Все новости
Колонка

Путин против армии? Кому в России может нравиться военная диктатура в Мьянме

30 Марта 2021 12:20
Неожиданное заявление пресс-секретаря Владимира Путина, касающееся ситуации в Мьянме, заставляет задуматься, кто на самом деле его адресат

Интервью главного редактора МК Павла Гусева с главой военной хунты в Мьянме генералом Мин Аун Хлайном — одна из самых позорных страниц в истории российской журналистки последних лет. Даже по стандартам государственных СМИ путинской эпохи эта сервильная беседа шефа формально независимого издания с человеком, чьи войска чуть ли не во время интервью убивали безоружных демонстрантов, чудовищна. 

Мин Аун Хлайн на военном параде в День армии в Мьянме Фото: EPA

Тексту интервью предпослана краткая авторская характеристика ситуации в Мьянме после военного переворота. Она включает в себя описание гражданских демонстрантов как «бунтовщиков», упоминает «майданные технологии» и «провокации» оппозиции против сугубо мирных военных. Кроме того, читателей МК призывают позавидовать гражданам Мьянмы. Это, мол, страна с самой низкой в мире безработицей. Во-первых, это не так, есть страны и с более низкими показателями. Во-вторых, столь «мощная» занятость сочетается с нищенскими доходами: ВВП на душу населения там в пять с половиной раз ниже, чем в России. МК об этом умалчивает. Дальше — больше: про бирманские фрукты, отсутствие визового режима и — совершенно неожиданно — о том, какой великолепный орган — Общественный совет при Минобороны, как это правильно — поддерживать такой контакт между армией и обществом и как такой опыт может пригодиться Мьянме и ее вооруженным силам.

Гусев — глава органа под названием «Общественный совет при Министерстве обороны». Он был в Мьянме вместе с делегацией во главе с заместителем Сергея Шойгу Александром Фоминым — самым высокопоставленным иностранным представителем на параде в честь Дня вооруженных сил страны. Итог поездки оказался неожиданным.

Не успели читатели на выходных ознакомиться с панегириком Гусева мьянманской хунте и вновь убедиться, что союзников у Кремля все меньше, а те, что остались, становятся все более одиозными, как официальное агентство ТАСС распространило заявление Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина. Оно, в каком-то смысле, потрясает. В Кремле, оказывается, «обеспокоены в связи с растущим количеством жертв среди гражданского населения в Мьянме»! 

«У РФ и Мьянмы давние и достаточно конструктивные связи, есть определенные наработки в плане двусторонних отношений», — цитирует агентство Пескова. И далее то, ради чего и давался комментарий: «Именно с этого угла нужно к этому относиться. Это совершенно не означает, конечно, одобрения тех трагических событий, которые имеют место в стране», — ответил пресс-секретарь президента на вопрос об участии замминистра обороны РФ Александра Фомина в военном параде в Мьянме 27 марта. 

В особой озабоченности правами человека российская власть ранее не была замечена. Для игры в гуманизм на домашнюю аудиторию — странный выбор темы. Признаемся честно: большинство россиян, скажем мягко, не очень волнует Мьянма.

Для возможного начала смягчения конфронтации с Западом это тоже неочевидный выбор. Вдобавок, зачем торопиться что-то смягчать, если Путин и Си Цзиньпин получили приглашение на виртуальный саммит по теме изменения климата вместе с Джо Байденом. Да и госсекретарь Тони Блинкен сказал на днях, что газопровод «Северный поток — 2» — это, конечно, плохо, но отношения с Германией важнее. Тут, наоборот, впору штурмовать Херсон или признавать «Приднестровскую Республику».

Если российские военные сделали что-то не то во время поездки к генералу Мин Аун Хлайну — скажем, пообещали нечто, на что у них не было полномочий, — то публичные заявления тут тоже не подходят. В таких случаях через некоторое время российский посол разъясняет, на что можно, а на что нельзя рассчитывать. Зачем публично обижать генерала страны, закупающей у России много военной техники? Но тут, видимо, было не до дипломатических тонкостей. Гостеприимным мьянманским военным позже все объяснят.

Похоже, ошибка вышла с PR-сопровождением вояжа, частью которого было скандальное интервью в МК. Дифирамбы хунте вкупе с одой Общественному совету при Министерстве обороны, видимо, не понравились в Кремле. Народ и армия, конечно, едины, как говаривали при коммунистах, но в строго определенных высшим начальством рамках. Вот и пришлось «корректировать» российских военных публично через официозное агентство, да еще с помощью alter ego Путина. Песковские высказывания иначе, чем публичное одергивание армейских, расценить нельзя. 

И вновь возникает тема «глубинного силовика», о которой я совсем недавно писал в связи с сибирскими посиделками за чаем Путина и Шойгу. Похоже, не зря. Высказывания Пескова (то есть Путина) заставляют вновь вспомнить сетевые теории о замыслах молодых и амбициозных генералов и полковников, имеющих в коллективном послужном списке Чечню, Грузию, конфликт с Украиной и Сирию. Как предполагается, они считают, что «дед не тянет», что «петербургские чекисты» чересчур перетащили бюджетное одеяло на себя, что в России пора «навести порядок раз и навсегда». И что их опыт позволяет сделать это быстро и умело.

Принято полагать, что охоту претендовать на управление страной у армии отбивали трижды: сначала император Николай I, подавивший восстание декабристов, затем Иосиф Сталин, уничтоживший маршала Тухачевского и его соратников, а после него — Никита Хрущев, отправивший в отставку министра обороны Георгия Жукова.

Однако в 1957 году, когда увольняли маршала, представить себе, что страной будут управлять сотрудники спецслужб, тоже никто не мог. А теперь это реальность. И если они не боятся рулить национальной экономикой и крупнейшими госкомпаниями, то почему другие люди в погонах должны считать себя хуже? Ведь вовлеченность силовиков всех уровней в экономические и социальные процессы сегодня даже больше, чем в СССР. 

Свою лепту в изменение ситуации внес, увы, и президент Борис Ельцин. Именно при нем военные и спецслужбисты убедили политическое руководство страны в необходимости борьбы с «расширением НАТО на Восток». Этим они коренным образом изменили внешнеполитический курс России, чем обеспечили себя надежным врагом — а значит, и бюджетными средствами — на десятилетия вперед.

Существуют ли на самом деле армейские генералы, готовые порулить страной в стиле генерала Мин Аун Хлайна, мы достоверно не знаем. Но я знаю, что Владимир Путин через Дмитрия Пескова кому-то адресовал свой комментарий про Мьянму. И этот кто-то был не генерал Мин Аун Хлайн.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Врач-невролог, автор книги «Модицина. Encyclopedia Pathologica» Никита Жуков объясняет, почему, несмотря на популярность физиотерапии среди пациентов российских клиник, ценность ее крайне сомнительна
Асхад Бзегежев
У 97-летнего Гельмута Оберлендера, по словам его адвокатов, проблемы со слухом, зрением и памятью. Но о его прошлом не дают забыть канадские судьи и российские следователи. Оберлендера уже четыре раза лишали гражданства Канады, он входит в список десяти «самых разыскиваемых нацистов в мире» Центра Симона Визенталя, его обвиняют в причастности к убийству более 20 тысяч человек. «‎Сноб»‎ рассказывает о бывшем эсэсовце и о том, как расследуют преступления, совершенные десятки лет назад
Ксения Туркова
Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов на прошлой неделе вошел в историю как автор мема о «сморщенных женщинах». «Сноб» предлагает теста на «сморщенность» известных литературных героинь