Все новости

Фото: Владимир Яроцкий

2-mneniya-1600-620.jpg

Фото: Владимир Яроцкий

Дмитрий Барченков

Почему поколение Z за Навального и против Богомолова? Отвечает главный зумер «Сноба»

Редакционный материал
Начало этого года стало временем очередного, но, кажется, небывалого водораздела. Каждый день мы ругаемся о том, стоит ли выходить на площадь, светить фонариками в небо, бояться «квир-социалистов» (кем бы они ни были) и, простите, «экопсихопатов», которые, по манифесту Богомолова, будто фашисты, не иначе. А также пытаемся решить уже, наконец, кричать или все-таки искать клитор. Почему все это только начало — рассуждает Дмитрий Барченков, обозреватель сериалов «Сноба» и профессиональный зумер
11 февраля 2021 19:07

Линия отречения образца 2021 года, хоть «новая этика» и осуждает эйджизм, на этот раз безусловно прошла по границе поколений. Что Навальный втягивает детей в политику, что режиссер Богомолов боится зумерского квир-триумфа.

А вам вообще не надоело слышать, что основной двигатель нынешнего протеста — ничего не понимающие в жизни школьники, «злые школьники с портативным динамиком» (как замечает в своем треке «Пусть они умрут» группа Anacondaz)? Мне надоело. Эти высказывания, во-первых, оскорбляют тех, кто уже годами пытается противостоять неумирающему режиму, миллениалов-оппозиционеров, а во-вторых, ущемляет молодых активистов, которые имеют свое сформировавшееся мнение и уже не совсем школьники. Если мы говорим о поколении Z, то его половина перешла границу 18+. Но не заметить того факта, что зумеры действительно выходят на улицы, нельзя. А значит, интересно разобраться, чем же нас так привлекают субботние и воскресные прогулки за свою свободу. 

Сегодня можно найти целый ряд научных и научно-популярных работ о поколении Z: от уже классической книги Жан Мари Твенж iGen о мировом феномене «до 16 и старше» до маркетинговых исследований потребностей зумеров конкретно в России. Иными словами, выписать черты поколения на данный момент стало занятием не самым трудным. Но, в контексте политизированности молодых, из тех характеристик, которые, анализируя американских зумеров, вывела уже упомянутая Твенж, обратим внимание на две. Это нежелание жить в категориях нормы, подчиняться стандартизации общества, о чем я рассказывал на летнем саммите зумеров. А также небывалый (в сравнении с другими поколениями) уровень эмпатии: нас действительно может растрогать, к примеру, тяжелое положение многих детей с особенностями, или стариков, которым в сегодняшней России живется совсем не просто. В сочетании этих двух черт, особенностей во многом и кроется политическая активность зумеров. Взять хотя бы небезызвестную Грету Тунберг, шведскую активистку, нашедшую в себе силы громко говорить о глобальной проблеме, несмотря на непонимание и давление старших. В своем знаменитом выступлении на саммите ООН девушка в слезах молила мир обратить внимание на климатическую катастрофу. А видные политики позже, в своих интервью, Тунберг жестко критиковали. Среди воспринявших Грету негативно был, понятное дело, и президент Владимир Путин. 

К слову, в России, где исследования о зумерах пока совсем уж единичны, казалось бы, говорить о поколенческих тенденциях сложнее, особенно учитывая то, что наша страна в целом по многим показателям отстает от, как бы выразились кремлевские бумеры, «иностранных партнеров», а как сказал бы уверенный в своей правоте Константин Богомолов — «загнивающей Европы». Но, несмотря на позиции государства в различных мировых рейтингов, российские зумеры практически не отстают от международных реалий. Стандартизация на полях Родины давит с особой силой. Ценности поколения, которое, к примеру, поддерживает ЛГБТК-сообщество, представителей которого почему-то называют «квир-социалистами», власть не только не разделяет, но даже не обладает достаточным понятийным аппаратом для их обсуждения — многие помнят феерическое высказывание Путина о «трансформерах». А политический застой (большая часть зумеров с рождения и по сей день вынуждена встречать Новый год вместе с одним и тем же человеком в телевизоре), очевидно, протестные настроения только подогревал: поколению Z, способному уже к двадцати годам занимать должности, которые старшими считаются серьёзными, или создавать настоящие шедевры искусства, необходима динамика. Ее-то российские реалии дать пока не могут. 

