Все новости
Колонка

Масоны и тамплиеры русской оппозиции. Что объединяет Гайдаровский форум и Алексея Навального

20 Января 2021 11:43
В Москве завершился Гайдаровский форум, посвященный жизни после пандемии. А через два дня после его окончания в Москву прилетел оппозиционер Алексей Навальный, на которого некоторые другие отчаянные оппозиционеры возлагают надежды как на лидера «России после Путина». Что-то эти два события почти неуловимо, но сроднило

Создалось впечатление, что Гайдаровский форум в этом году прошел как-то чуть более кулуарно. И не только потому, что пандемия на дворе, а онлайн-формат не так «зажигает» высокопоставленную тусовку. И не только потому, что руководство традиционного соорганизатора форума в лице РАНХиГС сейчас беспокоят следователи и уголовные дела, что уже повлекло слухи о возможной смене руководства академии. Просто как-то актуальность либерального экономического визионерства в целом подувяла. Сколько можно, в самом деле, говорить и предлагать из года в год одно и то же, когда страна под неизменным лидерством следует неизменному курсу по технократическому эволюционному улучшению реальности мало-помалу. Но так — и только так! — чтобы не нарушить общественную стабильность. Которая в России, как известно, если пропадет, то потом не соберешь и не склеишь за один год.

Форум по-прежнему почитают своим вниманием статусные лица. Хотя в этот раз, кажется, большее число, чем обычно, министерств были представлены замами, а не главными начальниками. Статусные лица посетили нынче форум не столько даже чтобы подискутировать между собой, представляя разные течения государственной и окологосударственной мысли (иных и не могло быть представлено), а чтобы просто «продемонстрировать флаг» и сделать заявления от себя для прессы и заинтересованной части номенклатурной общественности. 

Так, глава ЦБ Эльвира Набиуллина сообщила, что Банк России относится с осторожностью к проводимой рядом стран политике отрицательных ставок, скупки активов и «бесконечного дефицита». И с ней тут же согласился министр финансов Антон Силуанов: мол, многие страны чересчур легко относились к нетрадиционным инструментам — «увеличивали долг, глобальный долг государственный 100% ВВП, когда вы такое видели? Увеличили долги, дефициты бюджета. И им действительно будет крайне сложно выйти из этой ситуации». Значит, не будет у нас никакого «количественного смягчения». Не наш это путь — смягчать. Собственно, мы и не ждали. А вот новых налогов и поборов как раз ждем, во имя священной коровы бездефицитного бюджета (к нему все время стремятся наши власти), — и наверняка дождемся.

Минцифры пообещало запустить эксперимент по использованию мобильного приложения вместо водительских прав. Минэкономики порассуждало устами замминистра Полины Крючковой на тему «неравномерного роста заработных плат», при котором в более выгодном положении окажутся сотрудники крупных компаний и занятые в инновационных отраслях экономики. Экая сенсация! 

Дебютант форума вице-премьер по строительству Марат Хуснуллин вновь пообещал сокращение согласительных процедур. Трудно припомнить, какое это уже по счету подобное обещание. Но вот именно Хуснуллин и именно на Гайдаровском форуме еще такого не говорил. Кое-что и сделано: было инициировано 70 поправок в 15 федеральных законов, рассказал Хуснуллин. Задачу сократить на год процесс от появления идеи до сдачи объекта вроде получается выполнить. Уже хорошо.

Собственно, это почти все сколь-либо значимые заявления, сделанные на форуме. Ни одно из них (даже со стороны главы ЦБ) не всколыхнуло отечественные рынки, ни на одно не обратили внимания зарубежные инвесторы. Все были либо ожидаемыми (например, о сохранении ключевой ставки ЦБ), либо второстепенными, вполне укладывающимися в русло политики постепенных технократических улучшений без того, чтобы трогать политическую сферу и реформировать то, что называется общественными институтами. Слово «реформа» само теперь, кажется, под запретом.

И даже глава Счетной палаты Алексей Кудрин (он еще употребляет всуе термин «институты»), которого предусмотрительно организаторы развели по разным площадкам с Набиуллиной, чтобы они ни о чем нечаянно не поспорили, был почти что «нежен» в своих заявлениях в адрес правительства Мишустина, притом что прежнее правительство он такой «нежностью» не баловал. Кудрин лишь добавил во в меру бодрое течение форума некоторого сдержанного и строго дозированного пессимизма. Заявив, например, что наступивший год не будет намного легче 2020-го. «Идет третья волна пандемии, и, возможно, она будет не слабее второй, как минимум, — сказал он, обращая внимание на происходящее в Европе. — Может быть и больше. Поэтому расслабиться не удастся». По его словам, в 2021 году России придется столкнуться с тем же осложнением пандемии, которое уже испытали европейские страны, что отразится на экономике. Также он отметил, что в России в конце 2020 года так и не возобновился экономический рост, вопреки ряду прогнозов. Почему-то сразу вспомнилась песня Семена Слепакова «Это был тяжелый год / Был он тяжелей, чем тот…» — и так каждый раз с каждым новым годом.

