Все новости
Колонка

Америка, ты одурела! Должны ли победители мстить побежденным

15 Января 2021 13:44
Если посмотреть на последние американские события через призму российской политики 1990-х, то вопрос о том, как должен выглядеть диалог победителей и побежденных, приобретает новую актуальность

Дональд Трамп все испортил. Казалось бы, ну уступил, так и проигрывай достойно. Альберт Гор проиграл Джорджу Бушу — младшему в 2000 году, и тоже ведь подсчет голосов вышел крайне скандальным, но ничего, проглотил, поздравил оппонента с победой. Ничего страшного не случилось.

А теперь покатился снежный ком: сторонники Трампа, вдохновленные своим кумиром, врываются в Капитолий, затем крупнейшие социальные сети блокируют аккаунты президента, лишая его возможности выступать перед сторонниками; республиканцы смяты и в панике бегут в другие соцсети основывать там свои колонии.

Вот не преследовали бы в свое время английские и французские короли протестантов, так и не бежали бы они в Новый Свет, и не было бы множества кровопролитных войн. А так получается примерно то же самое — люди бьются за право исповедовать свою веру, политическую в данном случае. Хотя и они, и их гонители могут при этом показаться наблюдателям просто полоумными. О чем вообще спор-то?

Ведь это демократы, модернисты учили — каждое мнение имеет право на существование, во всем можно сомневаться. Важна не столько идея сама по себе, сколько вера в нее — она и делает идею истинной. Поэтому в наши дни новые «джордано бруно» доказывают, что Земля плоская, и считаются при этом не дураками, а носителями альтернативного мнения, чуть ли не мучениками, которых преследует закостенелая инквизиция «круглоземельщиков». Усомниться в чистоте выборов на этом фоне и вовсе нормальная вещь.

Америка как раз и стала в ходе своей истории для всего мира местом, где можно было исповедовать что угодно. Всякий раз, когда в той или иной стране начиналась очередная принципиальная идеологическая битва, интеллигенция вздыхала: а вот есть же страна, где мирно уживаются и традиционалисты, и сторонники прогресса. Просто они договорились о единых правилах, и хоть на каждых выборах население страны делится практически ровно пополам, правил этих никто не нарушает, потому что сегодня ты проиграл, а всего через четыре года выиграл. Был, конечно, и у них маккартизм, но он самоликвидировался.

Не репрессируешь ты, значит, не репрессируют и тебя, а ценности более-менее общие: стабильность и благополучие граждан. Страна победившего политического гомеостаза сломалась, когда выяснилось, что правила допускают не просто существование альтернативных политактивистов, а их приход к настоящей власти. Демократы оценили это как «лазейку» в правилах, которой воспользовались недобросовестные популисты. 

Осколки борьбы за демократию разлетаются в разные стороны — бывшего советника Путина, а ныне одного из самых исправных борцов с режимом Андрея Илларионова уволили из института Катона, по сути, за публичную поддержку Трампа и трампистов.

Самое необычное — видеть американское общество в роли ведомых, а не ведущих. «Россия, ты одурела!» — воскликнул писатель Юрий Карякин в 1993 году после того, как на выборах в Госдуму неожиданно для всех победила ЛДПР. Ровно к такому по смыслу восклицанию свелась реакция демократической Америки на победу Трампа в 2016-м.

Фото: Bekky Bekks/Unsplash

Трамп — это ведь совсем не Путин, если уж сравнивать. Это Жириновский с вкраплениями Зюганова. Мы же все это проходили, и столкновение двух мировоззрений тоже наблюдали относительно недавно, сначала в 1991-м, затем в 1993-м. Сторонники Трампа захватывали Капитолий ради спасения демократии — такой, как они ее понимали, — но оказалось, что так нельзя; теперь все обсуждают, можно ли во имя демократии банить Дональда Трампа в Twitter и Facebook. А в прямом эфире CNN расстреливать парламент из танков во имя той же демократии можно было? 

Кто сеет ветер, пожнет бурю. Именно после того противостояния, поддержанного большинством, в России сложился суперпрезидентский режим, обусловивший через 20 лет всесилие Владимира Путина и, как следствие, консервативный реванш. 

Борис Ельцин запретил КПСС сразу после попытки переворота ГКЧП. Точнее, приостановил ее деятельность, борясь с тоталитарным прошлым, — и она вскоре возродилась в виде КПРФ. Партию-то запретить можно, а коммунистов куда девать? Соцсетей еще не существовало, вместо этого негодующие левые выходили на площади многотысячными толпами. «Тоталитарное прошлое» было побеждено, но помирать упорно не желало. На выборах-1996 лидер КПРФ Геннадий Зюганов признал поражение, зато все 90-е россияне продвигали кандидатов компартии в думское большинство и губернаторы регионов «красного пояса». 

Президент-демократ и консервативный парламент — все у нас было как в Америке, а теперь в Америке как у нас. Республиканские конгрессмены жалуются, что блокировка популярной у консерваторов соцсети Parler в Amazon, Google и AppStore лишила их возможности общаться с избирателями, а демократические СМИ издевательски возражают: никто никого ничего не лишал, ведь есть электронная почта или бумажные письма. Это смутно напоминает российское «оппозиционерам никто не блокирует доступ к телеэфиру — есть равные для всех официальные предвыборные дебаты». Все по закону — только законы пишут правящие круги.

Ельцин в итоге, по большому счету, не стал мстить коммунистам. Правильно он поступил или нет, мы не знаем. Есть люди, которые считают, что корень многих бед России кроется в том, что не были в начале 1990-х проведены декоммунизация и люстрация. Точка зрения аргументированная, но вот в Польше люстрация была, а сейчас там у власти ультраправые, которые запрещают аборты и устраняют независимость судов. А пример Украины (может статься, в недалеком будущем и США) показывает, что иногда процесс одностороннего пересмотра ценностей приводит к неразрешимому противоречию — части общества просто отказываются жить друг с другом в одном государстве.

Демократия в России в 1990-х все же была не предметом консенсуса, а вынужденно сложившейся ситуацией, следствием общего бессилия властей. Результат этого опыта по разным причинам не удовлетворяет ни консерваторов, ни современных либералов. 

Но и позитивный пример жизни в условиях хронического мировоззренческого конфликта, который демонстрировали США, поставлен под сомнение и будет заново проверяться еще как минимум несколько лет. Результат важен для всего мира и, в частности, для России: вопрос о том, как должен выглядеть идеальный диалог между победившими и проигравшими политиками, здесь, в стране, все еще не забывшей об опыте революции 1917 года, тем более не закрыт.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Навальный поддержал Дональда Трампа в споре с «Твиттером». Накануне возвращения в Россию он вновь доказал, что мыслит независимо и не боится спорить даже со сторонниками
Асхад Бзегежев
Алексей Навальный объявил о своем возвращении в Россию из Германии. Он должен прилететь в Москву рейсом…
Сооснователь архитектурного бюро «СПИЧ», член Союза немецких архитекторов (BDA), лауреат Европейской премии в области архитектуры Сергей Чобан во многом отвечает за облик современной Москвы. Среди его самых известных проектов — башня «Федерация», реконструкция Большой спортивной арены «Лужники», многофункциональный квартал «ВТБ Арена Парк» и постройки в квартале «Зиларт». «Сноб» поговорил с Сергеем о вертикальном росте городов, преимуществах башен и редевелопменте промышленных территорий