Все новости
Колонка

Как же построить Россию без Путина? Ответ на колонку Геворга Мирзаяна о «трагедии ошибок» и «либерале Гозмане»

18 Марта 2021 15:47
15 марта Геворг Мирзаян в своей колонке на «Снобе» написал, что Леонид Гозман своей статьей «Россия после Путина: как перестроить страну» «дискредитировал всех российских либералов перед важнейшими выборами в Госдуму». Леонид Гозман решил ответить на обвинение Мирзаяна

Нам не дано предугадать… В 2013 году, за год до Крыма, я написал вполне банальную вещь, что СМЕРШ и СС отличались лишь формой, а так — преступные структуры. Поднялся дикий крик, Государственная дума посвятила мне час пленарного заседания, поручила трем комитетам расследовать мою антинародную деятельность, все главные каналы обсудили это вопиющее оскорбление в адрес родных органов и так далее. «Комсомольская правда» выразила сожаление, что из моих предков не сделали абажур. Без всей этой дури мою статью никто бы и не заметил, тем более что основной тезис уже высказывался неоднократно такими выдающимися нашими соотечественниками, как Астафьев, Гроссман, и многими другими.

И вот опять! Написал я статью в Republic о том, что делать после краха режима — я, как и многие, убежден, что система наша обречена и находится в агонии (может быть, правда, агония будет длительной). Мой друг, уважаемый американский экономист, прекрасно знающий Россию, предложил дополнить мой текст некоторыми важными моментами и сделать совместную статью. Текст под названием Russia after Putin был опубликован на сайте Атлантического Совета — серьезной аналитической структуры, которую наши власти зачем-то объявили нежелательной организацией.

И тут началось. Соловьев посвятил этому тексту и его авторам мало того что несколько стримов, но два часа своей программы «Вечер». Газета «Завтра» опубликовала статью, в которой с большевистской прямотой городу и миру задавался вопрос: «Почему Гозман еще на свободе?» Другие черносотенные издания, насколько я знаю, тоже не молчали. 

И вот теперь здесь, в «Снобе». Если бы Геворг Мирзаян высказал все это «Комсомольской правде» или Russia Today — на площадках, где он часто выступает, — я бы не стал отвечать. Но уважение к «Снобу» не позволяет не реагировать.

Не буду комментировать те оценки, которые господин Мирзаян дает современной ситуации в России, даже такие интересные, как, например, то, что Bellingcat, по его мнению, доказал лишь факт слежки за Навальным, а вот тезис о его отравлении — передергивание. Скажу лишь, что я оцениваю ситуацию иначе, чем он. Не буду останавливаться и на стилистике типа той, что мой соавтор «занимался демонтажом российской государственности» — где-то я слышал подобные обороты. Точно не в академической среде.

Наш текст господин Мирзаян пересказывает, мягко говоря, не всегда верно. Кроме того, он не очень в контексте. Лишь один смешной, но показательный пример: он говорит, что доктора Aslund’а правильно по-русски называть Ослундом, а его почему-то называют Аслундом. Так вот, именно Ослундом его всегда и называют! Видимо, Геворг Мирзаян просто не бывал на тех многочисленных конференциях в России, на которых Андерш Ослунд — признанный специалист, причем отнюдь не только по нашей стране, автор многих фундаментальных книг. Зато слышал, как его называют «эксперты» нашего телевидения, которые не всегда способны правильно произнести написанное латинскими буквами слово. Ну, если ты не слишком в теме, зачем же рецензию писать?

Иллюстрация: Gary Waters/Fanatic Studio/Getty Images

Но это так, к слову. Интереснее другое. Гнев наших критиков — точнее, начальства, потому что без приказа сверху столько экранного времени опубликованной где-то за океаном статье не выделяется, — вызвали два наших предложения. Во-первых, распустить ФСБ, во-вторых, перейти к парламентской республике. Но никто из возмущающихся этим оппонентов не сказал ничего о том, почему же это так плохо? Притом что многие страны благополучно живут без тайной полиции (мы пишем, что остальные функции ФСБ необходимо сохранить в рамках специализированных структур) и, главное, без сосредоточения столь огромной власти в руках одного, несменяемого уже третье десятилетие человека. 