Посвящение в масоны Иллюстрация: Wikimedia Commons

В каком-то смысле символичной мне показалась одна из дискуссий, прошедшая онлайн в рамках Гайдаровского форума. Она называлась «Дефициты нашего времени: доверие, понимание, смысл». В ней приняли участие тот же Кудрин, а также кинорежиссер Авдотья Смирнова, предприниматель Рубен Варданян, директор Института когнитивных исследований СПбГУ Татьяна Черниговская, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Александр Архангельский, художественный руководитель, директор Академического Малого драматического театра Лев Додин и директор Школы антропологии будущего РАНХиГС Александр Асмолов.

Это был разговор высоких интеллектуалов о высоких материях. Сумеет ли разорванное противоречиями человечество найти точки опоры в погоне за завтрашним днем? Чем оборачиваются для общества лучшие рецепты достижения счастья, если они исходят из уст, не заслуживающих доверия? И так далее. «Попутно» выяснилось, что доверие как общественное явление в нашей стране — в опасности. Его нет практически нигде, кроме как в благотворительной среде (Смирнова). Одним из признаков этого тотального всех ко всем недоверия является то, что в России около 2 млн человек заняты охранными услугами (Варданян). Общество испытывает глубочайший кризис доверия к экспертизе, в том числе научной и профессиональной. И в этой связи пора уже интеллектуалам (круг может быть чуть шире, но ненамного) «формировать свою параллельную реальность» наподобие тамплиеров или масонов, базирующуюся на уважении к научным знаниям, квалификации, экспертизе в условиях, когда антиэлитистские тенденции (это очень мягкое определение, мне кажется) такое уважение все сильнее разрушают (Смирнова со ссылкой на режиссера Кирилла Серебренникова).

Похоже, что судьба прежних (а возможно, и потенциальных, будущих) реформаторов на долгое время — это лишь вот такие высокоинтеллектуальные дискуссии в рамках «кружков тамплиеров» или «масонов», члены которых даже не имеют ни малейшей надежды на то, что их в обозримом будущем услышат широкие народные массы или высокие правители, которые, одумавшись и поддавшись соблазну наладить в стране «просвещенный авторитаризм», позовут постоять неподалеку от заветных рычагов управления, чтобы реализовывать свои идеи. Похоже, что не услышат и не позовут.

И тут в такую вот Россию решил вернуться Алексей Навальный. Именно этот факт как раз, кажется, оказался способным повлиять (и еще будет влиять) как на российские рынки, так и на отношение к стране зарубежных инвесторов. Поскольку в ответ на арест оппозиционера на 30 суток (пока на 30) вновь увеличивается угроза введения новых санкций против нашей страны. Однако при этом создается впечатление, что «фактор Навального» остается предметом общения, а точнее сказать, препирательств между Москвой и Западом, но гораздо в меньшей степени фактором внутренней политики в самой России. Хотя в аэропорт встречать Навального и пришли несколько сотен человек (после чего борт был перенаправлен в другой аэропорт), а к зданию выездного суда в Химках (суд состоялся в помещении химкинского УМВД) пришли десятки сочувствующих, волны массовых протестов пока эти события не подняли. Как ранее не подняло протесты и его отравление. 

Навальный решил вернуться, пренебрегши теми недвусмысленными «сигналами», которые ему были посланы российскими властями и которые вполне однозначно свидетельствовали об угрозе лишения свободы. Он как бы сошел с трапа самолета авиакомпании «Победа» с высоко поднятым «средним пальцем», адресованным режиму. «Правильные пацаны» такие вызовы не оставляют без ответа. Он и воспоследовал.

Между тем нельзя не заметить, что помимо «среднего пальца» и обещаний проводить в России новые антикоррупционные расследования программно-идейный багаж оппозиционера за последние месяцы не сильно пополнился. Вернее, он совсем не пополнился. Он вернулся без программы действий, без идеологии и без намеков на формирование сколь-либо широкой оппозиционной коалиции. В этом плане он годится на роль еще одного то ли «тамплиера», то ли «масона». Только одинокого и очень гордого. А шибко гордых у нас начальство не любит. Как и шибко умных. Они не востребованы и в обществе на массовом уровне. Не те нынче времена.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Алексей Навальный бросил вызов Кремлю. Теперь он должен запастись терпением. В ближайшее время ситуация будет складываться не в его пользу
Геворг Мирзаян
17 января Алексей Навальный, как и обещал, вернулся в Россию на борту авиакомпании «Победа». Правда, насладиться свободным московским воздухом ему не удалось — «берлинского пациента» взяли на таможне и отправили под стражу до суда. Однако повода для торжества у властей нет, ведь при задержании Навального Кремль совершил две очень серьезные ошибки. И речь не о самом задержании, а о том, на каком основании и в каких условиях оно было сделано
Алексей Навальный вместе с женой Юлией вернулся в Россию. Самолет авиакомпании «Победа», на котором летел политик, приземлился в «Шереметьево», хотя должен был сесть во «Внуково», где в воскресенье вечером, по оценке «Белого счетчика», собралось около двух тысяч сторонников оппозиционера. За происходящем в аэропорту следил фотокорреспондент «Сноба» Владимир Яроцкий