП и прекращения постоянного повышения цен на нефть — отсюда начиная с 2012–2013 годов страна неминуемо должна была вступить в период устойчивого хозяйственного упадка и непрекращающегося снижения уровня жизни («Тринадцатый год», «Московский комсомолец», 2013);

в) Инертное российское общество, не готовое к мобилизации, будет все дальше «проваливаться» в архаику и подчиняться правящей силовой олигархии («Пять причин, почему в России не будет демократии», Snob.ru, 2015), вследствие чего процесс перемен будет запущен уходом Путина из политики и власти  в конце 2020-х — начале 2030-х годов (La Russie en 2030, с Ю. Жучковой, La Revue internationale et stratégique, 2013).

5) Какой grand project вы предложили миру, если бы вдруг стали одним из самых авторитетных лидеров планетарного масштаба?

На мой взгляд, современный мир был создан экспансией единой по своей природе европейской цивилизации в разных направлениях (западноевропейцы направились в Северную и Центральную Америку, восточноевропейцы — в Сибирь и на Дальний Восток) («Европейский “центр” и его “окраины”»,  «Россия в глобальной политике», 2006). В результате сформировался исторически и культурно близкий «мировой Север», который в ХХ веке потерпел геополитическое поражение, уйдя с захваченного ранее «мирового Юга». Важнейшей задачей для политиков Америки, Европы и России было бы прекратить конфликты между их странами для экономической и политической консолидации в Северный Альянс, способный сдерживать претензии неевропейских обществ на геополитическое возвышение (Russia and America can reset relations by looking North, Financial Times, 2017).

Итак, это некоторые основные тезисы, к которым я пришел за последние 25 лет — и которые я (возможно, безосновательно) считаю своими достаточно оригинальными суждениями, опубликованными не вчера и порой удостаивавшимися заинтересованных дискуссий. Они, возможно, не формируют целостного мировоззрения (я остаюсь очень открытым к новым идеям человеком), однако задают некий контур, в котором я ощущаю себя комфортно и нахожу нужные мне для объяснения происходящего точки отсчета. Собственно, я хочу пригласить своих коллег, известных отечественных интеллектуалов, заполнить предложенную «матрицу» и накануне нового большого периода личной и российской истории коротко и ясно представить своим снобам-читателям своего рода добровольный «отчет о проделанной работе».

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
6 комментариев
Борис Аронштейн

Уважаемый Владислав,

Всегда с интересом читаю Ваши высокопрофессиональные политэкономические статьи и аналитические колонки. Поэтому с благодарностью принимаю Ваше приглашение поучаствовать  в заявленной Вами дискуссии, тем более, что все заявленные ею темы действительно носят хорошо выраженный концептуальный характер и высокую степень актуальности.

Тем не менее (прежде чем высказать свое суждение по некоторым затрагиваемым Вами темам), хотел бы сначала прояснить некоторую "несостыковку" между Вашим заключительном вопросом о "грандиозном проекте планетарного масштаба" и Вашем ответе на него: "Важнейшей задачей для политиков Америки, Европы и России было бы прекратить конфликты между их странами для экономической и политической консолидации в Северный Альянс, способный сдерживать претензии неевропейских обществ на геополитическое возвышение". Таким образом, в своем ответе Вы опять "низводите" планетарность этого заявленного Вами самими grand project до банального геополитического объединения "Севера" (которому Вы даже придумали название - "Северный альянс") c целью противодействия возможной геополитической экспансии "Юга". А где же здесь действительно планетарные масштабы данного проекта?

С уважением,

Борис Аронштейн, участник проекта "Сноб"

P. S.

Всю профессиональную информацию обо мне вы можете найти на моей личной страничке в "Снобе"

Светлана  Горченко
Уважаемый Владислав Леонидович!

Спасибо за приглашение к дискуссии, очень актуально!

1) Как вы определяете наступающий мир и в чем скорее всего будут состоять его главные парадоксы и противоречия? 

Главная особенность нарождающегося мира - его аномичность, то есть размывание действующих норм, «придумывание» вечных правил, подгонка прошлого под потребности сегодняшнего дня, «постправда» аж до появления сторонников «плоской Земли».