Геворг Мирзаян учит нас, что политически целесообразно говорить, а что — нет. Мы, мол, — а в первую очередь я, ибо с Ослунда что возьмешь? — вредим российской либеральной оппозиции, выдвигая тезисы, которые у всего электората, с которым господин Мирзаян, по-видимому, знаком лично, вызывают лишь негодование. Например, освобождение политических заключенных, в том числе тех, кто сидит по религиозным причинам, — да, мы считаем это первейшей необходимостью, люди не должны сидеть за веру. Или уход из Донбасса — да, мы убеждены, что донбасская авантюра провалилась, что война эта наносит огромный ущерб не только Украине, но и России, что никакого отношения к «защите русских», которым в результате стало только хуже, эта война не имеет. Ну и идея роспуска ФСБ должна, по Мирзаяну, вызвать у граждан протест, так как они, мол, понимают, что только ФСБ защищает их от разгула терроризма, — а я при этом вспоминаю рязанский сахар! И да, чтобы не забыть: мы считаем, что режим ведет себя именно как оккупационный. Это все — наша точка зрения, которую мы намерены и дальше высказывать, даже если она не близка господину Мирзаяну.

Странно, конечно, что когда все это — и про ФСБ, и про президента, и про оккупацию — было, как я уже говорил выше, написано в моей статье, вышедшей по-русски в уважаемом издании Republic, господин Мирзаян не отреагировал. Поверить в то, что он Republic не читает, зато внимательно следит за публикациями Атлантического Совета, довольно трудно. Верю, что не читает ни то, ни то. Значит, попросили. И понятно, кто попросил. Или приказал?

Мы с Андершем писали что думаем, не стремясь повлиять на результаты выборов (если их не отменят, конечно) или помешать «конструктивным» прокремлевским либералам. Судя по злобе, которую вызвал наш текст у заказчиков многочисленных рецензий, он неплохо получился, лучше, чем мне, например, казалось. Похоже, нам удалось внести свой вклад в дискуссию о том, как же нам вылезти из той ямы, в которую загнала страну власть.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

1 комментарий
Сергей Мурашов

Поддерживаю, просто нужная кнопочка не нажимается.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
18 марта состоится премьера сериала «‎Вампиры средней полосы» — драмеди с элементами фантастики и детектива о семье вампиров из Смоленска. Одну из главных ролей сыграл Глеб Калюжный — звезда нашумевших «‎Трудных подростков», мистической «‎Территории»,‎ скандального «‎Аутло» и еще более десятка популярных сериалов и фильмов. Корреспондент «‎Сноба» Асхад Бзегежев поговорил с Глебом о его съемках с Михаилом Ефремовым и Юрием Стояновым, преодолении наркозависимости и школьных драках стенка на стенку ‎
Как кино, литература и театр могут стать ресурсом профессионального развития, на каких художественных персонажей стоит обратить внимание и чему мы можем у них научиться? Ответы на эти и другие вопросы можно найти в книге филолога, радиожурналиста и лектора Леонида Клейна «Бесполезная классика. Почему художественная литература лучше учебников по управлению», которая вышла в издательстве «Альпина Паблишер». «Сноб» публикует главу о Дон Кихоте XX века, который упорно боролся с мельницами коллективизма, но проиграл сражение
Недавно он работал сутки через трое на железной дороге в казахской степи, а сегодня пришел в редакцию «Сноба» в кепке Gucci и с другими атрибутами жизни, которая удалась. Герой, пожалуй, главной истории успеха года. Первый обладатель «Грэмми» в истории Казахстана и на всем постсоветском пространстве (за исключением номинации «Классическая музыка»). Иманбек Зейкенов дал Кристине Боровиковой первое в российских медиа большое интервью после исторической победы, а затем — впервые в жизни отправился в «Макдональдс»