Все новости
Колонка

Диссидентское возражение эпохе Путина. Зачем сняли фильм про Алексея Кудрина

26 Февраля 2021 15:02
Документальный фильм «Крепость. Хроники российского кризиса», премьера которого состоялась на днях на видеосервисе «Старт», — панегирик Алексею Кудрину, но также и попытка напомнить об альтернативном взгляде на новейшую историю России от ее строителей — необычное для наших дней предложение поговорить о том, что либералы принесли все же меньше зла, чем большевики

Центральный персонаж трехсерийной ленты — бывший министр финансов, ныне глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Фильм вообще снят как бы по случаю его 60-летия, отмеченного, впрочем, еще в октябре, но для видеооткрытки от друзей лента, пожалуй, слишком масштабна, и поэтому во время просмотра не отпускает ощущение, что она предназначена для чего-то или кого-то еще.

Первый слой фильма, понятно, панегирик. Сложно ожидать чего-то другого от фильма, снятого друзьями и родственниками главного героя. В титрах авторы первым делом благодарят за поддержку Сбербанк, затем — клуб «418», закрытую организацию, созданную восемь лет назад супругой Алексея Кудрина Ириной. Естественно, и она, и глава Сбера Герман Греф — в числе основных рассказчиков былин о Кудрине наряду с Анатолием Чубайсом. Кроме них на экране появляются Дмитрий Медведев, Михаил Мишустин, Белла Златкис, Татьяна Нестеренко, Эльвира Набиуллина, старые кудринские товарищи еще по временам Ленсовета. Их роль — рассказывать о том, каким замечательным человеком и вдумчивым профессионалом всегда был и остается Кудрин, какими трудоголиками были все они.

Больше всего экранного времени досталось Чубайсу и Грефу, которые делятся воспоминаниями о совместной работе с Кудриным и работе вообще. Греф отвечает в этом дуэте за анекдоты, Чубайс — за пафос. Нередко они говорят шаблонными формулировками, как люди, привыкшие много лет рассказывать об одном и том же. «Мы оказались единственной командой, которая десять лет глубоко изучала и разрабатывала ответ, как реформировать советскую экономику», — вещает, например, Чубайс. То же самое почти дословно он написал несколько лет назад в предисловии к книге экономиста Сергея Васильева (который тоже ненадолго появляется в кадре) «Две жизни одного поколения. Записки экономиста эпохи трансформации», ее же не раз повторял в многочисленных интервью.

Ну а как еще отвечать на постоянные вопросы: «Как вы пришли к власти?» Все эти истории про встречу «на картошке» трех молодых экономистов, про бурные заседания Совета молодых ученых ИНЖЭКОНа и так далее, все тезисы о выборе между «чудовищно тяжелыми реформами» и гражданской войной, вставшем перед отважными реформаторами, давно известны. Они, можно сказать, уже составляют определенный канон, который остался пока невостребованным, но он есть, и повернись история чуть по-другому, этот канон, эти встречи и заседания, может статься, станут изучать в школах и вузах, как прогулку Огарева и Герцена на Воробьевых горах.

Фильм кажется элементом тихой, но настойчивой попытки ремифологизации эпохи перемен, куда, конечно же, задним числом вписываются новые герои, например, Владимир Путин. «Владимир Владимирович и Алексей Леонидович — те самые два человека, которые держали город пять лет, все на них держалось», — с гордостью на лице рассказывает Анатолий Чубайс, описывая Петербург начала 1990-х.

Известное дело, Сталин после того, как пришел к власти, стал главным творцом победы красных в Гражданской войне, Путин — через Кудрина — становится пока еще не главным, но одним из главных организаторов прорыва постсоветской России к капитализму, хотя как раз он в период работы в петербургской мэрии на слуху в городе вовсе не был. И когда герои фильма переходят уже к московскому периоду работы Алексея Кудрина, Путин продолжает витать над ними — он разруливает споры между Кудриным и Грефом, помогает им продавливать законы через еще своенравную Госдуму, постоянно показывает себя более мудрым руководителем, нежели они. Так в академической среде, бывает, нужно непременно включить в соавторы монографии научного руководителя, видного профессора, иначе труд не увидит свет, как бы хорош он ни был.