Это подсознательная реакция «большинства» на попытку «продвинутого меньшинства» задать общецивилизационные правила. Новый разлом. Не по противопоставлениям «богатые-бедные» или каким бы то ни было другим. Разделение по параметру «сторонники иерархичности - приверженцы внеиерархичности». С одной стороны - люди, для которых более значимо обладание врожденными признаками - расовыми, национальными, гендерными и т.п. С другой - те, кто оценивает не личность, а высказывания, действия: «тут человек прав, тут неправ».

Внеиерархичность развивает. От трайбализма к общечеловечности. Иерархичность заковывает в контуры «свой-чужой».

2) Почему Россия столь особенна, как она пришла к такому состоянию и что в наибольшей мере отличает ее от остального мира? 

Россия не «особеннее» прочих, у каждой активной страны или группы стран бывают периоды роста влиятельности на мировой арене и утраты такого влияния; иногда власть находит удачные ответы на вызовы времени, иногда нет.

Утрата имперского величия в ряде стран послужила ко благу народов бывших империй, несмотря на травматичность такого опыта.

Россия именно сейчас «в травме». Это пройдёт.

3) Когда сформировалась нынешняя преемственность и может ли быть найден из нее эволюционный выход?

Если говорить о России, то, нмв, прав Александр Янов, определивший точкой слома победу иосифлян над нестяжателями во времена Ивана Грозного.

Эволюционный выход, безусловно, будет найден, но есть опасение, что - не для всей России в ее нынешних границах одновременно. Может повториться ситуация, когда Прибалтика эволюционировала, некоторые южные окраины деградировали, остальные находятся в раздрае (шаг вперёд - два назад).

4) Какие конкретные прогнозы на относительно отдаленный срок вы давали и насколько верными они оказались?

Разве что в самом общем виде - по теме «Экология позитивных девиаций», при объяснении динамики проявлений отклоняющегося поведения. В канд. дисс., например (глава 2, 1992 г.)

5) Какой grand project вы предложили миру, если бы вдруг стали одним из самых авторитетных лидеров планетарного масштаба?

Мир без границ, без иерархий. Уходить от жесткой привязки к территориям (как от человеческих имманентностей). Размывать жесткие социальные конструкции новыми нормами.

Постепенно, образуя сообщества, создавая горизонтальные сети и заповедники для приверженцев того или иного образа жизни, при сохранении права на свободное перемещение. Собственно, это и само делается. Но - поддержать законодательно на международном уровне, просветительски - финансируя внеиерархические образовательные проекты.

Развивать этнопоселения, экопоселения при поддержке мирового сообщества. Путешествовать туда - виртуально и, когда можно будет, - вживую.

С уважением - Светлана Горченко, кандидат социологических наук, доцент
Светлана  Горченко
Я согласна, что противостояние Севера и Юга (создание Северного альянса) препятствует превращению "grand project" в общепланетарный.
Мне каждется, правильнее - вовлекать в общие проекты "северян" и "южан". При этом проекты должны быть нацелены на решение общих проблем: пандемия, экология и т.п.
Вячеслав Потапов

Владислав, спасибо за предоставленную возможность. Я намеренно не читал Ваши пункты, чтобы избежать влияния Вашего мнения.

Итак:

1) Как вы определяете наступающий мир и в чем скорее всего будут состоять его главные парадоксы и противоречия? 

Наступающий мир я определяю как "мир, когда человеческий разум столкнулся со своими пределами". Ранее прогресс мыслился как явление поступательное и линейное, с соответственно развивающимся человеческим интеллектом. Вспоминается концепция "гармонично развитой личности". Сейчас отдельный мозг при всем желании не может объять необъятного, и человек - либо узкий специалист с очень поверхностными знаниями в других областях, либо всезнайка, которй тем не мене не знает ни одного предмета глубоко. Т.е. либо вода в стакане, либо тот же стакан воды, пролитый на поверхность стола. Большие надежды возлагаются на ИИ, но уже сейчас, когда полноценного ИИ нет, мы видим (и я в т.ч. относительно себя), как человек деградирует, фактически сводясь к "интеллекту, который знает, какие кнопки нынче нужно нажимать". Возможно, будет каста "тех, кто знает", т.е. жрецов и их обслуги и остальных, для которых "солдат должен знать свой маневр".

Я очень бы хотел ошибиться в том, что написал выше.

Почему Россия столь особенна, как она пришла к такому состоянию и что в наибольшей мере отличает ее от остального мира? 

Вместо "Россия" можно было бы поставить "Руанда", "Китай", "Турция" и т.п. На мой взгляд, так кажется изнутри. Никому не хочется быть продуктом с конвейера.

