Внимание!
18+
Этот материал предназначен лишь для тех, кто старше 18 лет.
Нет, спасибо Да, мне уже есть 18
Все новости
Редакционный материал

«”Супернова” — мой политический акт». Интервью с режиссером скандального фильма про любовь двух гомосексуалов

В российский прокат выходит фильм Гарри Маккуина «Супернова». Это нежная драма про гомосексуальную пару, которая переживает угасание любви. Один из героев ленты страдает от деменции и готовится к скорому уходу из жизни. Его партнер пытается справиться с болью утраты. Выпуск фильма в России в итоге породил сразу несколько глобальных скандалов, невольными участниками которых стали обозреватель «Сноба» Дмитрий Барченков и замглавреда проекта Ренат Давлетгильдеев. Ответом на многочисленные споры мы видим это интервью с режиссером фильма «Супернова» о важности ЛГБТК-составляющей в его картине
9 марта 2021 18:52
Кадр из фильма «Супернова»

Материал предназначен для лиц старше 18-ти лет  

Вместо предисловия

Разговор Дмитрия Барченкова с режиссером фильма «Супернова» Гарри Маккуином состоялся еще в ноябре прошлого года, задолго до неприятных событий, которые последние дни сопровождают российскую премьеру гей-драмы. Но публикация текста откладывалась из-за переноса старта проката картины в России. Редакция проекта «Сноб» считает важным ввести читателя в их контекст.

Все началось с обсуждения премьеры фильма в кинотеатре «Октябрь». Руководствуясь слухами, кинокритик Зинаида Пронченко, выбранная на роль ведущей спецпоказа, пожаловалась у себя в соцсетях на кэнсилинг в свою сторону, потому что Дмитрий Барченков в личной переписке с организаторами спецпоказа задался вопросом, важно ли, чтобы премьеру гей-драмы модерировал журналист, представляющий ЛГБТК. За ее постом последовала колонка главного редактора «Афиши» Трифона Бебутова, а после и ответ другой стороны — самого Дмитрия.

Усугубила ситуацию неожиданная просьба прокатной компании World Pictures удалить все упоминания слова «гей» из публикаций о фильме на сайте и в соцсетях «Сноба».

Я считаю, что обе истории — пример нездоровой ситуации, когда страхи побеждают здравый смысл, а культурное сообщество, в котором, казалось бы, существует понимание и признание отсутствия базовых прав ЛГБТК в России, не готово защищать эти права. Защищать в диалоге, а не во вражде.

Я призываю вас посмотреть этот фильм. Но посмотреть его не в кинотеатрах, тем более что, как нам стало известно от участников рынка, из российской версии вырезали часть неудобных прокатчику сцен. Посмотрите «Супернову» в оригинальной версии на онлайн-платформах, какой эту картину мыслили авторы. Гарри Маккуин рассказал, как погружался в мир людей, страдающих деменцией и медленно теряющих разум, и почему отношение к ЛГБТК-культуре — это вопрос образования.

Ренат Давлетгильдеев

Гарри Маккуин Фото: Elisabetta Villa/Getty Images for RFF


Ɔ. Главный герой вашего фильма — человек с деменцией. Как вы писали сценарий? Как изучали жизнь людей, теряющих рассудок?

Шесть лет назад я пару раз встречался по делам с одной женщиной средних лет. Она запомнилась мне бодрой, активной. Когда спустя полгода мы увиделись вновь, я увидел перед собой совершенно другого человека. Ее муж тогда сказал мне, что у нее деменция. На тот момент я не особо разбирался в тонкостях этого синдрома. Но затем похожая история случилась с моим другом, у которого заболел отец. Вот тогда-то я и захотел побольше узнать о деменции. Года три-четыре я усиленно изучал этот вопрос в Университетском колледже Лондона. Долгие часы провел рядом с людьми с таким синдромом. 


Ɔ. Актеру Стэнли Туччи, как и его партнеру по фильму Колину Ферту, удалось удивительно точно передать боль, которую испытывают люди, с разных сторон сталкивающиеся с деменцией. Как вы их готовили к ролям?

Самое важное — то, что актеры сами поверили в сценарий, буквально влюбились в него. Если же говорить о конкретных вещах, я, конечно же, познакомил Стэнли со всеми материалами, которые наработал. Мы устроили встречу с доктором из Университетского колледжа, детально обсуждали именно тот тип деменции, заложником которой стал герой Туччи. Круто, что ему удалось как физически, так и эмоционально столь точно воспроизвести то, что я видел в реальности. А Колину еще и пропустить через себя боль человека рядом, передать страдания партнера.


Ɔ. Герой Стэнли Туччи Таскер — писатель, человек из мира слов, а его партнер Сэм (Колин Ферт) — пианист, человек из мира музыки. Этот контраст наверняка не случаен?