Причем сопротивление оказывается не только со стороны властей. Осенью я написал довольно скандальный текст об отношении поколения к сексу так, что именитые интеллектуалы не сдерживались в выражениях: писатель Владимир Гуриев публично высмеял цитаты оттуда, критик Антон Долин отреагировал с помощью эмоджи «ох», а журналист Михаил Козырев называл и вовсе «феерической ***** (ерундой. — Прим. ред.)». Если покопаться поглубже в фейсбук-обсуждениях этих или других людей примерно того же возраста, то с легкостью можно найти треды, где обсуждают, что в целом молодые — это выскочки, которые ничего не могут, время которых еще не пришло. Но правы ли эти интеллектуалы, если зумерские голоса все чаще оказывается в центре полемики, а наши лица все чаще мелькают на записях с камер наблюдений во время разных акций?

Справедливости ради, стоит заметить, что на прошлых протестах 2019 года бума участия зумеров еще не случилось. Цифры говорят, что пик активности приходился на группу 25–35 лет, то есть уже упомянутых миллениалов. Но сегодня у зумеров появилось два очевидных драйвера для выхода на улицы крупных городов.

Фото: Алексей Сапроненков

Начнем с окончательной победы интернета и соцсетей над другими каналами влияния. Это случилось во многом благодаря вырыванию пальмы первенства телеграм-каналами у остальных источников новостей и появлению не совсем понятной для властей сети TikTok. Если у кого-то из нас нет возможности высказывать свою позицию на уровне власти, где, помимо возрастных цензов, есть еще и пресловутый гейткипинг (действенное оружие пожилых и влиятельных мужчин), то без труда можно завести канал в телеграме или аккаунт в TikTok’е и общаться с многомиллионной аудиторией. Алгоритмы TikTok, в отличие от того же YouTube, охотно поддерживают новичков и доводят их очень часто социально активный контент до огромного числа пользователей. А уже известных блогеров сеть запросто может превратить в лидеров мнений — нельзя не вспомнить, к примеру, поддерживающую Алексея Навального Дину Саеву.

Второй же драйвер — это, конечно, фигура оппозиционера Алексея Навального. До событий последних месяцев многие зумеры воспринимали его как и было нужно тем самым гейткиперам — не как весомого политика, а, скорее, как успешного блогера. Но затем всплыла история с возможным отравлением и «звонком своему отравителю», а после Алексей самоотверженно вернулся на родину, где миллионы молодых были свидетелями целого ряда судов, невстраиваемых в зумерскую концепцию справедливости, а также личной драмы политика — его разъединения с семьей. При виде фото из Шереметьево, на котором Юлия и Алексей обнимаются, прощаясь на совершенно неопределенное время, то ли дни, то ли месяцы, то ли годы, нельзя не растрогаться. Здесь и стоит вспомнить о высочайшего уровня эмпатии. Зумерам важно уделять особое внимание проговариванию травм, внутренним трагедиям и душевному балансу. То есть всему, до чего власти по большому счету нет дела.

14 февраля, в День всех влюбленных, сторонники Навального решились на не совсем протестную акцию, скорее, на акцию солидарности — они попросили россиян выйти в свои дворы и направить в небо фонарики смартфонов. Критика последовала со всех сторон (что от власти, что от опытных оппозиционеров), но у меня, как и у многих зумеров, вопросов не возникло. В арсенале у поколения Z любовь и принятие, а не как видится старшим, агрессия и якобы непонимание сложных процессов, желание покричать. И подобное световое «мы пришли с миром» отвечает нашей, если хотите, идеологии, нашему желанию быть свободными и счастливыми. Мы этого добьемся, но добром и справедливостью, то есть не так, как привыкли те, кто сегодня всеми силами сжимает нам яйца. Пишет реакционные манифесты, защищая свое право на ненависть. И сажает за слово «клитор», то ли от испуга, то ли от незнания. 

Больше текстов о культуре и политике — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Дмитрий Барченков
В фокусе нового эпизода «Сериалы недели» — две мощнейшие квир-истории. Первая — про гей-комьюнити Лондона 1980-х, вторая — про внутренние травмы трансгендерной девушки. Рассказываем, почему их необходимо посмотреть
Дмитрий Барченков
Год заканчивается, но стриминговые сервисы все еще стреляют премьерами. В финальной битве сериалов «Сноба» в 2020-м киножурналист Дмитрий Барченков делится впечатлениями от новой адаптации романа Стивена Кинга «Противостояние», которого теперь, в ответ, должны хвалить сценаристы «Эпидемии» (ранее Кинг высоко оценил российский проект), а также рассказывает, зачем смотреть новогодний эпизод «Последнего министра» Романа Волобуева даже после нашумевшего звонка Алексея Навального своему отравителю
Дмитрий Барченков
Новый сериальный год начался со скандала. Проект «Бриджертоны» от Netflix стал проверкой российских зрителей на соответствие принципам новой этики. О ней, а также о легкой зарисовке от все того же Netflix про историю английского мата — новый выпуск битвы сериалов с Дмитрием Барченковым

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.