Тем не мене отличия есть. Во-первых, это территории. Отличия от США и Китая - в наличии огромных территорий в неблагоприятной климатической зоне.  У Китая есть сходные проблемы с восточными районами, но нет такого, чтобы города как у нас Петропавловск, Владивосток, Новосибирск, в конце концов были бы разделены огромными безлюдными пространствами.

Очень часто называют русский менталитет. Это есть, но это не играет решающей роли - китайский, индийский и японский менталитет еще дальше от условного "западного", тем не менее мы видим общие закономерности общественного развития.

Мне не хочется рассуждать о таких вещах, как "начальстволюбие" и т.п., потому что это, хоть и есть, но в той или иной мере это есть или было везде.

На мой взгляд, техническое отставание сначала Руси, а потом России как было, так и осталось, ничего позорного в этом нет, на мой взгляд, просто отсталость техническая и общественная коррелируют - ничего нового, "бытие определяет".

3) Когда сформировалась нынешняя преемственность и может ли быть найден из нее эволюционный выход?

В эпоху Золотой Орды. Насчет выхода затрудняюсь ответить. Меня более волнует вопрос - дойдет ли до гражданской войны или внешней большой войны. И на эти вопросы у меня нет ответа.

4) Какие конкретные прогнозы на относительно отдаленный срок вы давали и насколько верными они оказались?

Прогнозист из меня никакой. Я отлично помню, как еще в институте завел тетрадочку "Мои прогнозы" и потом сличал. Результат неутешительный. Из наиболее явных провалов - я предполагал, что Фолклендский конфликт затянется надолго.

5) Какой grand project вы предложили миру, если бы вдруг стали одним из самых авторитетных лидеров планетарного масштаба?

Я отношусь к истории как к объективному процессу, признавая, однако, возможность коренного изменения в т.н. точках бифуркации. Тем не менее я полагаю, что попытки сдвинуть камень истории в этих точках в "нужном" направлении скорее всего приведут к обратному эффекту. В грандпрожектах недостатка нет (наиболее впечатляющий - сфера Дайсона, о которой все подзабыли). Я не верю в то, что можно "из головы" выдумать что-то сверхоригинальное и при том полезное. Вызовы известны.

Я бы предложил отбор талантливых детей и создание школ-интернатов для их воспитания, это давняя и частично уже реализованная (не в мировых масштабах) идея. Вот только что будут делать эти дети, когда выйдут в современный мир - мне не очень ясно.

 

 

Вячеслав Потапов
• Комментарий удален…
Борис Аронштейн
Снобский проект под названием "Россия"

Уважаемый Владислав,

Еще раз спасибо за приглашение к дискуссии. В ее рамках попытаюсь очертить свое видение будущего (краткосрочного) мировой и (более долгосрочного) российской цивилизации в своих ответах на Ваши вопросы:

1. Как можно определить наступающий мир и в чем скорее всего будут состоять его главные парадоксы и противоречия? 

В краткосрочном плане лицо наступающего мира будет определяться восстановлением (приспособлением) к жизни в позднековидную (постковидную) эпоху, основным противоречием которой станет противоречие между групповым вектором общественной эволюции человечества (заменившего внутривидовой и межвидовой вектор эволюции биологической) и необходимостью индивидуального бытия, определяемого, особенно в крупных городах, необходимостью реального и мнимого социального дистанцирования. Такое существование, уже, собственно говоря, начатое с появлением социальных (а, скорее, антисоциальных сетей), еще более ускорилось и окончательно оформилось такими элементами виртуального существования как Amazon (виртуальная торговля), Netflix и другие стриминговые платформы (медленная смерть общественных просмотров в кинотеатрах), Airbnb (полная трансформация общественного туризма в индивидуальный) и так далее.

В более долгосрочной перспективе основными вызывами и противоречиями мировой цивилизации станет все более не только экономический разрыв, но и социально-политическое противостояние государств с рентной экономикой, основанной на эксплуатации ресурсов в широком смысле этого слова - как природных (Россия, Саудовская Аравия и другие петроавтократии), так и человеческих (Китай) и государствами, сделавшими ставку на человеческий капитал (Западная Европа, Канада и другие). Если символами первой группы стран стала realpolitik девятнадцатого века (территориальные притязания, авторитаризм, национальная исключительность и закрытость), то символами второй группы - общественный консенсус двадцать первого века (свободное перемещение людей и идей, преследование общечеловеческих  интересов и откоытость). В этой категоризации, однако, могут быть отдельные флуктуации, как например "изоляционистский популизм" Америки Дональда Трампа или "брекзит" "Соединенного" (теперь в свете трений Англии и Шотландии) Королевства Бориса Джонсона. 