Название фильма «Крепость» тоже выбрано будто для реверанса патриотам — это же Кудрин обеспечил России финансовую независимость, рассчитался с госдолгом, придумал Стабфонд (конечно, под руководством Путина), то есть создал саму эту государственную крепость, в которой сейчас засели национал-консерваторы, а его минфин был ее донжоном.

Скриншот: Сайт видеосервиса START

Критики Алексея Кудрина в фильме нет, хотя могла бы быть. Авторы вообще избегают любых деликатных тем, не доведя повествование даже до отставки Кудрина после конфликта с Дмитрием Медведевым, и уж тем более — до его участия в оппозиционном митинге, не трогают его работу в Комитете гражданских инициатив, не вспоминают регулярные высказывания экс-министра о необходимости политических реформ. И эта осторожность вполне понятна, героев на всякий случай не хочется подставлять; фильм сделан явно не для того, чтобы провоцировать лишние споры.

1990-е — «черная дыра» российской истории; раз и навсегда заклейменные «лихими», они как бы заморожены в этом определении, будто не оттуда берет начало наша современность, включая и самого Путина. Многие из деятелей той поры еще в строю, более того, они входят в ареопаг, авторы показывают их — вот Кудрин, вот Греф, вот Дмитрий Козак, а вот, обратите внимание, и Путин рядом с ними; они могли ошибаться, им было очень трудно, но ведь они в итоге провели страну через все кризисы, на ходу сочинили наше новое государство и все его законы и правила. Разве Алексею Кудрину не присуждали званий лучшего министра финансов в мире за устойчивое прохождение Россией экономического кризиса 2008–2009 годов (этому посвящена вся третья серия)? Разве Греф не создал для россиян один из современнейших в мире банков? Разве не построили «либералы» одну из лучших налоговых систем? И разве могли они сделать все это, не закалившись тогда?

Фильм, так получилось, выглядит еще и почти диссидентским возражением сегодняшнему историко-политическому моменту. Вот в Москве устроили голосование на лучшую идею памятника с выбором между Феликсом Дзержинским и Александром Невским, отчего-то полагая, что мы всегда должны искать свое отражение только в какой-то глубокой старине. Но послушайте, если вы снова спорите о Дзержинском, если уже готовы пренебречь его кровавыми методами и утверждаете, что это «тоже наша история», то 1990-е — это тем более наша история. Может быть, уже настало время разобраться, поговорить и о них спокойно? Либералы 1990-х все-таки принесли меньше зла, чем большевики.

Даже если вы ненавидите Ельцина, ведь были еще и такие люди, как Кудрин, человек, уже в путинскую эпоху феноменальным образом добившийся уважения и в Кремле, и у оппозиции, умудрившийся ходить на митинги, оставаясь соратником и советчиком президента, — давайте он станет символом примирения, как бы намекают нам авторы фильма. Если не Путин и не Навальный, то почему бы не он? Оставьте Лубянскую площадь в покое, может быть, когда-нибудь там поставят памятник Кудрину.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Николаевич
Эти слова могли бы стать девизом нового музея Иосифа Бродского «Полторы комнаты», создатели которого решительно отказались от привычных музейных форматов и канонов. По практически пустым комнатам знаменитого дома Мурузи в восхищении бродил Сергей Николаевич
Маша Слоним
О британской кухне в 70-е годы прошлого века советский человек мог сказать только одно: это не Рио-де-Жанейро. Тем не менее, оказавшись в Лондоне, тот же самый выходец из России (или в то время — из СССР) всегда мог найти достойный выход
Шесть лет назад она была успешной телеведущей, жила в Москве, делала карьеру. После убийства отца Жанне Немцовой пришлось уволиться с телеканала РБК, где она была одной из главных звезд кадра (впрочем, по некоторым данным, этого требовали от руководства канала в Кремле), покинуть Россию. Переехав в Бонн, Немцова пять лет проработала там ведущей на телеканале DW, но в прошлом году решила покинуть компанию. Сегодня она — общественный деятель, основатель фонда и центра при Карловом университете в Праге, которые носят имя ее отца. О жизни после 27 февраля 2015-го, конфликте поколений и симпатиях к Навальному с Жанной Немцовой поговорили Ренат Давлетгильдеев и Кристина Боровикова