Все новости
Колонка

Похороны памяти. Что скрывается за предложением Росатома установить фигуры Берии на ВДНХ

21 Января 2021 14:00
Нужно ли увековечивать память палачей, даже если они и были «эффективными менеджерами»? Этот вопрос вновь всколыхнул общество после недавней инициативы одной могущественной госкорпорации

Фабула читателям известна. Росатом заказал две силиконовые фигуры Лаврентия Берии, предполагая установить их на своей экспозиции на ВДНХ. Из истории Берию не выкинешь, сказали в Росатоме. Атомным проектом руководил именно он. Потом, правда, Росатом все опроверг — Берию, мол, ставить не будем. А зачем тогда заказывали? Использовать в качестве переходящего приза лучшим менеджерам? По опыту жизни можно сказать — это гипотеза, — что собирались поставить, потом поняли, что будет слишком много шуму, а зачем такой PR руководителям Росатома? Но предполагаю, что, в конце концов, тихонечко поставят. Не потому, что он руководил атомным проектом, а потому, что это в тренде.

В стране уже несколько памятников Сталину, памятник Грозному, в химкинском отделении полиции, как после суда над Навальным все теперь знают, — портрет Генриха Ягоды. Нет, никакой пропаганды, помилуйте. Но это же наша история, мы же не можем выкидывать из нее тех, кто нам не нравится. И стоит же у Вестминстера памятник Кромвелю, а он точно не вегетарианец был. Да и Наполеон, покоящийся в центре Парижа, сколько людей погубил, но любим мы его не за это.

Историю свою помнить надо. Но в сознании людей и народа не может быть одновременно представлено все. История, как карта туриста, авторы которой выделяют на ней важные с их точки зрения места, в остальном предлагая довольствоваться просто планом улиц. Искажения и лакуны неизбежны, но иначе карта Англии будет размером с Англию, а на карте Парижа вы не найдете Нотр-Дам. 

А какие именно памятники будут на карте, зависит от настроя ее публикаторов. Можно утыкать карты Москвы и Питера «ленинскими местами», при этом не останется пространства, допустим, Достоевскому или Толстому. А можно, наоборот, сделать вид, что никакого Ленина и не было, а Смольный — лишь Институт благородных девиц и ничего больше. 

Портрет Лаврентия Берии Фото: Mondadori Portfolio by Getty Images

Топонимика и памятники — это воплощенный в металле и камне учебник истории. Вряд ли при его написании можно совсем избавиться от произвола. Но можно посмотреть, как до нас решался вопрос сохранения памяти палачей, ставших неотъемлемой частью истории страны? 

В 1862 году в Великом Новгороде был открыт памятник «Тысячелетие России». Среди 109 фигур, символизирующих русскую историю, не нашлось места Ивану Грозному, хотя представлены деятели его царствования. Характерно, что споров о том, надо ли ставить на памятнике его фигуру, аналогичных тем, которые вспыхивали по другим кандидатурам, практически не было. Тогдашняя элита России была едина в том, что он не создавал, а разрушал, а значит, не может быть среди тех, кто сделал страну такой, какой она была на тот момент. Но из истории его никто не выкидывал: его правление изучалось в университетах и гимназиях, выходили книги, а главное — он оставался актуальным примером того, куда может завести деспотизм.

В Берлине в апреле 1945-го были жесточайшие бои за Рейхканцелярию, последнюю резиденцию Гитлера. Но вы не сможете посмотреть на это место или возложить цветы тем, кто погиб во время штурма — местонахождение Рейхсканцелярии неизвестно. Асфальт, новые дома и никаких мемориальных табличек. И нет ни улиц Гитлера или Геббельса, ни гербов Рейха на домах. Но есть так называемые Камни преткновения — вмурованные в асфальт таблички с именами живших здесь и убитых нацистами евреев (наш проект «Последнего адреса» и аналогичные проекты в других странах идут отсюда). А вот имена убийц на табличках не указаны, хотя они тоже часть истории — и страны, и, тем более, конкретных семей.

Проект «Последний адрес». Церемония установки таблички Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Немцы не забыли Гитлера. Подлинными памятниками ему и его периоду немецкой истории — памятниками в прямом смысле слова, гарантией от забвения — служат музеи на месте концлагерей, которые в обязательном порядке посещают немецкие школьники, страшный по силе Мемориал жертвам Холокоста в самом центре города или потрясающий Памятник сожженным книгам — пустые полки! 

Не знаю, кстати. Как они рассказывают историю каких-либо своих достижений, часть которых пришлась на 1933–1945 годы. Там ведь тоже все курировали члены их «Политбюро». Но как-то не верится, что в музее автопрома или, допустим, дорожного строительства можно наткнуться на портрет кого-либо из осужденных в Нюрнберге. 

А про Берию — так я не против. Только если сказать, что руководил он не напрямую атомным проектом, а лагерями и шарашками, в которых этот проект придумывался и реализовывался. Говорят, нужных для этой работы специалистов умышленно туда сажали — вроде как по комсомольской путевке на стройку. Если сказать, что народу было загублено столько-то, что проводились испытания на живых людях и так далее. И если спросить руководителей Росатома, не считают ли они, что для повышения эффективности и их надо бы посадить в шарашки — на дорогу времени не тратить, на всякие личные дела не отвлекаться. А еще если понятным языком объяснить посетителям экспозиции, что, как деспотизм Ивана Грозного вовсе не поднял страну, а отбросил ее назад, так и сталинские или бериевские паттерны менеджмента напрямую ответственны за то, что после отдельных прорывов наша страна неизбежно отставала и находится сейчас там, где находится. У них Илон Маск, а у нас Рогозин, у них высокие технологии и испытания сверхзвуковых поездов, а у нас в ближайшие десять лет во всех школах наверняка будут туалеты и, может быть, даже газ во всех деревнях. Ну, не во всех, в большинстве. И благодарить Лаврентия Павловича мы должны не только за атомную бомбу, но и за все это.

Но не будет этого. А будет статуя Берии и обычные разговоры, что да, конечно, были отдельные перегибы на местах, но зато — атомная бомба. А то, что это самое «зато» стирает, как сказал Бродский, грань между Добром и Злом, между Богом и Дьяволом, так что нам эти материи? Нам нужен рывок, и нет времени на раскачку.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Владислав Иноземцев
Почему недовольство властью не выливается и, скорее всего, не выльется в массовые протесты? Почему расследования команды Навального не находят иного отклика у сограждан, кроме разве что банального любопытства? Для того чтобы ответить на эти вопросы, следует проанализировать, как развивался режим все предыдущие годы и на каком этапе он находится сейчас
Геворг Мирзаян
17 января Алексей Навальный, как и обещал, вернулся в Россию на борту авиакомпании «Победа». Правда, насладиться свободным московским воздухом ему не удалось — «берлинского пациента» взяли на таможне и отправили под стражу до суда. Однако повода для торжества у властей нет, ведь при задержании Навального Кремль совершил две очень серьезные ошибки. И речь не о самом задержании, а о том, на каком основании и в каких условиях оно было сделано
Виктория Владимирова
Правда ли Путин строил дворец в Геленджике на свой вкус? Я представляю, что дело было так.