2. Почему Россия столь особенна, как она пришла к такому состоянию и что в наибольшей мере отличает ее от остального мира? 

Я думаю, что "особенность" России (в смысле ее существенных отличий от основного мира) представляется более надуманной и отчасти когнитивно имплантированной в наше сознание великой русской литературой ("Умом Россию не понять" - Ф. Тютчев; "Таинственно созданная из блеска и дымки твоих облаков" - В. Набоков; "Россия - страна казенная" - А. Чехов).

На самом деле еще в пресловутом 1913 году (с которым до сих пор сравнивали советские и постсоветские власти свои нынешние "успехи") Россия при всем ее патриархально-самодержавном укладе вполне себе быстро и эффективно встраивалась в мировое сообщество, и, если бы не трагические события Первой мировой войны и последующего государственного переворота (ныне опять называемого революцией), этот процесс стал бы необратимым.

В настоящее время России свойственно не индивидуальное отличие от всего остального мира, а групповое отличие в составе государств - петроавтократий с рентной экономикой от демократических государств второй группы с экономикой высокодиверсифицированной и технологической со всеми последствиями этих различий на общественно-политическую сферу.

3. Когда сформировалась нынешняя преемственность и может ли быть найден из нее эволюционный выход?

Нынешняя преемственность общественно-политического устройства в России сформировалась не вчера и не позавчера (а примерно пятьсот-шестьсот лет назад после ставшего необратимым возвышения Княжества Московского и превращением России в современную империю) хотя в нынешнем виде (петроавтократии) она существую не более двадцати лет (самодержавие и большевизм, как ни странно, формировали очень похожую с нынешним режимом политическую надстройку на совершенно разном экономическом фундаменте).

Эволюционный же выход из этого тупика я вижу в постепенном "вытаскивании" рентной табуретки из-под задницы нынешнего правящего класса. Переход на "зеленую энергетику" вообще и  возобновляемые источники энергии в частности должен, по моему мнению, завершить тот процесс, который был начат в середине 80-х годов двадцатого века, когда одним из существенных фактров, предопределивших распад СССР, стало драматическое падение цен на нефть.

4. Какие конкретные прогнозы на относительно отдаленный срок вы давали и насколько верными они оказались?

Прогнозист из меня оказался "смешанным". Когда в 1989 году я эмигрировал из СССР, мне представлялась его незыблемость на очень долгое, неопределенно долгое время. С другой стороны, встречая в компании друзей Новогоднюю ночь 1999-2000 годов и самоотречение Ельцина, а затем наблюдая принятие новой российской Конституции, я (поскольку все это уже проходил в СССР) предсказал довольно точно то состояние России, как государства, в котором она сейчас и пребывает.

5. Какой grand project вы предложили миру, если бы вдруг стали одним из самых авторитетных лидеров планетарного масштаба?

Для меня, как человека, отдавшего львиную долю жизни работе в энергетической области, этот вопрос самый простой, и на него я уже, собственно говоря, уже ответил в той или иной степени выше. Настоящий "планетарный" по своим последствиям на все мировое человечество проект - это как можно более ускоренный переход на зеленую, возобновляемую энергетику.

 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Владислав Иноземцев
Пандемия выявила неготовность многих стран, в том числе и самых развитых, противостоять масштабным вызовам. Но ставит ли это под сомнение перспективы их общественно-политического устройства?
Геворг Мирзаян
Сторонники версии о попытке убийства Алексея Навального используют хитрый пропагандистский трюк. Они пытаются отождествить доказанную слежку с теорией об отравлении. И чем тогда они отличаются от кремлевских пропагандистов?
Михаил Шевчук
Стоит государство российское, не шевельнется — ФСБ за кем надо присматривает, пускай иногда и не очень умело, президент, как всегда, так же неумело интригует со следующим президентским своим сроком. Владимир Путин должен изображать константу нашей государственности, и он ее более-менее успешно изображает, хотя неожиданные признания между строк иногда все же пробиваются