Да, вы абсолютно правы. Тот случай деменции, о котором мы говорим в фильме, особенно влияет на двигательные навыки, а также на зрение и на осознание действительности. Таскер на всем этом построил свою писательскую карьеру. То есть его драма еще и в том, что деменция в первую очередь забирает у него дело жизни, все то, что он особенно любит. Для экранного пути Сэма профессия важна лишь частично. На его примере мне было интересно посмотреть, готов ли человек отказаться от любимой работы, приносящей вдохновение, лишиться музыки, чтобы посвятить себя заботе о партнере.


Ɔ. А как вы выбирали, кто кого будет играть?

Мы долго не могли выбрать, кому какая роль достанется. Несколько раз читали сценарий с одним распределением ролей, потом Колин и Стэнли менялись местами. Так было несколько раз. Актерам нравились оба образа. Мы даже шутили, что придется снимать два фильма и выпускать две версии: в одной Таскера играл бы Колин, а в другой — Стэнли. Но в итоге мы остановились на том, чтобы именно Стэнли переживал синдром. Это был мой выбор.


Ɔ. У фильма есть еще одна, на мой взгляд, не менее важная тема. «Супернова» — это кино о любви двух мужчин. Важно ли для вас было то, что главные герои — гомосексуалы?

Очень значительна. И по многим причинам. Первая — это то, что мой фильм затрагивает вечные темы. Он не про деменцию, а про любовь и смерть, про то, как меняются отношения между людьми, которые сталкиваются с концом любви. В этом смысле, мне кажется, неважно, кто с этим концом сталкивается: две женщины, мужчина и женщина или два мужчины. Но как кинематографисту мне было необходимо поднять конкретный оттенок этих вечных тем. В моем случае, как этот конец переживает пара одного пола. Возможно, это не слишком повлияло на нарратив, на сюжет, но среди моих задач действительно была попытка нормализовать гомосексуальные отношения. Мне видится, что современное кино мало об этом говорит. И особенно мало говорит об отношениях гомосексуальных людей в возрасте. Я же решил сфокусироваться конкретно на комплексе всех этих моментов. Иными словами, да, мне было очень важно рассказать историю именно про двух стареющих мужчин, переживающих любовь и ее распад, снять именно гей-драму.


Ɔ. Интересно, что и Ферт, и Туччи уже играли гомосексуалов (вспомним «Одинокого мужчину» Тома Форда, или «Бурлеск» Стива Энтина). Но при этом в жизни они себя не идентифицируют как представителей ЛГБТК-сообщества. Видите ли вы в этом проблему?
 

Честно, я не концентрировался на репрезентации именно в этом ключе. Мне было важно найти хороших актеров на эти роли. И я всегда восхищался прекрасными актерскими перфомансами как Колина, так и Стэнли. Причем мне кажется, что именно для «Суперновы» они очень хорошо подходят: актеры близко дружат уже больше десяти лет и любят друга друга вне съемочной площадки. Разве что не в романтическом смысле. И то, что они прошли как друзья, тоже было вложено в путь экранных героев-партнеров.  

Кадр из фильма «Супернова» Фото: Пресс-служба


Ɔ. На мой взгляд, это очень дискуссионная тема. Даже зарубежные коллеги не могут прийти к однозначному выводу. Может, это и хорошо. Но могу сказать точно, что открытые ЛГБТК-люди сегодня часто испытывают трудности, связанные с нехваткой работы в индустрии, особенно с нехваткой квир-персонажей. В России, где я живу, как и еще в целом ряде условно консервативных стран, ЛГБТК-сообщество страдает вдвойне. Довольно трудно говорить об универсальных, всеобщих вещах, пока нет базового равенства. Что бы вы порекомендовали российским зрителям вашего фильма? 

Я верю, что всем важно увидеть мое кино, потому что мы рисуем портрет гомосексуальных людей как ничем не отличающихся от остальных. В таком ключе «Супернова» — мой политический акт. И я надеюсь, что мы рано или поздно выучим, что любовь между двумя мужчинами — это так же нормально, как и любовь между мужчиной и женщиной. Сегодня необходимо образовываться. Кроме того, «Супернова» обращается и к тем, кто мог бы оказаться в подобной ситуации, кто мог бы пережить подобную боль. Я очень надеюсь, что ЛГБТК-коммьюнити примет его и сможет даже посчитать своим.

Беседовал Дмитрий Барченков

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Овдий
От автора бестселлера «Французский этикет. Почему француженки не носят Шанель» Ссылка Что бы француженки ни делали по уходу…
Геворг Мирзаян
Освобождение Виктора Мохова из тюрьмы вызвало серьезную общественную дискуссию о методах наказания нелюдей-педофилов. Выплата Виктору Мохову от 1 до 3 миллионов рублей породила самый настоящий скандал о методах работы российских ток-шоу и «нелюдей-продюсеров». Однако так ли уж виноваты ток-шоу?
Россия первой в мире зарегистрировала вакцину от коронавируса, но на количестве получивших прививку граждан это достижение пока никак не отразилось. По темпам вакцинации страна отстает от США и Израиля, где прививочная кампания стартовала на несколько недель позже. «Сноб» выяснил, с чем это связано и почему россияне не готовы прививаться отечественным «Спутником V»