Все новости
Редакционный материал

Лазарева, Троицкий, Вырыпаев и Трескунов — о том, как попали в «список знакомых» Любови Соболь

На допросе юриста ФБК Любови Соболь следователи интересовались ее знакомствами с тремя десятками человек. В списке упоминаются не только активисты и политики, но и известные деятели культуры, которые ранее записали видео в поддержку Алексея Навального. Адвокат «Правозащиты Открытки» Сергей Бадамшин назвал людей из протокола «группой риска». «‎Сноб» поговорил с некоторыми из них
28 января 2021 16:45

В разговоре со «Снобом» драматург и режиссер Иван Вырыпаев заметил, что участники «списка» не призывали к насилию

«Я считаю, что этот список создали специально, чтобы людям [из списка] стало действительно страшно. Но паниковать не надо, хотя привлечь внимание общественности и стоит. Я боюсь не за себя, а за своих друзей. Я-то нахожусь в Польше — демократической стране. Вряд ли меня отсюда выдадут. Я не бежал из России и, если надо, всегда могу приехать [назад], когда разрешат авиасообщение. Мне тревожно за своих товарищей. Одно дело — мои активные выступления, а другое — Варя Шмыкова (актриса театра и кино. — Прим. ред.), которая просто плакала [на видео] и ни к чему не призывала. За что ее можно арестовать? Хочу всем напомнить, что даже призыв к ненасильственной смене власти не является преступлением. Иначе нельзя было бы ходить на выборы. В этой ситуации ни у меня, ни у кого другого из списка призыва к насилию нет. Это, конечно, психологическое давление. Трагично. Трагично, потому что мне не хочется быть эмигрантом, у меня папа там [в России]. Но что делать? Мы же все понимаем… Я понимаю, что разное может быть. Но если, не дай Бог, Варе Шмыковой или кому-то другому придет повестка в суд, то я активизируюсь на 200%. У меня есть друзья в Европе и в остальном мире — я призову все сообщество. Так что это может стать для них [власти] большой ошибкой и уже точно началом конца».

Журналист и музыкальный критик Артемий Троицкий отметил, что ему приятно быть в компании «смелой молодежи»

«Это [попадание в список] довольно забавно. Дело в том, что я живу в Эстонии и последний раз участвовал в акциях на территории России в июле-августе 2019 года, поэтому не очень понимаю, за что мне такая честь. Сам факт меня очень радует, я ознакомился с составом моих “сокамерников” — и, пожалуй, я там самый возрастной. В 65 лет приятно оказаться в компании веселой и смелой молодежи, типа группы Pussy Riot, симпатичных актеров и режиссеров. Чем это для меня обернется — не знаю, поскольку сам список очень загадочный. Одно дело, когда тебя обвиняют в чем-то конкретном (хотя, говоря про себя, честно, не представляю, в чем меня можно обвинить), а другое дело, когда ты оказываешься в каком-то туманном списке. Пожалуй, единственное, что мне можно вменить, — мои высказывания в соцсетях в духе солидарности с Алексеем Навальным и призывами его освободить. Можно ли к этому “прилепить” какую-то статью обвинения? Вообще можно делать что угодно, законов же много напринимали. Пока что это больше всего похоже на классический роман Франца Кафки “Процесс”, так что с интересом жду продолжения. Думаю, что этот список вообще может быть фейком или назидательным документом, мол: “Ребята, что-то вы нарываетесь. Если не остановитесь, то дело будет развиваться”».

Актер Семен Трескунов рассказал «‎Снобу», что после первого в его жизни похода на митинг ему стали поступать странные звонки‎

«За последнюю неделю мне несколько раз звонили очень странные люди, которые представлялись продюсерами и просили о личной встрече. При этом они ничего не сообщали ни о проекте, ни о людях, порекомендовавших меня. Откуда у них мой номер — не говорили. Номер, с которого они звонят, невозможно определить. Я отбиваю их в GetContact (приложение для определения неизвестных номеров. — Прим. ред.), а там стоят пометки “‎опасно”, “‎неизвестный”. Эти люди спрашивают мой адрес, причем под любыми предлогами, например: “Надо доставить документы. Напомните, пожалуйста, адрес”. ‎В директе [сообщениях в Instagram] многие пишут, мол, ну давай, расскажи еще раз, что ты там думаешь по этому [про Навального] поводу. Очевидно, что это какая-то провокационная волна. 

Я удивился, когда узнал, что оказался в “списке знакомых” Любови Соболь. Но в целом я предполагал, что у моих поступков будут последствия. О самом поступке [записи видео и походе на митинг] я не пожалел ни капли — даже наоборот. Это значит, что слышат, боятся, реагируют. Я списывался с Варей [Шмыковой], Сашей [Бортич] (актриса театра и кино. — Прим. ред.), спрашивал, есть ли у них адвокат. Они сказали, что есть, я ответил, что у меня теперь тоже.

Телеведущая и общественный деятель Татьяна Лазарева, к которой накануне акции в поддержку Навального приходила полиция, назвала нынешнее преследование оппозиции «трусостью»

«Никогда не любила быть в списках, но, попав в такой, ощущаю гордость. Еще раз повторю свою мысль. То, что я сделала, — не политика. Политика — это когда те, кто управляет страной, исправляют Конституцию и придумывают законы в угоду себе, но за наш счет. <...> Они [власть] даже не могут открыто сказать, что будут преследовать всех этих людей за поддержку Алексея Навального <...> нет, всем нам предъявлена статья 236 УК РФ “Нарушение санитарно-эпидемиологических правил”. Вот такие трусость и увиливание ужасно бесят и точно не добавляют уважения и доверия, уж простите».

Подготовили Кристина Боровикова, Асхад Бзегежев

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
«Сноб» поговорил с бывшей сотрудницей конной полиции Татьяной Зима о новом рекорде градуса ненависти и о том, почему насилия со стороны полицейских к участникам уличных акций становится с каждым годом все больше
Михаил Шевчук
Огромный дворец для личного проживания — идея сомнительная. В наши дни, если строишь такой дворец, надо в первую очередь задуматься над тем, кто в нем будет жить после тебя. Потому что здесь и может начаться самое интересное
Константин Эггерт
Объяснения Кремля по поводу фильма «Дворец для Путина» никого не убедят, ведь российская власть существует в собственном мире, из которого, похоже, нет выхода в мир обычных россиян